Нулевая трансформация при переводе это

Переводчику необходимо знать о переводческих «прецедентах» – ходовых, типичных решениях при переводе. В. Н. Комиссаров писал, что владение приёмами и стереотипами позволяет в условиях ограниченного времени оперативно найти верный перевод. К подобным приёмам относятся переводческие трансформации.

Содержание

  • Лексические трансформации

  • Симбиоз транскрипции и транслитерации

  • Лексически-семантические замены

  • Грамматические трансформации

  • Комплексные трансформации

Переводческие трансформации (ПТ) – технические приёмы преобразования элементов исходного текста с целью достижения эквивалентности перевода, то есть сохранения равенства содержательной, семантической, стилистической и функционально-коммуникативной информации в оригинале и переводе.

бабочки в коконах

Единой классификации ПТ не существует – в своих работах лингвисты используют разные подходы. В статье рассмотрим популярную классификацию В.Н. Комиссарова. Он выделяет следующие группы и виды ПТ:

  • Лексические – транскрипция, транслитерация, калькирование, лексико-семантические замены (конкретизация, генерализация, модуляция);
  • Грамматические – дословный перевод/синтаксическое уподобление, грамматические замены и членение предложения;
  • Комплексные/лексико-грамматические – экспликация/описательный перевод, антонимический перевод и компенсация/целостное преобразование.

Чтобы понять суть каждого вида ПТ, рассмотрим их подробнее.

Лексические трансформации

Лексические трансформации – это выражение смысла оригинала неэквивалентными средствами лексики языка в переводе.

Симбиоз транскрипции и транслитерации

Приёмы транскрипции (воспроизведение звучания исходного слова) и транслитерации (воспроизведение состава слов по буквам) связаны между собой. В переводе распространён некий симбиоз этих приёмов.

Название штата Kentucky (американское произношение [kənˈtʌki]) мы переводим как «Кентукки». В английском Genghis Khan не сразу узнаётся привычное «Чингисхан». Стоит упомянуть и о сложности транскрипции/транслитерации имён собственных. Имя Charles на русский транскрибируется как «Чарльз», но если речь идёт об имени монарха, в переводе будет «Карл».

кошачьи усы

Недостатки транслитерации и транскрибирования в том, что они не передают смысл (скажем, название торговой марки Whiskas созвучно с английским whiskers, – «кошачьи усы» и популярная кошачья кличка; для русскоязычной аудитории этот смысл теряется). Когда важно передать исходный смысл, используется калькирование.

Примеры кальки с английского:

  • semiconductor – «полупроводник»,
  • hotline – «горячая линия»,
  • launder money – «отмывать деньги»,
  • white collar – «белый воротничок».

Если кальки при переводе с английского более очевидны в силу относительной новизны заимствований, то кальки из немецкого прижились давно и не воспринимаются таковыми.

Есть много примеров русских слов с приставками – калек с немецкого. «Предполагать» – от немецкого voraussetzen, «призвание» – от немецкого beruf («профессия») и «призывать», «приглашать» – berufen, «подписать» от немецкого unterschreiben. А также составных слов – «целесообразный» (нем. gesetzmässig), «жизнерадостный» (нем. lebensfroh).

Лексически-семантические замены

Следующий вид лексической трансформации – лексическо-семантические замены. Речь идёт о переводе выражений в исходном языке с использованием единиц языка перевода, не совпадающих по значению с исходными, но выводимых логически.

При конкретизации фраза или слово исходного языка с более широким значением заменяется на слово или фразу с более узким значением в переводе.

недовольная свекровь

Английское mother-in-law (слово с широким значением) переводится словами с более узким значением – «тёща» или «свекровь».

При генерализации наблюдаем обратное – замена более специализированного значения в оригинале более общим.

  • He is 6 feet 2 inches tall. — Он высокого роста.
  • She took off her cloak. — Она сняла верхнюю одежду.

Грамматические трансформации

Вторая условная группа ПТ – грамматические трансформации. Рассмотрим их подробнее.

Синтаксическое уподобление (дословный перевод) – «нулевая» переводческая трансформация, когда синтаксическая структура исходного языка переводится аналогичной конструкцией в переводе.

  • Imagination rules the world. — Воображение правит миром.
  • We lived in London from March to May. — Мы жили в Лондоне с марта до мая.

Но чаще синтаксическое строение оригинала и перевода различаются – тогда переводчики могут использовать приёмы грамматической замены и членения предложения. Замена используется в следующих примерах:

  • The town witnessed an unprecedented crime today. – Сегодня в городе произошло неслыханное преступление (изменение подлежащего и сказуемого)
  • The earthquake destroyed 50 houses. – В результате землетрясения разрушено 50 домов. (замена подлежащего на обстоятельство причины).

землетрясение иллюстрация

Приём членения и, наоборот, объединения предложений применяют для перевода конструкций исходного языка, для которых нет соответствия в языке, на который переводят. Например:

  • I want you to call me every week – Я хочу, чтобы ты звонил(а)  каждую неделю.
  • Я смотрела на него, не в состоянии думать ни о чём, кроме нашей прошлой встречи. – I kept looking at him. All I could think of was the last time we saw each other.
  • Известно, что компания Apple – признанный лидер в производстве электронных устройств. – Apple is a well-known leading gadget manufacturer.

Комплексные трансформации

Третья группа трансформаций по Комиссарову – комплексные, иными словами, лексико-грамматические. Экспликация используется, если слово или выражение исходного языка нельзя передать ёмким эквивалентом при переводе. Примеры:

  • Earworm (досл. англ. «ушной червь») – навязчивая мелодия или песня, которая звучит в голове против вашей воли.
  • Kummerspeck (досл. нем. «сало печали», «жир горя») – лишний вес, который человек набрал, «заедая» стресс.

пухлый котик

Некоторые выражения лучше звучат не в прямом, а в антонимическом переводе:

  • It wasn’t as cold as it was yesterday. – Стало теплее, чем вчера.
  • There’s nothing new in my hometown. – В моём родном городе всё осталось по-прежнему.

Иногда приходится полностью преобразовывать лексические единицы исходного языка при переводе – речь идёт о целостном преобразовании. Особенно этот приём характерен для перевода разговорной речи:

  • Never mind! – Не обращайте внимания.
  • What’s up? – Как дела?
  • Help yourself! – Угощайся!

Переводческие трансформации позволяют добиться эквивалентности в переводе, придают ему естественность и логичность, помогают передать игру слов. Поэтому учиться этим приёмам и использовать их в работе необходимо каждому переводчику.

ЛЕКЦИЯ 4

ВИДЫ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

4.1. Понятие «переводческая трансформация»

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от языковых единиц оригинала к единицам перевода, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями. Поскольку переводческие трансформации осуществляются с языковыми единицами, имеющими план содержания и план выражения, то они носят формальносемантический характер, преобразуя как форму, так и значение исходных единиц.

Переводческие трансформации рассматриваются в переводе как приемы перевода, которые может использовать переводчик при переводе различных текстов, в тех случаях, когда словарное соответствие отсутствует, или не может быть использовано в условиях данного контекста.

В зависимости от характера языковых единиц, которые рассматриваются как исходные в операции преобразования, переводческие трансформации можно подразделить на лексические, грамматические и лексико-

грамматические (в них преобразования затрагивают одновременно лексические и грамматические единицы оригинала, либо являются межуровневыми, т.е. осуществляют переход от лексических единиц к грамматическим и наоборот).

К лексическим трансформациям, наиболее часто применяемым в процессе перевода относятся: переводческое транскрибирование и транслитерация; калькирование и лексико-семантические замены: конкретизация, генерализация, модуляция и др.

Грамматические трансформации (морфологические, синтаксические) включают: синтаксическое уподобление (дословный перевод); членение предложения; объединение предложения; грамматические замены (замене подлежат формы слова, части речи, члены предложения) и др.

Лексико-грамматическими трансформациями являются:

антонимический перевод; конверсная трансформация; адекватная замена; метафоризацияция / деметафоризация; экспликация — описательный перевод / импликация; компенсация; идеоматизация / деидеоматизация и др.

4.2. Основные виды трансформации

Рассмотрим вышеназванные переводческие трансформации.

Транскрибирование и транслитерация – это приемы перевода лексических единиц оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв языка перевода. При транскрибировании воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его грамматическая форма

(буквенный состав). Например: Klaus – Клаус; Barbara – Барбара; Lübek –

Любек.

Ведущим приемом в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и грамматические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова исходного языка на языке перевода всегда условна и приблизительна. Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова исходного языка, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время. Например: Fridrich Dürrenmatt – Фридрих Дюрренматт; Erich Maria Remarque – Эрих Мария Ремарк; Innsbruck – Инсбрук; Loire – Луара; Friedrichstrasse –

Фридрихштрассе; Alexanderplatz – Александерплац; «Der Spiegel» – «Шпигель; «Die Welt» – «Вельт»; Weltgewerkschaft – Всемирное профсоюзное движение.

Калькирование – это прием перевода лексических единиц оригинала путем замены ее составных частей – морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) – их лексическими соответствиями в языке перевода. Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в языке перевода, копирующего структуру исходной единицы.

В ряде случаев использование приема калькирования сопровождается изменением порядка следования калькируемых элементов. Нередко в процессе перевода транскрипция и калькирование используются одновременно. Например: transnational (англ.) – транснациональный; petrodollar – нефтедоллар.

Лексико-семантические замены – это прием перевода лексических единиц исходного языка путем использования в переводе единиц языка перевода, значение которых не совпадает со значением исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и модуляция — смысловое развитие значения исходной единицы.

Конкретизация – лексико-семантическая трансформация, при которой осуществляется замена слова или словосочетания исходного языка с более широким предметно-логическим значением на слово или словосочетание языка перевода с более узким значением. В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения — единица исходного языка выражает родовое понятие, а единица языка перевода – входящее в нее видовое понятие. Например: коллектив завода – рабочие и служащие. При конкретизации в первоначальную структуру вводится дополнительная дифференциальная сема: «учащийся – студент».

Генерализация — лексико-семантическая трансформация, при которой выполняется замена единицы исходного языка, имеющей более узкое

значение, единицей языка перевода с более широким значением. Это преобразование является обратным конкретизации. Приемом генерализации приходится пользоваться, если в языке перевода нет конкретных понятий, аналогичных понятиям исходного языка. Этот прием помогает переводчику выходить из трудного положения, когда он не знает обозначения видового понятия на языке перевода. Например: бананы, апельсины, ананасы – фрукты. При генерализации семантическая структура изменяется за счет потери дифференциальной семы: «стол – мебель, стул – мебель».

Модуляция (смысловое, логическое развитие) – лексико-семантическая трансформация, при которой осуществляется замена слова или словосочетания исходного языка единицей языка перевода, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются связанными причинно-следственными отношениями.

При модуляции — логическом развитии — семантическая структура претерпевает наибольшие изменения и может получать все или почти все новые компоненты: «новая статья – последний успех» (замена всех основных семантических компонентов), «ответственный – руководитель» (замена большинства компонентов). Логическое развитие наиболее сложный прием, требующий определенного мастерства от переводчика. Его суть в замене понятия другим, не только, если эти понятия связаны друг с другом как причина и следствие, но и как часть и целое, орудие и деятель и т.п. Например:

«новая пластинка певца …» — «последний успех певца …»; «бывший ответственный …» — «бывший руководитель …»; «домашнее воспитание …» — «семейное воспитание …» и т.п.

Многие подобные соответствия зафиксированы в специальных словарях. Чаще такие переходы между взаимосвязанными понятиями переводчикам приходится находить заново в процессе перевода, что и составляет одну из сторон их творчества.

Синтаксическое уподобление (дословный перевод) – грамматическая трансформация при которой синтаксическая структура оригинала преобразуется в аналогичную структуру языка перевода. Эта «нулевая» трансформация применяется в тех случаях, когда в исходном языке и языке перевода существуют параллельные синтаксические структуры. Синтаксическое уподобление может приводить к полному соответствию количества языковых единиц и порядка их расположения в оригинале и переводе.

Членение предложения – грамматическая трансформация, при которой синтаксическая структура предложения в оригинале преобразуется в две или более предикативные структуры языка перевода. Трансформация членения приводит к преобразованию простого предложения исходного языка в сложное предложение языка перевода, либо к преобразованию простого или сложного предложения исходного языка в два или более самостоятельных предложения в языке перевода.

Грамматическая замена — грамматическая трансформация, при которой грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу языка перевода с иным грамматическим значением. Замене может подвергаться грамматическая единица исходного языка любого уровня: словоформа, часть речи, член предложения, предложение определенного типа. В процессе перевода всегда происходит замена форм исходного языка на формы языка перевода. Но грамматическая замена, как трансформация, подразумевает не просто употребление в переводе форм языка перевода, а отказ от использования форм языка перевода, аналогичных исходным, так как они не позволяют осуществить адекватный перевод. Замена форм исходного языка на иные, отличающиеся от них по выражаемому содержанию (грамматическому значению) – в этом суть данной трансформации. Весьма распространенным видом грамматической трансформации в парах языков немецкий/английский и русский/белорусский является замена части речи.

Антонимический перевод – это лексико-грамматическая трансформация, при которой осуществляется замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную в переводе или, наоборот, отрицательной на утвердительную. Это сопровождается заменой лексической единицы исходного языка на единицу языка перевода с противоположным значением.

Он все помнит. – Он ничего не забыл.

Вы должны молчать. – Вы не должны говорить. В Берлине он развлекался. – В Берлине он не скучал.

Но не всякий антоним с отрицанием может служить соответствием в переводе. Например:

Я не закрыл дверь. – Я открыл дверь. Он рассмеялся. – Он не заплакал.

В рамках антонимического перевода единица исходного языка может заменяться не только прямо противоположной единицей языка перевода, но и другими словами и сочетаниями, выражающими противоположную мысль.

Der Kaplan spielte mit den weißen Fingern von Winnitous Schwester, die zart errötend ihm die Hand überließ. (Frank L. Die Räuberbande.) —

Викарий играл белыми пальчиками сестры Виннету, которая зардевшись не отнимала руки. (Франк Л. Шайка разбойников.)

Вприведенном примере глагол überlassen переведен как не отнимать.

Внекоторых случаях введение необходимого в антонимическом переводе компенсирующего отрицания имеет более сложный характер. Сравним отрывок из немецкого военного текста и его перевод:

Es wäre falsch anzunehmen, numerische Unterlegenheit könne durch eine bewegliche Kampfführung ausgeglichen werden. — Было бы ошибочным предположить, что численное превосходство противника можно компенсировать маневренным ведением боя.

Здесь введение компенсирующего отрицания осуществлено путем замены подразумеваемого мы на слово противник: (unsere) Unterlegenheit — превосходство противника. Иначе это можно выразить так: понятие Unterlegenheit заменено его русским антонимом превосходство, но и субъект — носитель признака — заменен понятием с противоположным знаком: (мы) —

противник.

К переводческому приему, именуемому антонимическим переводом, по своему содержанию близок прием, именуемый конверсная трансформация. Ее суть в том, что в переводе описывается то же самое отношение между субъектом и объектом, что и в оригинале, только с другой стороны:

Dieses Problem tritt immer an jeden angehenden Lehrer heran. —

Каждый начинающий учитель сталкивается с этой проблемой. Merkwürdig war, dass sie trotz ihrer geräuschvollen Ankunft in den

Straßen völlig allein blieben. (Mann Th. Buddenbrooks) — Однако странным было то, что, несмотря на шумный въезд отряда, улицы продолжали оставаться безлюдными. (Манн Т. Будденброки)

Распространенным является переводческий прием — адекватная замена. Наиболее часто он находит применение при переводе идиом, традиционных метафор и т. п.:

Wenn das meine Freunde sehen, fallen ihnen die Augen aus dem Kopf. (Wurzberger K. Alarm am Morgen) — Мои друзья раскроют рты,

когда увидят такое. (Вурцбергер К. Тревога на рассвете.)

Dieser Breuer hatte mir zu Frau Zalewskis Unkenrufen noch gefehlt. (Remar-que E. M. Drei Kameraden) — После карканья фрау Залевски только этого Бройера мне и недоставало. (Ремарк Э. М. Три товарища.)

Суть этого приема состоит в замене всего или части высказывания на исходном языке высказыванием или частью высказывания на языке перевода с другим значением, но с той же смысловой и/или эмоциональной функцией. Но далеко не всегда идиома переводится идиомой, а метафора — метафорой:

Gustav erzählte mir, dass er bald heiraten wolle. Es sei etwas Kleines unterwegs, da helfe alles nichts. (Remarque E. M. Drei Kameraden.)-

Густав сказал, что скоро собирается жениться. Его невеста ожидает ребенка, и тут, мол, уже ничего не поделаешь. (Ремарк Э. М. Три товарища.)

Примененный переводчиком прием заключается в том, что нечто сказанное «не напрямик», а с помощью иносказания, метафор и т.п., в переводе выражено напрямую — с помощью прямых (непереносных) значений слов и словосочетаний. Такой прием именуется деметафоризацией.

Противоположный по содержанию прием — метафоризация:

Aller Anfang ist schwer. — Первый блин всегда комом.

Экспликация или описательный перевод – это лексико-

грамматическая трансформация, при которой лексическая единица исходного языка заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, т.е. дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на языке перевода.

Например, в немецком языке не существует таких лексических единиц, как бомж, путевка, тулуп, столбовая дорога и т.п. При переводе этих слов необходимо обратиться к описанию обозначаемых ими понятий: табор – стоянка цыган.

С помощью экспликации можно также передать значение любого

безэквивалентного слова.

Недостатком описательного перевода является его громоздкость и многословность. Поэтому наиболее успешно этот прием перевода применяется в тех случаях, где можно обойтись сравнительно кратким объяснением. Экспликация придает содержанию более конкретную по сравнению с оригиналом форму выражения.

Was Diedrich stark machte, war der Beifall ringsum, die Menge, aus der heraus Arme ihm halfen, die überwältigende Mehrheit drinnen und draußen. (Mann H. Der Untertan.) — Эту силу ему давало всеобщее одобрение, толпа, из которой ему протягивались руки на помощь, подавляющее большинство в школе и за ее стенами. (Манн. Г. Верноподданный.)

„Wissen Sie etwas über das Fahrzeug?» „Es war das Brotauto.» „Wieso?» „Wer kennt hier nicht den Lieferwagen mit der Anschrift der

Großbäckerei.» (Wurzberger K. Alarm am Morgen.) – «Можете ли вы что-нибудь сказать о машине?» «Это был хлебный фургон.» «Почему вы так решили!» «Да кто же не знает машину с названием большой пекарни на кузове.» (Вурцбергер К. Тревога на рассвете.)

Прием, противоположный экспликации — импликация:

Aus dem offenen Fenster gegenüber quakte ein Grammophon den Hohenfriedberger Marsch. (Remarque E. M. Drei Kameraden. ) — Из полуоткрытого окна напротив доносились квакающие звуки военного марша. (Ремарк Э. М. Три товарища.)

Экспликация / импликация отличаются от деметафоризации / метафоризации тем, что не включают в себя перехода от иносказательности к прямому способу выражения содержания. Общее для этих приемов — придание высказанному более явной или, наоборот, менее явной формы.

Компенсация – это вид переводческой трансформации, при которой элементы смысла, утраченные при переводе единицы исходного языка в

оригинале, передаются в тексте перевода каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале. Тем самым восполняется, «компенсируется» утраченный смысл, и, в целом, содержание оригинала воспроизводится с большей полнотой. При этом нередко грамматические средства оригинала заменяются лексическими и наоборот.

Контекстуальная

замена

или окказиональное

соответствие

лексико-грамматическая

трансформация,

призванная

осуществить

нерегулярный, исключительный прием перевода единицы оригинала, пригодный лишь для данного контекста.

Лексические добавления – использование в переводе дополнительных лексических единиц для передачи имплицитных элементов смысла оригинала.

Местоименный повтор – повторное указание в тексте перевода на уже упоминавшийся объект с заменой его имени на соответствующее местоимение.

Опущение – отказ от передачи в переводе семантически избыточных слов, значения которых нерелевантны или легко восстанавливаются в контексте.

Таблица 4.1. Виды переводческих трансформаций.

Лексические

Грамматические

Лексико-грамматические

(лексические,

трансформации:

трансформации:

семантические)

трансформации:

переводческое

морфологическая

антонимический перевод;

транскрибирован

трансформация;

конверсная трансформация;

ие;

синтаксическая

адекватная замена;

транслитерация;

трансформация;

контекстуальная замена;

калькирование;

синтаксическое

метафоризация/демтафоризация;

конкретизация —

уподобление –

экспликация — описательный

лексико-

дословный

перевод / импликация;

семантическая

перевод;

компенсация;

замена;

членение

идеоматизация /

предложения;

генерализация —

деидеоматизация;

лексико-

объединение

лексические добавления;

семантическая

предложения;

местоименный повтор и др.

замена;

грамматические

модуляция —

замены и др.

лексико-

семантическая

замена и др.

В основе всех переводческих трансформаций лежат одна или две речемыслительных операции: перефразирование и/или подстановка. Но степень радикальности переводческих трансформаций бывает весьма различной

— от трансформаций, влекущих за собой относительно небольшое несходство переводного высказывания с исходным, до случаев так называемого парадоксального перевода, когда внешняя непохожесть исходного и переводного высказываний такова, что в конечном продукте сразу нелегко признать перевод. И лишь в процессе анализа становится ясно, что такое переводческое решение является оптимальным, и позволяет перевести ближе к тексту.

Владение инструментарием переводческих трансформаций позволяет переводчику экономить время и сосредоточиться на решении нестандартных задач. Безусловно, пользуясь лишь переводческими трансформациями, успешно переводить невозможно. Так как всякий перевод требует от переводчика творческого подхода и конкретных переводческих решений.

4.3. Языковые уровни

Рассмотренная выше классификация переводческих трансформаций позволяет провести границу между трансформациями с точки зрения уровней языка, т.е. позволяет показать — языковые единицы какого из уровней претерпевают изменения.

*Языковые уровни — это подсистемы общей системы языка, каждая из которых характеризуется совокупностью относительно однородных единиц и категорий языка, а также правил, регулирующих их использование. Выделяются следующие уровни языка: фонетический; грамматический: морфологический и/или синтаксический; лексический: лексический, семантический и др.

Фонетическое преобразование исходного высказывания не может считаться трансформацией, поскольку оно — обязательный, константный элемент процесса перевода. О трансформациях правомерно говорить только в тех случаях, когда трансязыковое перефразирование затрагивает еще и другие уровни языка: морфологический, синтаксический, лексический, семантический

— или же еще более глубокие структуры порождения речи.

Использование уровневых трансформаций ведет к асимметрии исходного и переводного высказывания на том или ином уровне языка, в зависимости от того, какая трансформация имела место. Например:

Pierre berichtete, er sei es gewesen, der den Ankauf des Schiffes vermittelt habe. (Feuchtwanger L. Die Füchse im Weinberg)- Пьер сообщил, что он

был посредником при покупке судна. (Фейхтвангер Л. Лисы в винограднике)

Lenormant… sehnte sich manchmal nach Kraft und Einfachheit. (Ebenda)

Ленормана… часто тянуло к сильному и простому. (Там же)

Впервом случае денотативное значение глагола vermitteln переводчик

передал существительному посредник, т. е. с некоторой долей условности можно сказать, что глагол был преобразован в существительное.

Во втором случае мы имеем трансформацию: существительные Kraft und Einfachheit были преобразованы в прилагательные, хотя и субстантивированные — сильное и простое. Это морфологическая трансформация. Ее особенность в том, что она в минимальной степени отражается на передаваемом содержании — не влечет за собой существенных содержательных потерь.

Достаточно нейтральны в этом отношении и синтаксические трансформации. В приведенном выше примере мы можем наблюдать также и асимметрию на синтаксическом уровне: подлежащее Lenormant в процессе перевода перевоплотилось в дополнение Ленормана, а личное предложение — в безличное. Репертуар «превращений» членов предложений в процессе перевода весьма широк:

Hoheitsvoll sah der Wirt den Glasermeister an. (Frank L. Die Räuberbande.) — Хозяин окинул его величественным взглядом. (Франк Л. Шайка разбойников)

В процессе перевода значение наречия перешло к определению.

Синтаксическая трансформация может заключаться в замене одного типа синтаксической конструкции другим:

Als das Fahrzeug getestet wurde, war der Chefkonstrukteur auf dem Versuchsgelände anwesend. — На полигоне, где испытывалась машина, присутствовал главный конструктор.

В приведенном примере придаточное временное предложение трансформировалось в придаточное определительное.

Суть лексических трансформаций заключается в том, что в процессе перевода некоторые лексемы (слова, устойчивые словосочетания) исходного высказывания заменяются не системными (словарными) лексическими эквивалентами языка перевода, а некоторыми контекстуальными эквивалентами, т. е. эквивалентами только на данный конкретный случай, которые при наложении друг на друга лексических систем исходного языка и языка перевода не пересекаются. В частности, это находит свое отражение в

том, что контекстуальные эквиваленты не являются эквивалентами в рамках двуязычного словаря:

Er setzte sich hin, nahm die Feder, rückte aber das Gesicht tief auf den Tisch. (Zweig St.) — Он сел, взял перо и низко нагнул голову над столом. (Цвейг Ст.)

Немецкое существительное das Gesicht не является системным (словарным) эквивалентом русского существительного голова, а немецкий глагол rücken — русского глагола нагнуть.

Лексические трансформации в большей степени, чем морфологические или синтаксические, могут затрагивать процесс передачи исходного содержания. Однако отнюдь не они являются самыми глубокими, самыми радикальными трансязыковыми преобразованиями. Подобно синтаксическим и морфологическим трансформациям, они затрагивают лишь поверхностный слой речемыслительного процесса — подбор средств языкового выражения в соответствии с уже имеющейся схемой построения мысли. Соответственно в рамках названных трансформаций переводчик меняет лишь принципы этого подбора, не затрагивая более глубинное явление — саму схему мысли.

4.4.Глубинные трансформации

Впроцессе перевода, однако, имеют место и более радикальные

трансформации, вторгающиеся в глубинный слой речемыслительной деятельности. В результате этого претерпевает изменения сама схема мысли. Такие трансформации являются глубинными.

Рассмотрим на примере одноязычного перефразирования разницу между «поверхностными» и глубинными трансформациями. Сравните:

1.а) Петров своим трактором разбил дорогу.

1.б) Трактор Петрова разбил дорогу.

2.а) Вдруг он выхватил нож.

2. б) Вдруг в его руке появился нож.

2. в) Вдруг в его руке все увидели нож.

2. г) В его руке вдруг сверкнул нож.

В случае 1. меняется лишь языковое (синтаксическое) оформление мысли: если в первом высказывании действующий субъект представлен в форме синтаксического субъекта (подлежащего), а инструмент действия — в

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]

  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #
  • #

 

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава
1. ПЕРЕВОДЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ КАК ПЕРЕВОДОВЕДЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ, ИХ РОЛЬ В
КОНТЕКСТЕ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ ПЕРЕВОДА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ТЕКСТА

1.1.
Адекватность и эквивалентность как основополагающие критерии оценки качества
перевода

1.2.
Проблема эквивалентности перевода и способы ее достижения

1.3.
Переводческие трансформации как способ достижения эквивалентности при переводе
публицистического текста

ВЫВОДЫ ПО
ГЛАВЕ 1

Глава 2.
СПЕЦИФИКА ТРАНСФОРМАЦИИ СТРУКТУРЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ
ТЕКСТОВ ДЛЯ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ АДЕКВАТНОСТИ И ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ ПЕРЕВОДА

2.1.
Публицистический текст и его особенности с точки зрения перевода

2.2.
Приемы грамматико-синтаксических трансформаций при переводе в публицистических
текстах

2.3.
Анализ структуры предложения при переводе публицистических текстов

ВЫВОДЫ ПО
ГЛАВЕ 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК
ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

В современном
глобализированном мире уделяется значительное внимание исследованию английского
языка. Оживление деловой и политической активности в нашей стране также
повлияло на повышение интереса к изучению английского языка, переводческих
трансформаций при переводе англоязычных разностилевых текстов на русский язык.
Благодаря технологиям, которые быстро развиваются и являются чрезвычайно
полезными для современного человека, доступ к информации, как источнику
познания мира, стал чрезвычайно простым с появлением периодических изданий и
Интернета. Публицистика обогащает человека как индивида, обеспечивая, тем
самым, интеллектуальное развитие и расширение мировоззрения человека.
Вышеупомянутый стиль речи охватывает абсолютно все слои населения и тем самым
является  достаточно функциональным.

Публицистические тексты
вместе с тем имеют информативную функцию, также определенным образом
воздействуют на читателя, убеждают в правильности определенной идеи, знания и
тому подобное. Наличие достаточно большого количества речевых элементов в
публицистическом стиле делает его как чрезвычайно разнообразным, так
одновременно и достаточно сложным с точки зрения структуры, построения
предложений, наличии разнообразной терминологической лексики. Наличие такой
структуры и различных элементов является достаточно сложной с точки зрения
перевода, ведь в процессе перевода переводчик вынужден использовать большое
количество переводческих трансформаций, чтобы определенным образом адаптировать
текст к другому языку и культуре.

В последнее время изучению
переводческого процесса уделяется большое внимание теоретиками и практиками
перевода. Проблема переводческих трансформаций как проблема теории и практики
перевода вызывает большой интерес со стороны как отечественных, так и зарубежных
ученых, и приобретает все большую важность. Среди них такие известные
лингвисты, как  Арнольд И. В., Бархударов Л. С., Гак В. Г., Комиссаров В. Н.,
Латышев Л. К., Рецкер Я. И., Швейцер О. Д. и другие.

Исследователи указывают на
то, что проблема переводческих трансформаций является одной из самых актуальных
в современном переводоведении. Для того, чтобы верно воспроизвести содержание
иноязычного текста переводчики прибегают к различным трансформациям, которые
полностью или частично изменяют структуру предложений оригинала.

В тоже время в
современном переводоведении недостаточно полно рассмотрена проблема изменения
структуры предложения при передаче публицистических текстов с английского языка
на русский, что определяет выбор темы исследования, ее актуальность.

Таким образом, цель
работы
состоит в изучении возможностей достижения адекватности и
эквиавалентности перевода публицистических текстов на основе изменения структур
предложений.

Для успешной
реализации установленной цели необходимо решить следующие задачи:

1. Рассмотреть переводческиетрансформации как переводоведческое понятие, их
роль в контексте решения проблемы эквивалентности  перевода публицистического
текста.

2. Изучить
специфику трансформации структуры предложения при переводе публицистических
текстов для решения проблемы адекватности и эквивалентности перевода.

3. Проанализировать
структуру предложения при переводе публицистических текстов.

4. Определить
приемы грамматико-синтаксических трансформаций при переводе в публицистических
текстах.

5. Изучить
особенности публицистического текста с точки зрения перевода.

Объектом
исследования

являются публицистические тексты.

Предметом
исследования

является проблема изменения структуры предложения при передаче публицистических
текстов с английского языка на русский.

Методы и
приемы исследования.
В работе использовался описательный метод, включающий в себя
приёмы наблюдения, сплошной выборки, системного анализа, количественной
обработки материала, классификации и систематизации языковых явлений. В работе
мы использовали методы теоретического анализа лингвистической
литературы, системность, сравнение, оценку, описательный и сопоставительный
характер изменения структур предложений в английском и русском языках.

Теоретическая
база
базой
исследования послужили труды отечественных и зарубежных лингвистов по проблеме
изменения структур предложений при переводе с английского на русский язык.

Теоретическая
значимость

работы состоит в углублении представления об изменении структуры предложения
английского языка в публицистических текстах и проблемы их перевода.

Научная
новизна
исследования
состоит в рассмотрении понятия перевода и переводческих трансформаций, их видов
и классификаций, анализа структуры предложения при переводе сообщения
телевизионного вещания и приемов грамматико-синтаксических трансформаций в
публицистических текстах, а так же возможное применение в преподавании
лингвистических дисциплин, теории перевода и страноведения.

Данная работа
состоит из введения, двух глав, шести параграфов, заключения, списка литературы
и приложения.

Глава 1. ПЕРЕВОДЧЕСКИЕТРАНСФОРМАЦИИ
КАК ПЕРЕВОДОВЕДЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ, ИХ РОЛЬ ВКОНТЕКСТЕ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ
ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ ПЕРЕВОДА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ТЕКСТА

1.1.Адекватность и эквивалентность как основополагающие
критерии оценки качества перевода

Учитывая
особенности коммуникации в современном обществе, развитие межкультурных
контактов, взаимодействие и взаимовлияние культур, растет потребность в
необходимости переводов. В современных условиях особую актуальность приобретают
вопросы эквивалентности и адекватности перевода. Исторические исследования
доказали, что вопрос соответствия перевода оригиналу стоял еще во времена
древности. Так,  ранние, фактически дословные, переводы Библии были далеки от
совершенства, что  приводило к частичному или даже полному непониманию текста.
Именно поэтому, с течением времени, большинство переводчиков пытались
теоретически оговорить свое право на большую свободу относительно источника
перевода, необходимости воспроизводить не «букву», а общий смысл или даже
впечатление от оригинала [24, с. 16]. В контексте проводимого исследования
считаем необходимым дать определение термина «перевод».

Под словом перевод, как одним
из видов сложной речи языковой деятельности человека, обычно подразумевается
либо сам процесс перевода, либо результат деятельности переводчика – устный или
письменный текст. Так как процесс перевода протекают в двуязычной ситуации,
когда в процессе общения участвуют два языка, то есть межъязыковой ситуации, то
можно определить перевод как процесс межъязыкового преобразования или
трансформации устного или письменного текста, предъявленного на одном языке, в
текст на другом языке. Перевод – это текст, создаваемый переводчиком, или
процесс создания текста.

А. Д. Швейцер трактует его
как воспроизведение оригинала средствами другого языка с сохранением единства
содержания и формы, которое достигается целостным воспроизведением идейного
содержания оригинала в характерном для него стилистическом своеобразии на
другой языковой основе [53].

Перевод – это процесс
совершающееся форме психического акта и состоящий в том, что текст или устное
высказывание на одном иностранном языке пересоздается на другом языке. Главной
функцией перевода является адекватная, и полноценная передача мысли,
высказанной на одном языке, средствами другого языка [1, с. 287]. Перевод
обеспечивает сиюминутные и долговременные контакты между людьми, обмену
информации разного характера, снятие языкового и культурного барьера, а так же
является базой прогресса человечества.

Переводы
осуществляются в устной или письменной речи. Филологи выделяют основные
классификации видов перевода:

1) переводы,
выделяемые по соотношению типов языка перевода и языка оригинала (диахронический,
транспозиционный, межязыковой перевод, традиционный, машинный, смешанный, по
морфемный, пословный, по фразовый, цельно-текстовый и абзацно-фразовый);

2) переводы,
выделяемые по форме презентации текста перевода и текста оригинала (письменный,
устный);

3) переводы,
выделяемые по признаку характера и качества соответствия текста перевода тексту
оригинала (вольный, точный, аутентичный, заверенный перевод);

4) переводы,
выделяемые по жанрово-стилистическим особенностям и жанровой принадлежности переводимого
материала (научно-технический, общественно-политический, военный, юридический,
бытовой, художественный);

5) переводы,
выделяемые по полноте и типу передачи смыслового содержания оригинала (полный,
неполный, прямой, косвенный, экспериментальный, практический, учебный,
опубликованный, обратный, прагматически адекватный, дезиративно-адекватный,
эталонный и семантико-стилистически адекватный перевод) [39, с. 263].

Давайте более
подробно рассмотрим в нашей работе переводы, выделяемые по соотношению типов
языка перевода и языка оригинала. Диахронический перевод – это перевод на
современный язык исторического текста. Транспозиция – это перевод текста одного
жанра в другой жанр. Межязыковой перевод – это преобразование сообщения,
выраженного средствами какой-либо одной знаковой системы, в сообщение,
выраженное средствами другой знаковой системы. Традиционный перевод выполняется
человеком, машинный выполняется компьютером, а смешанный включает сочетание
одного и второго перевода в целом. Поморфемный перевод происходит на уровне
отдельных морфем без учета их структурных связей, пословный перевод происходит
с помощью отдельных слов без учета смысловых, синтаксических и стилистических
связей между словами. По фразовый перевод отдельных предложений или фраз, переводимый
посредственно одно за другим. И наконец, цельно-текстовый перевод – это перевод
целого текста, без выделения в качестве отдельных единиц перевода отдельных
слов, предложений или абзацев [41, с. 175].

Таким образом,
переводчику для успешной работы необходимо обладать знаниями грамматики, иметь
определённый запас слов, владеть техникой перевода и уметь эффективно
пользоваться словарем, а так же иметь представление об области знания, к
которой относится переводимый текст.

Теория перевода
ставит перед собой следующие главные задачи:

1) раскрыть и
описать общелингвистические основы привода, указать какие особенности языковых
систем закономерности функционирования языков лежат в основе переводческого
процесса, делают этот процесс возможным и определяют его характер и границы;

2) определить
перевод как объект лингвистического исследования, указать его отличие от других
видов языкового посредничества;

3) разработать
основы классификации видов переводческой деятельности;

4) раскрыть
сущность переводческой эквивалентности как основы коммуникативной равноценности
текстов оригинала и перевода;

5) разработать
общие принципы и особенности построения частных и специальных теорий перевода
для различных комбинаций языков;

6) раскрыть
воздействие на процесс перевода прагматических и социолингвистических факторов;

7) определить понятие «норма
перевода» и разработать принципы оценки качества перевода [6, с. 107].

Следует сказать, что уже с
VII в. французские и английские исследователи пытались сформулировать и внедрить
определенные «нормы» теории перевода, путем выдвижения ряда требований, которые
должен соблюдать переводчик. Французский гуманист, поэт и мастер перевода Э.
Доле считал, что переводчик должен придерживаться следующих пяти основных
принципов: 1) в идеале понимать содержание текста перевода и намерения автора,
труды которого переводит; 2) в совершенстве владеть обоими языками перевода; 3)
избегать дословного перевода; 4) применять при переводе общеупотребительные
формы речи; 5) не только верно выбирать и располагать слова в предложении, но и
передавать общие впечатления, которые передает смысл оригинала [19, с. 89].

В 1790 году британский
исследователь А. Тейлер тоже выдвинул основные требования, которые должны
соблюдать переводчики при переводе, в частности: 1) перевод должен полностью
передавать смысл оригинала; 2) стиль и манера перевода должны соответствовать
первоисточнику; 3) перевод должен достаточно легко читаться, как оригинал [19,
с. 92].

Следует отметить, что эти
принципы не потеряли своей значимости и в наше время, хотя они и кажутся нам
очевидными. Если рассматривать перевод с позиции языкознания, то, по нашему
мнению, невозможно полностью отождествлять содержание оригинала и перевода.
Следовательно, российский исследователь А. Паршин утверждает, что каждому языку
присуще определенное языковое своеобразие текста, содержание которого
ориентировано на соответствующий языковой коллектив, обладающий лишь ему
присущими «фоновыми» знаниями и культурно-историческими особенностями. И именно
это не позволяет полностью воспроизвести содержание оригинала [42]. Хотя
отсутствие тождества не может служить доказательством невозможности перевода.
Ю. Найда отмечает, что ввиду того, что не существует двух идентичных языков, ни
по значениям, которые выражают те или иные символы, ни по правилам расположения
этих символов в предложении, как следствие, и между языками не может быть
четкого соответствия. Из этого следует, что вполне тождественным перевод быть
не может. Общее впечатление от перевода может оказаться очень близким к
оригиналу, однако идентичности в деталях быть не может [38, с. 4]. Итак, при
переводе необходимо искать наиболее близкие эквиваленты, недостаточный уровень
экстралингвистической компетенции способен серьезно осложнить понимание текста
оригинала (ТО) и создание текста перевода (ТП).

Толковый переводоведческий
словарь [39, с. 253-254] предлагает четыре определения эквивалентности, каждое
из которых характеризует ее в разных аспектах:

1) как содержательную
тождественность приравненных друг к другу единиц;

2) как отношение между
отдельными знаками и текстами;

3) как отношение между ТО и
ТП, выполняющих схожие коммуникативные функции в разных культурах;

4) как особый случай
адекватности. В этом случае эквивалентность рассматривается как составляющая
понятия «адекватность».

Последняя объясняется в трех
вариантах. Во-первых, как «соответствие выбора языковых знаков в языке перевода
(ЯП) той смене ТО, которая выбирается главным ориентиром» [39, с. 13], из чего
не совсем понятно, какая именно часть упомянутого соответствия приходится на
эквивалентность. Во-вторых, как «такое соотношение ТО и ТП, в котором
последовательно учитывается цель перевода» [39, с. 13], из которого также
невозможно понять место и роль эквивалентности в этом «соотношении». В-третьих,
как понятие, которое опирается на реальную практику перевода, часто не
позволяет осуществить исчерпывающую передачу коммуникативно-функционального
содержания ТО [39, с. 13].

Из приведенного можно
предположить, что автор рассматривает адекватность (и, соответственно,
эквивалентность как ее составляющую) с точки зрения определенной аппроксимации,
то есть замены в ТП одних единиц ТО на другие, близкие к выходным. Однако это
никак не приближает нас к отделению адекватности от эквивалентности, поскольку
в таком определении они сливаются и становятся неразделимыми, а следовательно и
делают невозможным анализ собственно эквивалентности, что является целью
исследования. Есть и другие исследователи, которые склонны включать
эквивалентность в состав адекватности, рассматривая эквивалентность как способ
достижения последней путем адекватной замены языковых средств языка (ЯО)
равнозначными соответствиями (эквивалентами) в ЯП [1]. С другой стороны,
существуют также подходы, где, наоборот, адекватность рассматривается как
составляющая эквивалентности. Так, в коммуникативной модели [23] понятие «эквивалентный
перевод» шире понятия «адекватный перевод», то есть эквивалентность оценивает
общий результат перевода с точки зрения концептуальной правильности ТО для
пользователя ТП, а адекватность – только соответствие ТП новой коммуникативной
ситуации, возникающей в целевой культуре. Коммуникативно-эквивалентный перевод
всегда адекватный новой ситуации, тогда как противоположное бывает не всегда
[23, с. 88].

В процессе своего развития
толкование эквивалентности претерпело существенные изменения. Сначала
упомянутое понятие рассматривалось с относительно упрощенных позиций, когда
эквивалентность интерпретировалась как более или менее механическое замещение
единиц ЯО соответствующими единицами ЯП. Например, как соответствие между
языковыми системами ЯО и ЯП, обеспечивается определенной системой соответствий,
а перевод – как переход от языковой системы ЯО в ЯП через заранее установленную
систему соответствий без учета ситуации действительности [23]. Игнорирование
данной ситуации наблюдается и в других определениях того времени, когда
эквивалентность рассматривалась как наличие постоянных равнозначных
соответствий между микроединиц ТО и ТП, не зависимо от контекста [44, с. 57].

Другой тенденцией является
попытка дать максимально общее определение, для проверки которого вообще трудно
определить объективные критерии. В частности, сюда можно отнести дефиницию
эквивалентности как определенных отношений между ТО и ТП, а также между их
частями, позволяющие рассматривать ТП как перевод ТО или как способность замены
единиц значения одного языка единицами другого языка в конкретной ситуации для
установления тождества между соответствующими признаками ТО и ТП или как
соответствие ТО и ТП, что приводит к легкости восприятия ТП его адресатами
благодаря использованию в ТП типичных для ЯП структур [53].

Третьим направлением можно
считать вывод о невозможности однозначного определения содержания
рассматриваемого понятия. К примеру, одни авторы выдвигают тезис, что
эквивалентность является ситуативной, поскольку не только языковые формы, но и
переданные ими элементарные значения для описания одной и той же ситуации могут
различаться [51]. Похожего мнения придерживаются и другие исследователи,
отмечая, что эквивалентность варьируется от текста к тексту и справедлива
только для конкретного случая, вследствие чего невозможно сформулировать
однозначное ее определение, которое было бы одинаково справедливым для любых
переводческих задач [23].

Сюда же относятся и
определения, учитывающие человеческий фактор, в результате чего эквивалентность
трактуется как субъективное соответствие ТО и ТП, обусловленное индивидуальным
когнитивным выбором конкретного переводчика [29]. Такое разнообразие толкований
объясняется тем, что в процессе перевода каждый переводчик сталкивается с
проблемой разногласия значений, характерных, в частности, лексическим единицам
ЯО и ЯП, и решает ее по-своему. То есть, как справедливо замечают
исследователи, «даже самое простое требование, которое мы предъявляем к переводу,
нельзя удовлетворить без сложностей: нельзя передать содержание сообщения языка
А высказываниями с таким же содержанием языка Б, поскольку то, что можно
выразить, и то, что следует выразить, в значительной степени относится к
конкретному языку, как и способ, которым его можно передать» [59, с. 98]. Иными
словами, не существует универсального способа передачи действительности на
разных языках, поскольку структура каждого языка имеет и во многом
предопределяет определенные категории, которые являются приоритетными для
передачи соответствующих единиц смысла. Представляется, что именно к
идентификации таких категорий и сводится задача переводчика в рамках реализации
задачи обеспечения «эквивалентности» перевода.

Неспособность сформулировать
однозначное определение эквивалентности стимулировало попытки расчленить
содержание упомянутого понятия на составляющие компоненты, предлагая виды
эквивалентности, чтобы охватить больший объем ее содержания. В результате
анализа подходов к выделению таких видов нетрудно заметить, что они похожи, по
крайней мере по названиям, но при этом содержание одноименных видов
эквивалентности не всегда совпадает. Так, хотя отдельные авторы оперируют
понятием формальной эквивалентности, ее содержание у разных исследователей
может быть различной.

Так, для достижения
упомянутой эквивалентности элементы сообщения ТП должны воспроизводить
соответствующие элементы сообщения ТО максимально близко, поскольку ТП
постоянно сравнивается с ТО для определения степени их тождества и
правильности. С точки зрения этого подхода, перевод должен максимально
сохранять формальные компоненты: грамматические элементы, слова ТО, значение в
пределах контекста ТО.

Воспроизведение
грамматических единиц, по мнению А. В. Федорова, заключается в переводе
существительных ТО соответствующими существительными ЯП, глаголов – глаголами и
тому подобное; в сохранении структуры предложений ТО в ТП, формальных
индикаторов (например, знаков препинания), соответствия терминологии,
добавлении разъяснительной дополнительной информации для облегчения понимания
сообщения, сохранения оригинальных идиом ТО, чтобы адресат мог понять образ
мышления автора сообщения [50].

Другие же авторы
рассматривают формальную эквивалентность как воспроизведение
художественно-эстетических, каламбурных, индивидуальных и других формальных
признаков ТО [39, с. 105], а другие считают, что она обеспечивается, когда
тождественные значения в ЯО и ЯП передаются аналогичными языковыми формами, то
есть одновременно наблюдается сходство слов и форм вместе со сходством значений
[57]. Очевидно, что, несмотря на оперирование одинаковым термином («формальная
эквивалентность»), его содержание у разных авторов не является тождественным,
что может создать проблемы переводчику в процессе интерпретации соответствующих
текстов.

В свою очередь Ю. Найда
выделяет формальную и динамическую эквивалентность перевода [38, с. 9].
Формальная эквивалентность заключается в стремлении переводчика воспроизвести
сообщение как можно ближе к оригиналу, передавая максимально точно его общую
структуру и отдельные ее составные элементы. В случае динамической
эквивалентности переводчик ставит целью создание между текстом перевода и его
читателем того же связи, существовавшей между оригинальным текстом и читателем
– носителем языка [38, с. 9]. Такой тип перевода ориентирован на читателя.
Особенно ценным является полная естественность средств выражения, которые
подбираются переводчиком таким образом, чтобы в процессе восприятия текста,
читатель не выходил за пределы собственного культурного контекста. Это, в свою
очередь, предает второстепенное значение воспроизведению структурно-формального
аспекта оригинала. Российский ученый В. Комиссаров трактует термин «эквивалентность»,
как относительное родство перевода и оригинала, однако при отсутствии их
тождества [24, с. 79]. Он выделяет теоретически возможную эквивалентности,
которая определяется путем соотношения структур и правил функционирования двух
языков и оптимальную, суть которой заключается в относительной близости
перевода и оригинала, достигается путем перевода. В обоих случаях
эквивалентность не является фиксированной величиной: степень близости перевода
и оригинала может быть разной [24, с. 79].

Итак, существуют разные типы
эквивалентности, отличающиеся по степени близости двух текстов. Исследователь
Л. Бархударов отмечает, что при переводе неизбежны потери, то есть имеет место
неполная передача значений, выраженных текстом оригинала. Как следствие, текст
перевода не может быть полным и абсолютным эквивалентом текста первоисточника
[7, с. 43]. Известный переводчик поэтических произведений С. Маршак тоже
сосредоточивает внимание в своих трудах на проблеме достижения эквивалентности
при переводе. Он отмечает, что понятие переводческой эквивалентности, как и
буквализма и переводческой вольности не сводится к вопросу о выборе
соответствующей единицы перевода на определенном языковом уровне [17, с. 59].
Однако, для качественной характеристики перевода решающее значение имеет
правильный подбор этой единицы в каждом конкретном случае на требуемом уровне
языковой иерархии [32, с. 59]. Таким образом, можно утверждать, что успех
межъязыковой коммуникации зависит от степени близости перевода оригиналу,
несмотря на языковые и культурные различия, которые невозможно воспроизвести в
переводе. Принимая во внимание тот факт, что эквивалентность является одной из
основных предпосылок для качественного перевода текста, не каждый эквивалентен
текста является адекватным.

Термин «адекватный перевод»,
как правило, имеет более широкое значение, чем «эквивалентный перевод».
Отечественный исследователь Л.К. Латышев трактует термин «адекватность», как
соотношение исходного и конечного текстов, при котором учитывается цель
перевода. Перевод текста можно считать адекватным, если хотя бы одно из двух
условий сохранено: правильно переведены все термины и их сочетания; перевод
понятен для специалиста и у него нет к переводчику никаких вопросов и замечаний
[29].

Адекватный перевод –
воспроизведение единства содержания и формы оригинала средствами другого языка.
Такой перевод учитывает и содержательную, и прагматическую эквивалентности, не
нарушая при этом никаких норм, является точным и не содержит определенных
недопустимых искажений. Стоит заметить, что одной из главных задач переводчика
является создание именно адекватного перевода. По мнению Н. В Складчиковой
существует четыре параметра адекватности перевода, а именно передача:
семантической информации; эмоционально-оценочной информации; экспрессивной
информации; эстетической информации [46].

Российский ученый А. Федоров,
предлагает применять для перевода термин «полноценный» вместо «адекватный». Он
толкует его, как исчерпывающую передачу содержания оригинала и полноценную
функционально-стилистическое соответствие ему [50, с. 15]. Отметим, что речь
идет об «идеальном» варианте перевода, которого трудно достичь при применении
средств другого языка, причем сложности перевода связаны также с внеязыковыми
факторами.

Таким образом, можно сказать,
что в сегодняшних условиях проблемы адекватности и эквивалентности приобретают
особую актуальность, их соотношение в каждом акте перевода определяется выбором
стратегии, которую выбирает переводчик на основании ряда факторов, создающих
переводческую ситуацию (цель перевода, тип текста, целевая аудитория).

1.2. Проблема эквивалентности перевода
и способы ее достижения

Главное в любом переводе –
это передача содержательной информации текста. Все остальные ее виды и
свойства: функциональные, стилистические (эмоциональные), стилевые,
социолокальные и др. не могут быть переданы без воспроизведения смысловой
информации, а именно: все остальное содержание компонентов сообщения
наслаивается на смысловую информацию, извлекается из нее, подсказывается ею,
трансформируется в образные ассоциации и т.д. Таким образом, задача переводчика
заключается в максимально полной передаче содержания оригинала.

Следовательно, понятие
адекватности сочетает передачу стилистических и экспрессивных оттенков
оригинала, а эквивалентность ориентирована на соответствие создаваемого в
результате межъязыковой коммуникации текста определенным параметрам, которые
задаются оригиналом. Иными словами, эквивалентность – это отношение результатов
двух коммуникативных актов – первичного и вторичного, а также всегда в
известной степени нацелена на идеальный эталон; подразумевает исчерпывающую
передачу содержания оригинала на всех семиотических уровнях и в полном объеме
его функций, или применительно к тому или иному семиотическому уровню. То есть
требование эквивалентности носит максимальный характер или по тексту в целом, или
в отношении его отдельных аспектов.

Как указывает А.Н. Паршин, любая эквивалентность всегда относительна и
задача исследователя в поиске как можно большего количества отличительных
особенностей, каждая из которых в определенной ситуации (или перевод, или
овладение языком, или просто общение на неродном языке) может усложнить
коммуникацию и привести к интерференции, напоминает принцип системности [42].

Принцип системности определяется как один из основных для контрактивного
исследования сопоставимых языков, предусматривает, прежде всего, иерархическую
упорядоченность выбора параметров сравнения, что, в свою очередь, диктуются
иерархической природой семантической структуры основных единиц сравнения:
семами, лексемами или лексико-семантическими группами. Принцип системности,
кроме того, что побуждает к полноте и целостности сопоставления языковых
фактов, еще и указывает пути наиболее оптимального поиска смысловых различий на
однопорядковых системообразующих языковых уровнях.

Принцип системности исследования позволяет нам выходить из положения, что
любая языковая единица может быть переведена на другой язык. «Эквивалентность –
это ось, на которой проходит вся деятельность переводчика … Под
эквивалентностью мы понимаем отношение между индивидуальным значением обозначаемого
слова и его соответствиями» [58, c. 2717].

Некоторые исследователи, например М. Брандес и В. Провоторов, давая
определение переводу фактически заменяют эквивалентность тождеством, утверждая,
что перевод должен полностью сохранять содержание оригинала [43, с. 117].

Второй подход в решении проблемы переводческой эквивалентности,
представителем которого можно считать В. Комиссарова, состоит в попытке найти в
содержании оригинала определенную инвариантную часть, сохранение которой
является необходимым и достаточным для достижения эквивалентности перевода.
Иными словами, если перевод может выполнить одну и ту же функцию или описывает
ту же реальность, то он эквивалентен [23, с. 74].

Третий подход к определению переводческой эквивалентности можно назвать
эмпирическим. Л. Латышев видит его сущность в том, чтобы не пытаться решать, в
чем должна заключаться общность перевода и оригинала, а сопоставить большое
количество реально выполненных переводов с их оригиналами и посмотреть, на чем
основывается их эквивалентность [29, с. 21].

Глубинной основой эквивалентности можно считать сходство и различие
языковых систем. Под эквивалентностью понимают что-то равноценное, равнозначное
чему-либо. В. Комиссаров определяет эквивалентность как «смысловую общность приравниваемых
друг к другу единиц языка и речи» [25, с. 58].

В теории перевода эквивалентность – это сохранение относительного
равенства содержательной, смысловой, семантической, стилистической и
функционально-коммуникативной информации, содержащейся в оригинале и переводе.
Целесообразно особо подчеркнуть, что эквивалентность оригинала и перевода –
это, прежде всего, общность понимания информации, содержащейся в тексте,
включая и ту, что влияет не только на разум, но и на чувства реципиента и
которая не только эксплицитно выражена в тексте, но и имплицитно отнесена к
подтексту. Эквивалентность перевода зависит от ситуации порождения текста
оригинала и его воспроизведения в языке перевода [29]. Такая трактовка
эквивалентности отражает полноту и многовариантность этого понятия, связанного
с семантическими, структурными, функциональными, коммуникативными,
прагматичными, жанровыми и другими характеристиками. Причем все указанные в
дефиниции параметры должны храниться в переводе, но степень их реализации будет
различна в зависимости от текста, условий и способа перевода.

Эквивалентность перевода оригинала всегда понятие относительное. И
уровень относительности может быть очень разным. Степень сближения с оригиналом
зависит от многих факторов: от мастерства переводчика, от особенностей языка и
сопоставляемых эпохи создания оригинала и перевода, способа перевода, характера
переводимых текстов и т.д.

Главное в любом переводе – это передача содержательной информации текста.
Одна из главных задач переводчика заключается в максимально полной передаче
содержания оригинала, и, как правило, фактическая общность содержания оригинала
и перевода весьма значительна.

Различают потенциально достижимую эквивалентность, под которой понимается
максимальная общность содержания двух разноязычных текстов, допускаемая из-за
разницы языков, на которых созданы эти тексты, и переводческую эквивалентность
– реальную смысловую близость текстов оригинала и перевода, которая достигается
переводчиком в процессе перевода. Пределом переводческой эквивалентности
является максимально возможная (лингвистическая) степень сохранения содержания
оригинала при переводе, но в каждом отдельном переводе смысловая близость к
оригиналу разной степени и разными способами приближается к максимальной [1].

Разница в системах ЯО и ЯП и особенностей создания текстов каждого из
этих языков в разной степени могут ограничивать возможность полного сохранения
в переводе содержания оригинала. Поэтому переводческая эквивалентность может
основываться на сохранении (и соответственно потере) различных элементов
содержания, содержащиеся в оригинале. В зависимости от того, какая часть
содержания передается при переводе для обеспечения его эквивалентности,
различаются разные уровни (типы) эквивалентности. На любом уровне эквивалентности
перевод может обеспечивать межъязыковую коммуникацию.

При переводе следует доходить до непереводимого; только в таком случае
можно узнать по-настоящему чужой народ, чужую культуру. Это подтверждает
важность национально-культурной специфики языковых единиц, ее огромную
значимость в переводческой деятельности. Переводчик в этом контексте является
посредником не только между языками, но и культурами.

Если исходить из трех известных в логике и философии возможных вариантов
эквивалентных отношений – полной, частичной и нулевой эквивалентности, – то,
соответственно, с лингвистической точки зрения также возможны три типа
эквивалентности языковых единиц в сопоставляемых языках:

а) полная эквивалентность;

б) частичная эквивалентности;

в) ошибочная эквивалентностьи (безеквивалентность) [29].

Три типа эквивалентности и факты влияния национально-культурной специфики
языковых единиц в особенности перевода можно проиллюстрировать на таком
лингвокультурные феномене, как лексические параллели – лексема двух и более
синхронически сравниваемых языков совпадают в плане выражения и похожих /
непохожих в плане содержания.

Если лексемы сравниваемых языков при сходстве внешних форм семантически
полностью совпадают, то такие лексические параллели называются полными (полная
эквивалентность).

Например, веранда – накрытый балкон, терраса вокруг дома или вдоль одной
из стен» = англ. Veranda = фр. Veranda = исп. Veranda.

В случае совпадения одних и несовпадения других значений семантических
структур внешне похожих лексем речь идет о неполных лексических параллелях
(частичная эквивалентность).

Напр., русск. букет и исп. buque интернациональные в значении «совокупность
ароматических и вкусовых свойств какой-то жидкости», а в смысле «цветы, красиво
подобранные и составленные в пучок» не совпадают; в испанском это ramo.

Значение неполных лексических параллелей, которые совпадают, называют
интерлексемы – интернациональные лексико-семантические варианты лексем [18, с.
102]. Среди них следует различать интерлексемы:

— с различными смысловыми оттенками, обычно с расширением-сужением
значений лексико-семантических оттенков; например, франц. аutobus – это
автобус, используемый только в пределах города междугородний автобус называется
(auto) car;

— с разной стилистической окрашенностью; например, русск. метро
используется для номинации метрополитена, в испанском языке слово metro
применяется только в разговорной речи.

Подобные лексико-семантические варианты мы относим к  интерлексемам,
потому что они, подчеркивая смысловое и стилистическое значение и своеобразие,
не мешают отождествлению лексем и лексико-семантических оттенков лексем
сопоставимых языков.

Специфические лексико-семантические варианты, отражающие
национально-культурное своеобразие лексем, называются идиолексами.

Идиолексы различаются с точки зрения их происхождения. Как правило, на
первом этапе заимствования интерлексемами становится только часть (обычно одно)
значений какой-либо лексемы. Все остальные лексико-семантические оттенки в
семантической структуре лексемы языка – источника заимствования являются
идиолексами. В процессе функционирования интерлексемы в языке заимствования
появляются новые, приобретенные идиолексы. Лексические параллели русск.
материя, англ. matter, исп. materia, фр. matiere объединяются двумя
интерлексами «объективная реальность, существующая вне и независимо от
человеческого сознания …» и «вещество, из которого состоят физические тела»,
но в русском языке в семантической структуре данной лексемы развилась
приобретенная идиолекса «ткань».

Таким образом, можно сказать, что семантическая структура неполных
лексических параллелей включает интерлексемы и идиолексы. Отсюда вывод:
семантическая структура полных лексических параллелей состоит из интерлексов –
подобных лексико-семантических вариантов.

Кроме того, стоит отметить, что интернациональным считается слово, в
семантической структуре которого есть по крайней мере одна интерлексема по
сравнению с лексическими параллелями других языков. Поэтому, и полные, и
неполные лексические параллели мы относим к интернациональной лексики.

Различные по значениям лексические параллели называются ложными
(ошибочная эквивалентность).

Например, ложными параллелями является англ. repetition: 1) повторение;
2) отрывок из текста, который надо выучить наизусть и русск. репетиция: 1)
предварительное выполнение драматического, музыкального и т.д. произведения при
подготовке к выступлению; 2) перен. подготовка чего-нибудь. Англ. also (также)
– нем. also (следовательно) англ. gift (подарок, дар) – нем. gift (яд) исп.
роmо (флакон) – рум. роm (дерево) и другие.

Ложные параллели могут быть:

1. Этимологически связанные, основанные на общих этимонах. Так, из
латинского языка заимствованы русск. профессор «ученое звание преподавателя»,
так и исп. professor «преподаватель».

2. Этимологически не связаны – базируются на случайных совпадениях
внешних форм и восходящих к прототипам различных языков. Например, русск.
салат: 1) травянистое огородное растение; 2) холодное блюдо. С итальянского и
франц. salat  – мусульманская молитва, читаемая пять раз в день [18, с. 102].

Для переводчика важно владение всем лексическим материалом языка, всем
набором фоновых знаний, и количество этих фоновых знаний тем больше, чем больше
различия между культурами.

Таким образом, с целью достижения эквивалентности перевода, то есть
сохранение прагматического потенциала оригинала при переводе используются
определенные переводческие приемы.

Сфера деятельности переводчика – это своеобразное неделимое целое: язык –
культура – человек; используя язык как средство коммуникации, переводчик
призван осуществлять коммуникацию между отдельными людьми на основе знаний и
понимания языков и культур. Без знания культурной среды никакая коммуникация
невозможна вообще.

1.3. Переводческие
трансформации как способ достижения эквивалентности при переводе
публицистического текста
 

Трансформации
являются неотъемлемой частью переводческой деятельности. Актуальным также
является вопрос использования переводческих трансформаций в текстах различных
функциональных стилей речи. При переводе текстов различных функциональных
стилей предпочтение отдается различным типам трансформаций, а потому уместно
проведение исследования, целью которого является выявление тех трансформаций,
которые являются наиболее часто применяемыми и характерными для текстов
определенного функционального стиля речи.

Как известно,
главной целью перевода является достижение адекватности. Поэтому основная
задача переводчика заключается в том, чтобы умело принять необходимые
переводческие трансформации для того, чтобы текст перевода точно передавал всю
информацию, содержащуюся в тексте оригинала, придерживаясь соответствующих норм
языка перевода. Преобразования, с помощью которых осуществляется переход от
единиц языка оригинала к единицам языка перевода, называются переводческими
трансформациями. Переводческие трансформации представляют особый вид
межъязыкового перефразирования, которое существенно отличается от трансформаций
в рамках одного языка.

Как указывает
В.Н. Комиссаров, переводческие трансформации или решения – это переход от
единиц оригинала к единицам перевода, при этом оригинальный текст остается
неизменным, а создается текст на другом иностранном языке.

Переводческие
трансформации – это вид перефразирования, которое имеет существенные отличия от
трансформаций в рамках одного языка. Переводимый текст иногда имеет перевод
слова в слово, а бывает и отклонения от буквального соответствия [25, с.
140-142].

Проблема
переводческих трансформаций рассматривалась многими учеными-лингвистами,
которые предлагали свое определение этого понятия, но все они совпадали во
мнении, что переводческие трансформации являются неотъемлемой частью процесса
перевода и без их использования невозможно предоставить адекватный перевод
любого текста. Так, например, по мнению Р. К. Миньяр-Белоручев, «трансформация
– основа большинства приемов перевода. Она заключается в изменении формальных
(лексические и грамматические трансформации) или семантических (семантические
трансформации) компонентов исходного текста при сохранении информации,
предназначенной для передачи» [33, с. 201].

Я. И. Рецкер
определяет трансформации как «приемы логического мышления, с помощью которых мы
раскрываем значение слова иностранного языка в контексте и находим его
соответствие в языке перевода, не совпадает со словарной» [44, с. 216].

В. Н. Комиссаров
считает, что «отношения между отрезком оригинала и соответствующим отрезком
перевода можно представить как преобразование (трансформацию) первого во второй
по определенным правилам» [23, с. 164]. По мнению З. Д. Львовской, перевод
заключается в том, что переводчик должен воссоздать предоставленную информацию
так полно, насколько возможно. Но этого можно достичь, только применив
определенные структурные или семантические изменения. Эти изменения, являющиеся
следствием лексических и грамматических различий в языках, называются
трансформациями в переводе [31].

А. Л. Семенов
определяет трансформацию как «межъязыковые преобразования с целью достижения эквивалентности
текстов оригинала и перевода (с целью сохранения функционального воздействия
сообщения)» [45, с. 68-69]. Перевод не может быть абсолютным аналогом
оригинала, а это значит, что главная задача переводчика заключается в том,
чтобы создать текст максимально приближенным к оригиналу с точки зрения
семантики, структуры и потенциального воздействия на пользователя этого
перевода. Основная проблема заключается в том, что между языком оригинала и
перевода не всегда можно найти языковые параллели – семантические и структурные
аналоги: одинаковые модели предложений или словосочетаний, полное совпадение
семантических значений слов и тому подобное. Именно здесь переводчик должен
применять переводческие трансформации.

Л. К. Латышев
называет три основные причины использования переводческих трансформаций:

1) различия в
системах языков оригинала и перевода (в одном из языков может отсутствовать
категория, свойственная другому языку; внутри одной и той же категории членения
различаются; сопоставимые лингвистические категории не вполне совпадают по
объему значения);

2) различия норм
в языках текста перевода и текста оригинала (с нарушением нормы мы сталкиваемся
в том случае, когда суть высказывания понятнаа, однако вызывает представление о
неверности языка (нормативные отклонения));

3) несовпадение
узуса, действующего в среде носителей языков оригинала и перевода (узус –
правило ситуативного использования языка; отражает языковые привычки и традиции
данного языкового коллектива) [29].

Вообще,
трансформации, которые используются при переводе, следует рассматривать с одной
стороны, как перефразирование текста оригинала средствами другого языка, а с
другой – как адаптацию текста перевода к условиям восприятия сообщения
получателем перевода» [45, с. 69].

Мы разделяем мнение
ученых, что осуществление переводческих трансформаций – это творческий процесс,
связанный с глубоким пониманием значения текста одного языка и свободным
владением выразительными средствами другого языка

Комиссаров В.Н.
предлагает области лингвистике классификацию переводческой трансформации это
лексические, грамматические и лексико-грамматические трансформации. В свою
очередь к лексическим трансформациям относится генерализация, смысловое
развитие, транскрибирование, транслитерацию, калькирование. К грамматическим
трансформациям он отнес замену слова, части речи, члены предложения, а так же
синтаксическое уподобление, членение предложения и объединение. А анонимный
перевод и экспликацию он отнес к лексико-грамматическим трансформациям[23, с.
186].

Л. С. Бархударов
тоже предложил науке переводоведению свою классификацию:

1) дифференциация
значений;

2) конкретизация
значений;

3) генерализация
значений;

4) смысловое
развитие;

5) антонимический
перевод;

6) целостное
преобразование;

7) компенсация
потерь в процессе переводаание компонентов коммуникации [7, с. 241].

Я.И. Рецкер
предлагает области лингвистике классификацию переводческой трансформации это,
так же как и у Комисарова В.Н. это грамматические и лексические трансформации.
Но уже к лексическим трансформациям он отнес антонимический перевод, смысловое
развитие, дифференциацию, конкретизацию и генерализация значения, целостное
преобразование и компенсация потерь в процессе перевода. А к грамматическим
трансформациям включил изменение структуры предложения, порядка слов, замена
частей речи и членов предложения, добавление и опущение слов [44, с. 159-161].

Переводчики
выделяют основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе
перевода с участием разных иностранных языков, именно они включают в себя
следующие переводческие приемы:

1) переводческое
транскрибирование и транслитерация;

2) калькирование
и лексико-семантические замены (конкретизация, генерализация, модуляция и
смысловое развитие).

Транскрибирование
и транслитерация – это способы перевода лексической единицы оригинала путем
воссоздания ее формы с помощью букв языка. При транскрипции воспроизводится
звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его графическая форма.
Но ведущим и главным способом в современном мире является транскрипция с
сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку границы между
графической и звуковой системы языка отличаются друг от друга, формы слова
передаются на иностранном языке не точно, условно [39, с. 229].

Калькирование –
это создание нового слова, словосочетания или сложного слова для передачи
лексики, не имеющей соответствий в языке перевода. Переводческий прием,
заключающийся в том, что составные части слова или словосочетания заменяются их
прямыми соответствиями на языке перевода [39, с. 170].

Иностранные
лингвисты Ж.-П. Вине и Ж. Дарбельне имеют свой взгляд по этой проблеме. Они
предлагают приемы, которые нужно использовать в переводе. Во время косвенного
перевода содержание текста может меняться или совсем исчезать. Это связано с тем,
что осуществить прямой перевод в этой ситуации невозможно. Принимая это во
внимание, Ж. Дарбельне и Ж.-П. Вине выдвигают идею о двух группах технических
приемов, используемых при переводе [11, c. 157-167]:

1) приемы прямого
перевода:

— дословный
перевод;

— калькирование;

— заимствования;

2) приемы
косвенного перевода:

— эквиваленция
(передача содержания предупредительных надписей, пословиц, афоризмов другими
словами);

— транспозиция
(замена одной части речи другой);

— адаптация
(замена деталей истории другими);

— модуляция
(изменение имеющейся точки зрения).

М.К. Гарбовский
наряду с трансформациями выделил еще и переводческие деформации, которые также
являются преобразованиями, однако связанные с определенными переводческими
потерями и касаются, прежде всего, формы речевого произведения, хотя
возможными, по его мнению, являются и семантические деформирующие операции [16,
с. 507].

Вместе с тем
исследователь выделяет еще и неосознанные переводческие ошибки. Причинами
ошибок могут быть недостаточное владение языком оригинала, недостаточный
когнитивный опыт, недостаточность знаний про описываемую в исходном тексте
действительность, невнимательное отношение к системе смыслов текста оригинала,
непонимание авторской мысли, неумение различать особенности индивидуального
стиля автора и т.д. [16, с. 514].

Итак, мы можем
сделать вывод, что специалисты в области теории перевода до сих пор не имеют
единого мнения относительно самого понятия трансформации. Этим и объясняется
большое количество классификаций, предложенных учеными, которые отличаются друг
от друга. Итак, как видим, исследователи различают переводческие трансформации
в зависимости от уровней языка, на которых они происходят и типов исходных
единиц (единиц оригинала). Все же между многими классификациями прослеживаются
общие черты. Например, большинство ученых рассматривают такой переводческий
прием, как замена. Но Я. И. Рецкер выделяет замены как подвид грамматических
трансформации, Л. Бархударов определяет их как самостоятельный прием перевода,
а Н.Ю. Никулина вообще относят замены к лексическим трансформациям. И таких
примеров можно привести еще много, поскольку перевод – это творческий процесс,
а переводческие трансформации направлены не только на анализ отношения между
единицами языков оригинала и перевода, но и на достижение эквивалентности
перевода.

По нашему мнению,
оптимальной является классификация, предложенная Я.Й. Рецкер, поскольку она
содержит две основные группы трансформаций (лексические и грамматические),
которые, в свою очередь, охватывают конкретные приемы перевода. Но мы считаем,
что к этой классификации следует присоединить еще одну группу – синтаксические
трансформации с последующим их разделением на членения, объединение предложений
и замену синтаксической связи, несмотря на то, что синтаксический уровень языка
является достаточно объемным, а синтаксические изменения являются неотъемлемой
частью процесса перевода. Также можно сделать вывод, о том, что специалисты в
области теории перевода до сих пор не пришли к общему мнению относительно самой
сути понятия трансформации. Этим и объясняется большое количество
классификаций, предложенных учеными, которые отличаются друг от друга.

Перевод любых
материалов на практике выявляет ряд проблем, при решении которых переводчику
нередко приходится применять различные переводческие трансформации. Несмотря на
это, перевод, каким бы адекватным он ни был, всегда является трансформацией в
широком смысле этого термина.

Следует также
отметить, что рассматриваемая тема чрезвычайно перспективна для дальнейших
исследований, поскольку переводческие трансформации являются важным средством
достижения адекватности и эквивалентности перевода и, соответственно,
обеспечения межкультурной коммуникации.

В контексте нашего
исследования особое внимание следует уделить синтаксическим трансформациям –
замене одного типа синтаксической конструкции на другой. Все виды
синтаксических трансформаций при переводе можно разделить на четыре типа, а
именно: нулевую трансформацию, перестановку, замену и трансформации
синтаксических конструкций [3].

Нулевая
трансформация (синтаксическое уподобление, дословный перевод) – это перевод,
при котором синтаксическая структура оригинала преобразуется в аналогичную
структуру языка перевода. Такая трансформация используется в случаях, когда и в
языке оригинала, и в языке перевода существуют параллельные синтаксические
структуры, например [1, c. 186].

We sit here and she knits
or reads.

Мы сидим здесь, и
она вяжет или читает.

Перестановка как
вид переводческой трансформации – это замена расположения языковых единиц в
тексте перевода по сравнению с текстом оригинала. Перестановке подвергаются,
как правило, слова, словосочетания, части сложного предложения, а также
самостоятельные предложения в тексте [1, c. 188].

But of course she knew
perfectly well.

Но она,
разумеется, отлично это знала.

Замена – наиболее
распространенный вид переводческой трансформации. В процессе перевода замене
могут подвергаться формы слов, части речи, члены предложения, типы синтаксической
связи. Кроме того, замене могут подвергаться не только отдельные единицы, но и
целые конструкции [1, c. 194].

Visitors are requested to
leave their coats in the cloak-room.

Посетителей
просят оставлять верхнюю одежду в гардеробе.

На прошлой неделе
наблюдалась активизация дипломатической деятельности.

The last week saw an
intensification of diplomatic activity.

К трансформациям
синтаксических конструкций при переводе простых и сложных предложений следует
отнести следующие: замена простого предложения сложным, замена сложного
предложения простым, объединение предложений и членение предложений.

Замена простого
предложения сложным, обычно вызывается грамматическими факторами, а именно
структурными различиями между предложениями языка перевода и оригинала.

Таким образом,
можно сделать вывод, что синтаксические трансформации направлены, прежде всего,
на оптимальный способ передачи исходной информации в допустимых для
переводческого языка и культурной традиции формах. При этом следует отметить,
что рассмотренные синтаксические трансформации, как правило, дополняют друг
друга, частично компенсируя, таким образом, неизбежные потери информации,
связанные с перестройкой исходного текста.

Опираясь на выше
сказанное в этом пункте, мы пришли к выводу, что трансформационная модель
оказывается не только полезной при изучении практики перевода, и умения
произвести различные переводческие трансформации, нужны для передачи всей
информации, заключенной в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм
языка перевода.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1

Транспозиция –
это перевод текста одного жанра в другой жанр. Межязыковой перевод – это
преобразование сообщения, выраженного средствами какой-либо одной знаковой
системы, в сообщение, выраженное средствами другой знаковой системы.
Традиционный перевод выполняется человеком, машинный выполняется компьютером, а
смешанный включает сочетание одного и второго перевода в целом.

Термин «адекватный
перевод», как правило, имеет более широкое значение, чем «эквивалентный перевод».

Адекватный
перевод – воспроизведение единства содержания и формы оригинала средствами
другого языка. Такой перевод учитывает и содержательную, и прагматическую
эквивалентности, не нарушая при этом никаких норм, является точным и не
содержит определенных недопустимых искажений.

Главное в любом
переводе – это передача содержательной информации текста. Все остальные ее виды
и свойства: функциональные, стилистические (эмоциональные), стилевые,
социолокальные и др. не могут быть переданы без воспроизведения смысловой
информации, а именно: все остальное содержание компонентов сообщения
наслаивается на смысловую информацию, извлекается из нее, подсказывается ею,
трансформируется в образные ассоциации и т.д.

Сфера
деятельности переводчика – это своеобразное неделимое целое: язык – культура –
человек; используя язык как средство коммуникации, переводчик призван
осуществлять коммуникацию между отдельными людьми на основе знаний и понимания
языков и культур. Без знания культурной среды никакая коммуникация невозможна вообще.

специалисты в
области теории перевода до сих пор не имеют единого мнения относительно самого
понятия трансформации. Этим и объясняется большое количество классификаций,
предложенных учеными, которые отличаются друг от друга.

Синтаксические
трансформации направлены, прежде всего, на оптимальный способ передачи исходной
информации в допустимых для переводческого языка и культурной традиции формах.
При этом следует отметить, что рассмотренные синтаксические трансформации, как
правило, дополняют друг друга, частично компенсируя, таким образом, неизбежные
потери информации, связанные с перестройкой исходного текста.

Трансформационная
модель оказывается не только полезной при изучении практики перевода, и умения
произвести различные переводческие трансформации, нужны для передачи всей
информации, заключенной в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм
языка перевода.

Глава 2. СПЕЦИФИКА ТРАНСФОРМАЦИИ
СТРУКТУРЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПРИ ПЕРЕВОДЕ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ ДЛЯ РЕШЕНИЯ
ПРОБЛЕМЫ АДЕКВАТНОСТИ И ЭКВИВАЛЕНТНОСТИ ПЕРЕВОДА

2.1. Публицистический текст и его
особенности с точки зрения перевода

Современные СМИ
стали источником изучения состояния развития языка на определенном историческом
этапе, поскольку именно эта функциональная ниша позволяет проследить механизмы
сложной взаимосвязи языка, общества и личности. В пространстве этой взаимосвязи
возникают новые нормативные критерии, свидетельствующие о формировании новых
представлений о языковой норме от нормы как правила для всех – к норме, которая
учитывает динамичность коммуникативных ролей, разнообразие иллокутивных
установок субъектов общения во всех сферах.

Язык современных
газет характеризуется повышенной экспрессивностью. Экспрессивная функция речи
приобретает новые проявления в употреблении стилистически сниженной лексики,
которая имеет мощный экспрессивно-эмоциональный потенциал. Исследованию этого
слоя лексики, условиям ее функционирования в современном
газетно-публицистическом дискурсе посвящены многочисленные труды отечественных
и зарубежных ученых. Это направление представляют, в частности, труды В.В.
Балабина, В.В. Виноградова, И.Р. Гальперина, А.А. Земской, М.Н. Кожиной, В.
Костомарова, Л.А. Ставицкой и др.

Публицистический
стиль является частью сложного единства национального языка, который по
определению В. В. Виноградова, «будучи по своей структуре внешне цельным и
единым для всего общества, вместе с тем становится основой сложной и
многогранной системы стилей, которые переплетаются и взаимодействуют и стилей,
которые исторически меняются»[12, с. 92]. Было определено основной признак
стилистической системы: ни один функциональный стиль не характеризуется
абсолютной автономностью, замкнутостью и исторической статичностью. Эта
особенность присуща и современному состоянию стилистических взаимоотношений, на
что указывает В.Г.Костомаров: границы между различными коммуникативными сферами
размываются, происходит нивелирование типов речи и функциональных стилей.
Процессы демократизации (либерализации) языка обусловленные изменением
общественных ориентиров: литературная норма от художественного текста как
своеобразной основы, образца передается средствам массовой коммуникации [27, с.
25].

К основным
признакам публицистического стиля Л.И. Богданова причисляет: направленность на
новизну; динамичность, актуализацию современности; информационность;
политическую, общественную, морально-этическую оценку того, о чем пишется или
говорится; синтез логизации и образности языкового выражения. Что касается
языковых средств публицистического стиля, то «все лексемы, как правило, четко
делятся на положительно-оценочные и негативно-оценочные. Даже при
художественном домысле в публицистическом стиле авторское «я» совпадает
смнением лица, которое ведет повествование [8, с. 172].

Элементы одного
функционального стиля могут проникать в другой, теряя при этом свою
стилистическую окрашенность, превращаясь в нейтральные средства, норму
выражения другого стиля. До сих пор не отрицается ни одно из двух утверждений,
которые противостоят друг другу: 1) у каждого стиля свой репертуар жанров и 2)
жанр может переходить из стиля в стиль, то есть он не реализуется в каком-то
одном стиле.

Публицистический
стиль – это одна из равноправных составляющих стилистической системы русского
языка. Он обладает собственными, отличными от других, функциями, среди которых
М. Н. Кожина выделяет три основных:

1)
информационную, которая заключается в стремлении в кратчайшие сроки сообщить о
каких-либо новостях, и влияет на характер коммуникативных задач и речевое
воплощение;

2) влиятельную
(экспрессивную), обусловленную и связанную с категорией оценки и которая
является доминантной функцией;

3)
популяризаторскую, которая определяет обращение публицистики к научной тематики
и, соответственно, к сфере научной речи [22, с. 41].

Основной
конструктивной особенностью публицистического стиля является его принципиальная
открытость. Иностилевые элементы, которые претерпели частичную нейтрализацию и
сохранили признаки первичной окраски, адаптируются и органично функционируют на
страницах журналов и газет, при этом они не воспринимаются как вкрапления из
других стилистических сфер. Публицистической речи свойственна намеренная
выразительность, экспрессивность высказывания, которые граничат с определенной
стандартизацией. Еще Е. Курилович определил нормативность смещения и изменения
стилистической характеристики различных элементов как актуальный процесс внутри
языковой системы газеты, который обуславливает приток нового материала в
поисках экспрессии [28, с. 46].

В рамках
небольшого текста автор-публицист стремится использовать как можно больше
экспрессивных лексических и синтаксических средств, что объясняется установкой
на необычность, яркость словоупотребления, новое использование оборотов и
конструкций. Такой признак публицистического стиля М.Н. Кожина определяет как
стремление к «эффекту новизны» [22, с. 41]. Все это объясняется
последовательной направленностью публицистики на адресата (читателя). Эта
направленность часто выражается в полемике, дискуссии, критике взглядов,
мнений, идеологических позиций, различных оценках действительности. О
преимуществе диалогической формы для сопоставления различных взглядов, позиций,
для создания полемических произведений говорил в свое время И.Р. Гальперин: «Беседа
двух персонажей незаметно втягивает читателя в обмен репликами, заставляет
внутренне слышать речи персонажей, чем значительно повышает его напряжение.
Диалог непосредственно обращен к читателю. В отличие от монолога, где читатель
как бы со стороны наблюдает за ходом мысли персонажа, диалог включает его в
действие»[15, с. 42]. Таким образом, форма диалога служит оптимальным средством
выражения и сопоставления различных аспектов темы, точек зрения, их оценки
автором и читателем.

Газета является
одним из самых популярных «гипержанров» публицистического стиля современной
эпохи – древнейшая и самая популярная составляющая в системе средств массовой
информации, которая служила и служит базовой основой возникновения и развития
стилистических приемов и средств публицистики. М.Н. Кожина выделяет ряд характерологических
признаков газеты, к числу которых относятся: «повседневная доступность,
огромный тематический диапазон, синхронная многоплановость содержания,
информативная оперативность, фиксирование материала в удобной для читателя
форме» [22, с. 57]. Все перечисленные свойства газеты определяют особенности ее
речевого оформления. Такие признаки публицистического стиля, как
своевременность и ориентация на новизну обуславливают быстрые и решительные
изменения в содержании и языковом выражении публицистических текстов. Ни один
стиль не способен на такие быстрые изменения, как публицистический. К таким
изменениям следует отнести пасивизацию «вчерашних» идеологем и активизацию и
актуализацию современных, семантически видоизмененных и преобразованных лексем,
неологизацию и терминообразование, расширение вариативности и синонимии [49, с.
75].

Ориентация газеты
на массовую аудиторию и на определенную нейтральную языковую среду рождает и
экспрессию, и шаблоны. «Заемные» стилистические средства, М.Н. Кожина
определяет термином «газетизмы», которые в условиях газетного текста
канонизируются и шаблонизируются довольно быстро. Действующим механизмом
публицистического стиля является непрерывный поиск экспрессии и все большее
стилистическое смешивание. Этот факт позволил В. Костомарову сделать вывод о
том, что единство экспрессии и стандарта высказывания – основные признаки
газетного текста [22, с. 48].

Таким образом,
публицистический стиль – это функциональный стиль речи, который используется в
статьях, очерках, репортажах, фельетонах,интервью, памфлетах, эссе, ораторской
речи и др. Публицистический стиль служит для воздействия на людей через СМИ и
обычно характерен наличием логичности, эмоциональности, прерывности и
побуждения, а так же употреблением общественно-политической лексики и оценки.
Можно увидеть в публицистическом стиле фразеологизмы, эмоционально окрашенные
слова, безглагольные фразы, риторические вопросы, повторы, восклицания,
торжественную лексику и рубленую прозу [41, с. 134]. Далее перечислим
морфологические особенности текстов публицистического стиля. В отличие от
научного и официального стилей, для которых характерна некая отстранённость
автора, в текстах публицистического стиля всегда присутствует автор, поскольку
речь часто ведется от первого лица и глаголы употребляются в первом лице.
Особым образом используется настоящее время глагола. Оно употребляется для
описания событий, которые произошли в прошлом. Об эмоциональности,
экспрессивности текстов публицистического стиля свидетельствует частое
употребление прилагательных в превосходной степени.

Характерные черты
публицистического стиля англоязычных и русскоязычных периодических изданий
различаются в зависимости от тематики. Безусловно, что публицистика
экономической направленности будет отличаться от произведений
художественно-публицистического плана.

Например, статьи
бизнес-коммерческой и экономической тематики в российской прессе более
приближены к стандартам делового стиля. Они обычно характеризовались низкой
степенью эмотивности, использованием соответствующей профессиональной
терминологии, стереотипным характером образных выражений, которые, как правило,
представляют собой языковые метафоры или несколько трансформированные крылатые
выражения и клише, вроде: амнистия капиталов, коррозия инвестиционной привлекательности.

Типичным для
таких публикаций является большой удельный вес терминологических заимствований:
пролонгация, демпинг, холдинг, бренд, реверс, фьючерсы, консалтинг, лизинг,
офшор.

В последнее время
с целью максимального воздействия на сознание адресата авторы отечественных
публицистических текстов стали обращаться к изобразительным средствам языка,
тропам (метафора, оксимирон, перифраз), создаваемых при употреблении слов и
выражений в образно-переносном смысле. Вторичные номинации придают текстам образность,
экспрессивность, эмоциональность, свежесть, оригинальность.

Метафора является
эффективным оценочным средством, употребляемым для оценки общественных
процессов и явлений. Яркие метафорические образы придают текстам
публицистического стиля живость, своеобразие, делают его интересным для
адресата, позволяют как можно точнее выразить мысль, определенные чувства,
авторское видение мира: мертвый капитал, экономический инфаркт.

Англоязычная
пресса отмечается тенденцией к насыщению статей по этой тематике достаточно
яркими элементамиобразного характера, чему в большой степени способствует
метафоричность англоязычной бизнес-коммерческой терминологии [52].

Всемирныйэкономический
кризис создал целый ряд образных выражений:

Аn economic Pearl Harbour – This is
sort of an economic Pearl Harbour were going through.

Shipwreck – Those
responsible for this shipwreck must at least be punished financally.

Financial meltdown – A
political meltdown followed the financial one.

Twin towers of debt –
Brian Gaynor: Twin towers of debt threaten to implode.

Financial earthquake,
financial hurricane – A financial hurricane rages on Wall Street

Кроме того,
существует еще, без преувеличения, целый арсенал терминов метафор, которые
можно найти на страницах англоязычных периодических изданий, освещающих новости
в сфере бизнеса: junk bonds – облигации с высокой степенью риска; shark
repellent – пункт в уставе корпорации, предотвращает ее от поглощения другой
компанией; shell company – т.н. компания «почтовый ящик», не ведет деловых
операций, акции которой не котируются на бирже; bottom fisher – инвестор,
который ищет ценные бумаги с ценами, которые достигли «дна»; wildcat scheme –
рискованное мероприятие, авантюра; golden parachute – большие выплаты
руководителям, которые потеряли свои должности в результате поглощения их
другой компанией [2].

Как правило,
такая терминология имеет в текстах периодических изданий двойную функцию: она
не только привлекает читателей своей экспрессивностью, но и добавляет
неформальность тону публикации. Снижение стилистичного тона становится особенно
ощутимым, когда автор прибегает к метафоричным терминам, которые относятся к
бизнес-сленгу, например greenmail, что имеет два значения: «зеленая почта»–
торговля акциями по цене ниже рыночной, прием, применяемый при наступлении на
компанию с целью ее поглощения; «зеленый шантаж»– покупка крупного пакета акций
с надбавкой к рыночной цене в обмен на обещание не претендовать на контроль над
этой компанией.

A Big Oil company –
Chevron – is taking legal action against a group of environmentalists for fraud
and extortion: aka greenmail

Особенностью
публицистического стиля является экспрессивный синтаксис с
риторически-вопросительными предложениями, вставными конструкциями,
обращениями, модифицированными фразеологизмами, многозначной и
экспрессивно-эмоциональной и императивной лексикой, неологизмами и аллюзиями.

Синтаксис текстов
публицистического стиля имеет свои особенности:

1.
преимущественное использование простых предложений;

2. неполные, без
глаголов, предложения;

3. номинативные
предложения, особенно в заголовках;

4. градация – это
однородные члены предложения, расположенные в порядке возрастания или убывание
признака;

5. риторические
вопросы;

6. обращения;

7.
вопросительные, восклицательные предложения;

8. вводные
конструкции;

9. антитезы,
инверсии, анафоры, параллелизм в строении предложения;

10. парцелляция –
это членения предложения, при котором содержание реализуется в нескольких
отрезках, отдельных друг от друга знаками препинания и паузами[21, с. 360].

Публицистический
текст имеет свободную тематику или композицию, но в определенных жанрах
преобладают тексты стереотипной структуры. На текстовом уровне тоже проявляется
неоднократность, противоречивость публицистического стиля. Рассуждение,
повествование, описание, все эти качества встречаются не только в рамках стиля,
но и в рамках одного текста. Для текстов публицистического стиля характерны
фактическая информация и тематические средства выразительности и связи, а так
же главный приоритет имеют синтаксические средства связи. А средства
воздействия на читателя или зрителя в публицистике это эмоциональные и
логические.

Одной из проблем,
которая привлекает внимание переводчиков и лингвистов при переводе
публицистического текста является перевод реалий. Реальность или реалии – это
совокупность базисных предпосылок, касающихся наличия и сущности
воспринимаемого человеком внешнего мира. Мы можем выделить основные трудности
при переводе реалий в публицистическом тексте. Во-первых, это отсутствие в
переводящем языке соответствия (эквивалента) из-за отсутствия у носителей этого
языка обозначаемого реалией объекта. Во-вторых, необходимо передать колорит,
эмоциональную, национальную и историческую окраску текста. Переводчик в своих
трудах использует реалии для донесения до сознания читателя семантического и
коннотативного содержание.

В современном
мире наиболее часто при переводе публицистического текста используются широко
известные приемы, как транслитерация, транскрипция, создание нового слова или
фразы, описательный, гипонимический, контекстуальный, трансформационный и
приближенный перевод[28].

Давайте
рассмотрим прием транслитерации и транскрипции. Как уже было сказано выше
транскрибирование и транслитерация – это способы перевода лексической единицы
оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв языка. При транскрипции
воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его
графическая форма. Но ведущим и главным способом в современном мире является
транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку
границы между графической и звуковой системы языка отличаются друг от друга,
формы слова передаются на иностранном языке не точно, условно.

Создание нового
слова или фразы применяется, только в том случае если транскрипция или
транслитерация не желательна или невозможна. При создании нового слова
переводчики используют кальку или полукальку. Калька – это заимствование
иноязычных слов, выражений, фраз буквальным переводом соответствующей языковой
единицы, а также результат этих заимствований: слова, выражения и фразы.
Полукалька это в свою очередь заимствование иноязычных слов, но уже частично
или наполовину. Лингвисты и переводчики занимаются изучением кальки и
полукальки в настоящее время[39, с. 190].

Следующий прием –
это приближенный перевод. Он заключается в способе передачи без эквивалентной
лексики, для обозначения иностранной реалии и подыскивается понятий. Они в свою
очередь не совпадают полностью с исходным текстом, но имеет с ним значительное семантическое
сходство и в известной мере способно раскрыть для получателя перевода суть
описываемого явления.

Контекстуальный
перевод в свою очередь это условие осмысленного употребления той или иной
конкретной языковой единицы в речи, с учётом её языкового окружения и ситуации
речевого общения[39, с. 167].

В отличии от
контекстуального перевода, гипонимический перевод это замена видового понятия
на родовое при переводе реалий, в основном, употребляется при передаче чужих,
незнакомых читателю реалий.

Ну и наконец,
описательный перевод – это передача методом расширенного словесного объяснения
фразеологизмов, пословиц и реалий, не имеющих прямого эквивалента в языке
перевода.

Несмотря на такое
огромное количество приемов при переводе публицистического текста, переводчики
до сих пор исследуют данную область и находят новые пути и решения, которые
будут широко использоваться и употребляться лингвистами и переводчиками в
разных сферах деятельности, например, политической, экономической, социальной,
педагогической, военной, медицинской, научной, технической, в бизнесе и сфере
туризма.

2.2. Приемы грамматико-синтаксических
трансформаций при переводе в публицистических текстах

Грамматические
средства обеспечения связности, к которым относится синтаксическая структура
предложения, образуют важную группу микропризнаков, с помощью которых в
публицистическом тексте реализуются такие корреляты макроознак, как тема, идея,
смысловая нагрузка предложения,выделениечасти текста, на которую необходимо
обратить внимание.

Исследователи
утверждают, что, когда речь идет об изменении структур предложения при переводе
публицистических текстовследует иметь ввиду, что трансформации могут включать в
себяперестановку, добавление, замену и опущение[1, с. 141].

Рассмотрим более подробно
все эти виды трансформации на примере публицистических текстов, касающиеся
современной общественно – политической ситуации в мире, вязтых из газаты«The
USA Today», в частности из статьи «Putin calls out U.S. ‘act of aggression’ in
Syria».

At the same time, the
Kremlin attempted to diminish the military impact of the attack, saying that
just 23 of 59 cruise missiles reached the Syrian air base, destroying six
Syrian jets but leaving the runway intact.

Перевод: Всего 23
из 59 крылатых ракет достигли сирийской авиабазы, уничтожив шесть сирийских
самолетов, но оставив взлетно-посадочную полосу неповрежденной, в то время,
когда Кремль пытался уменьшить военное воздействие и нападения.

В данном
фрагменте переводчик использует прием при переводе, как перестановка.
Перестановка – это перестройка или изменение структуры предложения, которые
основываются на порядке слов, синтаксическим и иерархическим порядком. В нашем
случае переводчик совершил кольцевую перестановку, поставив конец предложения
на начало при переводческой трансформации, для выделения центра сообщения и
логического порядка.

Мы так, же
рассмотрели другой пример перестановки, который использовал переводчик в той же
газете, но уже в статье «How Trump came to make snap decision to strike».

While he had criticized
U.S. military action in Libya and Iraq during his presidential campaign, Trump
decided to strike Syria less than 72 hours after first receiving horrifying
reports of civilians choked to death by deadly sarin gas.

Перевод: Дональд
Трамп решил ударить по Сирии спустя меньше чем 72 часа после первого получения
ужасающих отчетов гражданских лиц, задушенных смертельным газом зарина, в то
время как он подверг критике Американское военное действие в Ливии и Ираке.

В этом фрагменте
переводчик использует изменение порядка слов и словосочетаний в структуре
предложения, который связан с коммуникативным членением и для достижения
наиболее точного соответствия. Перестановки вызваны целым рядом причин. Главной
причиной является различие в строении предложения в английском и русском
языках. Переводчики и лингвисты довольно часто используют такой вид
трансформации, как перестановка, особенно если это касается публицистических
текстов.

Следующий вид
грамматико-синтаксические трансформации – это замена. Мы
рассмотрим ее на примере британской газеты «The Times» в статье «Term-time
holidays are a betrayal of children».

Maybe I’m old-fashioned.
A sad relic rooted in the past. Woefully and irretrievably out of touch. But I
simply cannot understand why anyone would think it acceptable to withdraw a
child from a whole week of school lessons because a trip to Disney World was
thought to be better for their welfare. What sort of world is it where we need
the Supreme Court to remind us that being able to spend a week among men
pretending to be cartoon mice and giant ducks and queueing for Frozen Ever
After is not a vital human right?

Перевод: Возможно
я уже старого поколения. Однако у меня остались печальные пережитые моменты из
прошлого и потерянная связь с настоящим. Я до сих пор не могу понять, как можно
снять ребенка с целой недели занятий, потому что запланирована поездка в Disney
World, как родители могут считать, что это приемлемо и лучше для его
благосостояния. Только представите, что люди в костюмах мультипликационных
мышей и гигантских уток, могут быть лучше занятий? Где же Верховный Суд того,
чтобы напомнить нам, что не является жизненным приоритетом, а что правом
человека?

В данном
фрагменте Michael Gove от 7 апреля 2017 года, хочет побудить нас к мысли о
завтрашнем дне. При этом переводчик использует большой ряд приемов таких
замена, перестановка, опущение. Конечно, в приоритете у него употребление
замены. Например: «old-fashioned» – старое поколение, вместо слова старомодный,
«sad relic rooted» – печальные пережитые моменты, вместо печальный пережиток
укоренился. А так же замена предложения «But I simply cannot understand why
anyone would think it acceptable to withdraw a child from a whole week of
school lessons because a trip to Disney World was thought to be better for
their welfare «- Я до сих пор не могу понять, как можно снять ребенка с целой
недели занятий, потому что запланирована поездка вDisney World, как родители
могут считать, что это приемлемо и лучше для его благосостояния. Замена
происходит в статье, как отдельных слов, так и целого предложения. Замена слов
и предложений в нашем фрагменте статьи вызвана отсутствием конструкции и форм в
русском языке при переводе с английского, а так же разным словоупотреблением и
нормами сочетаемости.

Такжевофразе«A sad relic rooted in the past.
Woefully and irretrievably out of touch».
Перевод: Однако у меня остались
печальные пережитые моменты из прошлого и потерянная связь с настоящим. Мы
видим такой прием, как опущение. Переводчик опустил фразу «Woefully and
irretrievably out of touch» для устранения семантически избыточных элементов
исходного текста и максимальной конкретности.

Еще один пример
опущения структуры предложения из Канадской газеты «The Globe and Mail» статьи «Trump’s
air strikes in Syria: What we know so far», которая была опубликована 7 апреля
2017 года.

The President’s
surprising attack on a Syrian air base, billed as retaliation for a
chemical-weapons attack on Syrian civilians, has raised new questions about
where U.S. policy in the civil war is headed.
Here’s what you need to know.

Перевод:
Президент напал на сирийскую авиабазу с применением химического оружия на
гражданские лица, и объявил это возмездием. Появились новые вопросы о том, куда
американская политика направляется не в «гражданскую ли войну»? Вы должны это
знать!

Переводчик
использовал приемы опущения и дополнения при трансформации, в данном случае
перевод требует грамматические и лексические внесения дополнительных слов или
опускание элементов. Авторпереводопускаеттакиеслова, как«
surprising attack», «billed as retaliation»длямаксимальнойконкретностиизаменяетчастипредложения«has raised new questions about where U.S. policy in the civil war is headed». При этом происходит дополнение
слов за счет различия структур предложения и отсутствия соответствующего слова.
Опущение в данном фрагменте происходит из-за огромного количества слов большого
и абстрактного значения в английском языке, различия в значениях слов и
сжатость выражения.

Следует сказать,
что существуют определенные случаи, когда в переводе с английского языка на
русский вербализуются именно английские синтаксические структуры, что
свидетельствует о том, что на некоторых участках английский язык тяготеет к
компактности и сжатому выражению мнения.

В нижеследующем
примере в тексте перевода происходит замена причастного оборота самостоятельным
предложением, что приводит к введению элемента референционного звена
самоубийство – важного коррелята когерентной структуры оригинального текста.
При этом вследствие введения элемента самоубийство этот микропризнак
(референционная цепочка) усиливается. Итак, следующее предложение обеспечивает
представительское единство и, будучи мотивным, отражает единство мотивов. Это
предложение добавляет очень важный для формирования главного мотива элемент:
депрессия провоцирует чувство опустошительного горя, чувства вины, мысли о
смерти. Поэтому изменение синтаксической структуры предложения подчеркивает
формирование главного мотива, и можно утверждать, что в переводе более четко
проявляется смысловая структура текста оригинала.

In 2016 the
Centers for Disease Control and Prevention listed suicide as the ninth leading
cause of death in the U. S., taking the lives of 30,862 people [Nemeroff, 44].
– В 2016 году центры по контролю заболеваемости и профилактики признали
самоубийство девятой среди главных причин смертности в США. Самоубийства унесли
жизни 30 862 людей [60].

Именные группы
при переводе также могут трансформироваться в подрядные или самостоятельные
предложения.

Studiescomparingtheperformanceoftwinsandadoptedchildrenoncertaintestsof
cognitive skills, for example, can assess the relative connections of nature
and nurture [61]. – Сравнительные исследования близнецов и приемных детей по
итогам тестирования познавательных навыков могут, например, дать возможность
оценить, какая часть принадлежит природе, а какая приходится на воспитание.

В этом примере в
тексте перевода приложение трансформировалось в подчиненное предложение.

Такое изменение
сопровождается усилением рематической части предложения, отражает развитие
мотива: установление роли наследственности и среды в формировании компонентов
интеллекта (в данном примере темарематическая структура является поверхностным
коррелятом единства мотивов). Отсюда можно сделать вывод, что указанное
изменение в тексте перевода позволяет сохранить когерентную конфигурацию
смыслов текста языка-источника.

Развертывание
причастного оборота, герундиальных и инфинитивных конструкций в придаточные
предложения или развертывание слова / словосочетания в причастный оборот или
придаточное предложение часто могут быть обусловлены грамматическими причинами.

Например, в
текстах научно-публицистических изданий встречаем следующие предложения:
Withtheir matrix arrangement of cells,lack of a single, primary set of
electrons beams
andslowerrespondspeedsthatcathode-raytubes,flat-paneldisplayscannotusetheraster
technique.–Имея матричное строение ячеек, отсутствие единого исходного набора
электронных пучков и более медленную реакцию, чем электронно-лучевые трубки,
дисплеи с плоскими экранами не могут использовать растровую технику.

Предложно-именное
словосочетание может переводиться деепричастным оборотом. Эта трансформация
объясняется тем, что с точки зрения функционально-трансформационного анализа
предложение оригинала является двухбазовой структурой, включает в себя главную
и зависимую предикацию, выраженную предложно-именительным словосочетанием с
отглагольным существительным. На функциональное сближение существительного с
иными частями речи указывает И.А. Цатурова, Н.А. Каширина, отмечая, что оно
происходит в определенных синтагматических условиях, например когда существительное
является знаковым заменителем действия, расположено после эмотивных глаголов,
глагольных сообщений и некоторых глаголов, характеризующих умственную
деятельность, например: the book awakens the mind from sleep – книга будит
мысль [52].

Таким образом,
английские предложно-существительные словосочетания в предложении могут
переводиться неличными глагольными формами, личными глаголами, что приводит к
определенным изменениям структуры предложения в русском языке.

Другим типом
изменения синтаксической структуры предложения при переводе является
сворачивание части сложного предложения, причастного оборота, абсолютной
конструкции или словосочетания в единицы более низкого уровня языка.

Упрощение английских глагольных
конструкций является результатом потребности английского языка в
структурировании синтаксиса предложения с помощью сложных
лексико-грамматических конструкций, которые формируются вокруг глагольного
центра, и, соответственно, отсутствия потребности в синтетическом русском языке
[8, c.174].

В русском языке
придаточные предложения являются довольно распространенным явлением, однако при
осуществлении межъязыковой трансформации, как свидетельствуют следующие
примеры, в русском переводе придаточные предложения применяются реже. Вместо них
используются причастные обороты и упрощенные номинативные фразы, тогда как в
английском языке они вполне уместны. Отсюда можно сделать вывод, что в
английском языке придаточные предложения используются не только с целью
подчеркивания определенных отношений между действиями, но и с целью
структуризации языка. На это указывает тот факт, что при воспроизведении на
русском языке английских придаточных предложений они не только упрощаются, но и
изымаются, как избыточные для русского [6, c. 66]:

Asthetechnologydeveloped,sodidtheclinicalapplications–Однако
клинические достижения сопровождаются развитием технологии.

Разъединение
(внешнее членение) и объединение предложений – наименее распространенное из
выделенных нами изменений синтаксической структуры. Среди всех случаев
объединения и внешнего членения предложений можно выделить две большие группы:
случаи с сохранением и случаи с изменением способа обеспечения связи. Изменение
способа обеспечения связи часто может быть обусловлено грамматическими
причинами, импликацией, экспликацией. В отдельную группу выделяют случаи
разъединения предложений с последующим присоединением их частей в соседние
предложения. В ряде случаев разъединение и объединение предложений помогает
сохранить когерентную конфигурацию смыслов текста оригинала [6, c. 78].

Thenewtechnologyboastsseveraladvantagesoverconventionalmethodsoftissue
analysis, which require chemical staining to make cellular structures visible
under microscopic examination in the lab. In contrast, biocavity lasers produce
simple, straightforward spectra thata handheld device can analyze
almostinstantlyin clinics, offices and researchlaboratories, as
wellasinthefield–
Новые технологии имеют несколько преимуществ по сравнению с традиционными методами тканевого анализа. Последние требуют химического вмешательства, целью которого
является сделать структуру клеток видимой в микроскоп, тогда как
биорезонаторний лазер выдает четкую и безошибочную спектральную картину, анализ
которой можно сделать почти моментально как в лаборатории, так и в клинике,
офисе или поле.

В примере,
приведенном выше, при переводе происходит внешнее членение предложения, одна из
его частей присоединяется к следующему, что сопровождается переносом
предложений – по одному предложению в другое, что обеспечивает связь между
ними. Часть предложения, в которой говорится о недостатках традиционной
технологии тканевого анализа в диагностике болезней присоединяется к
предложению, где речь идет об устройствах которые могут революционизировать
раннюю диагностику заболеваний. Предложение в тексте перевода является
достаточно сложным для восприятия, усиливается атрибутивными придаточными
предложениями: «целью которого является сделать структуру клеток видимой в
микроскоп и анализ которой можно сделать почти моментально как в лаборатории,
так и в клинике, офисе или поле». Такие изменения работают исключительно на
усиление главного мотива – создание устройств (лазеров), которые в отличие от
традиционных технологий однажды смогут поднять на новый уровень волоконно-оптические
коммуникации, компьютерную технику и раннюю диагностику заболеваний в
частности.

Итак, описанные
изменения могут отражать стремление усилить проявление когерентной структуры
текста языка-источника.

Таким образом,
структура грамматических трансформаций играет огромную роль при переводе с
одного языка на другой. Она всегда отличается порядком слов, частей
предложения, и порядком предложения. При переводе структура не всегда
совпадает, это связанно с тем, что при переводе с английского на русский язык,
предложение не накладывается на английский вариант.

В
следующем примере английское указательное местоимение, которое наравне с
личными формами глагола обеспечивает структурную и логическую законченность
английской синтаксической конструкции, в русском переводе только отягощает
структуру предложения. Это несоответствие в принципах построения синтаксической
конструкции двух языков заставляет переводчика с английского языка на русский
изымать при переводе так называемые «лишние» (с точки зрения норм построения предложения)
элементы, являющиеся причиной объединения предложений. Итак, объединение
предложений в следующем примере обусловлено импликацией [6, c.65]:

Inthefallof1987graduatestudentBartJ.vanWeesoftheDeftUniversityOf
Technologyand Henkvan HoutenfromthePhilipsResearchLaboratoriesandcollaborators
were studying the flow of electric current through what are now called
quantum-points contacts. These are narrow conducting paths within a
semiconductor along which electrons are forced to low.–В конце 1987 года аспирант
Технического университета в Дельфте Барт ван Вис, а также Генк ван Гутен из
исследовательской лаборатории Philips и их сотрудники исследовали прохождение
электрического тока через то, что сегодня называют квантово-точечными
контактами, – наноизмерительные металлические электроды, через которые
заставляют двигаться электроны.

Еще
одним достаточно распространенным изменением синтаксической структуры при
переводе является изменение типа предложения. В научных текстах на английском и
русском языках наблюдалась значительная частотность использования
сложноподчиненных предложений, что обеспечивает логичность и связность
изложенной мысли. Однако результаты нашего исследования свидетельствуют о том,
что в значительном количестве случаев в русском тексте перевода наблюдается их
превращения в простые предложения [35, c.65].

But
as the bubble grew, particles and antiparticles were swept through its surface
at unequal rates because of CP violation. – С ростом пузырьки частицы и
античастицы выносились через ее поверхность с разной скоростью, обусловленной
СР-нарушением.

Типичная
также замена сложноподчиненного предложения в английском языке сложносочиненным
в русском языке. Это изменение связано с доминированием сочинительных
конструкций в русском языке, а также большей распространенности подрядных
конструкций в английском языке [34].

Asthisspacingbecomestandardized,Scandinaviansbegantocomputethelengthofa
vessel by counting the “rooms” between its frames and benches. – Такое
планирование стало стандартным, и скандинавы начали измерять величину судна
количеством скамеек для гребцов.

Следовательно,
знание когерентной структуры и поверхностных коррелятов текста оригинала
позволяют определить, какие изменения микропризнаков не приведут к нарушению
адекватности передачи его смысловой структуры. Если правила когезии языка
перевода не позволяют адекватно воспроизвести макропризнаки текста
языка-источника теми же микропризнаками, которые используются в оригинале, то
знания когерентной структуры оригинального текста помогают определить, какие
дополнительные изменения (переводческие трансформации) могут компенсировать
изменения микропризнака и, таким образом, предотвратить искажение смысловой
структуры текста при переводе.

2.3. Анализ структуры предложения при
переводе публицистических текстов

Переводческий
анализ текста – это активная, прагматично обусловленная деятельность,
направленная на глубокое понимание переводимого текста на уровне значения и
содержания, и определение инварианта и стратегии перевода.

Важная
роль переводческого анализа в создании качественного профессионального перевода
подчеркивается многими лингвистами, среди которых В. Н. Комиссаров, Л. К.
Латышев, И. С. Алексеева, А. Паршин, В. Провоторов, В. И. Карабан, Л. Н.
Черноватый и другие. А. В. Бреус определяет перевод через понятие
переводческого анализа: «Перевод – это процесс межъязыковой и межкультурной
коммуникации, при котором на основе целенаправленного переводческого анализа
исходного текста создается вторичный, переводческий текст, который заменяет
выходной в новой языковой и культурной среде».

Как указываетЗ.
Д. Львовская для перевода лобового жанра текста нам нужно сначала ознакомиться
с особенностями данного жанра и приемами, которыми можно воспользоваться при
переводе. Тексты публицистического стиля освещают события из самых разных сфер
жизни человека, например бытовой, политической, экономической, криминальной,
культурной, научной, спортивной и других сфер. Тематика, которая обычно
представлена в газетно-печатных изданиях, радиопередачах, публичных выступлениях,
документальных фильмах настолько обширна, что существует единый
публицистический стиль [31].

Итак,
из этого определения можно сделать вывод, что первый этап перевода основывается
на аналитической работе, которая включает, прежде всего, восприятие текста как
единого целого (потому, что основной единицей перевода является именно текст, а
не отдельные слова и предложения), анализ текста оригинала, направленный на
определение типологических характеристик текста, понимание того, кем, для кого
и с какой целью создан текст, определение его коммуникативной задачи и принятие
решения по основным стратегиям перевода с целью достижения его адекватности.

Каждый
из типов текста имеет свои закономерности построения и оформления. В первую
очередь следует отметить, что жанровая принадлежность текста достаточно четко
соотносится с характером информации, содержащейся в тексте. Как правило,
выделяют информацию когнитивную, эстетическую и экспрессивную. Что касается
языкового выражения, следует отметить, что характер информации соотносится с
определенными средствами языка. Например, когнитивная информация представлена
нейтральным вариантом письменной литературной нормы, эмоциональная –
эмоционально окрашенной лексикой и синтаксисом, эстетическая – специальными стилистическими
средствами (тропами и фигурами речи) [29].

Это
позволяет говорить о наличии характерных, типологических черт текста, в котором
тот или иной тип информации является доминирующим. Именно поэтому в процессе
предварительного анализа текста оригинала переводчику, во-первых, необходимо
определить его жанровую принадлежность и характер доминирующей в тексте
информации и установить его типологические характеристики. Это позволяет
установить доминанты перевода, то есть средства, обеспечивающие соответствие
перевода оригиналу и определить необходимые и допустимые при переводе
трансформации.

Следующим этапом
переводческой деятельности является собственно перевод. Этот этап представляет
собой достаточно сложный для моделирования процесс, потому что «собственно
перевод» происходит в мозгу переводчика и связан с «перекодированием» – то есть
«трансформацией» – текста оригинала в текст перевода. Поиск переводческого
решения осуществляется путем перебора вариантов, их сравнения и критического
анализа. После того, как перевод в целом завершен, переведенный текст подлежит
редактированию. Для этого нужно сначала сопоставить тексты оригинала и перевода
(сделать сверку текста), чтобы установить, не возникло при переводе любых
информационных потерь. Далее оценивается единство стиля перевода. Следует
отметить, что эта работа проводится уже без сопоставления с оригиналом. На этом
этапе осуществляется проверка соответствия языкового оформления перевода
литературной норме языка с учетом жанровой специфики оригинала и традиции
соответствующего жанра в языке перевода  [29].

При письменном переводе
предпочтение отдается методу сегментации текста, а именно извлечению из каждого
сегмента доминирующей информации, ее условной кодировки, что создает опорные
смысловые признаки для оформления перевода.

В процессе
перевода синтаксические единицы, такие как словосочетание и предложение,
подвергаются разностороннему анализу с целью наиболее точной передачи их
значения. Немаловажную роль при этом играет анализ этих единиц с точки зрения их
коммуникативной значимости, т.е. анализ их актуального членения.

Актуальное
членение предложения противопоставлено его формальному членению. С точки зрения
формального членения в предложении выделяют субъект и предикат, актуальное
членение предполагает выделение в предложении основы высказывания, того, что
уже известно собеседнику или может быть легко им понято, и ядра высказывания,
цели коммуникации, того нового, что говорящий сообщает об основе высказывания.
Основу высказывания обозначают термином тема, а ядро высказывания – это рема.
Например, в высказывании Редактор прочитал рукопись темой высказывания
является редактор, а ремой –прочитал рукопись. Как правило,
граница между темой и ремой проходит по сказуемому.

В связи с тем,
что в высказываниях тема является необязательным компонентом, можно выделить
высказывания, в которых есть только рема или в теме тоже содержится новая
информация – моноремы, и высказывания, в которых есть и тема, содержащая
старую, известную информацию, и рема – диремы. Обычно моноремы встречаются в
начале текста или абзаца.

Структура монорем
и дирем отличается в разных языках. Так, в английской монореме рема находится
на первом месте, затем идет тема; в русских моноремах, напротив, тема
предшествует реме. Сравните
: A girl came into the room. A girl – рема,came into the room – тема. В комнату вошла девушка. В
комнатувошла – тема, девушка – рема.

В английских и
русских диремах, как правило, движение идет от темы к реме.

Основные принципы
выделения темы и ремы следующие :

1. При устном
переводе универсальным способом выделения темы и ремы является интонация,
поскольку между темой и ремой находится интонационная пауза. Тема также
выделяется повышением тона, а рема
его понижением.

2.       
Тему и рему позволяет определить постановка вопроса. Те
компоненты, которые включены в структуру вопроса, войдут в тему ответа, а те
компоненты, которые являются непосредственным ответом на вопрос, представляют
собой рему: Вчера приезжал г-н Петров.
Когда приезжал г-н
Петров? Г-н Петров (Т) приезжал вчера (Р).

3.       Тема и
рема определяются местоположением в предложении. В нейтральном русском
повествовательного предложении тема обычно стоит в начале и выражается
обстоятельством места, времени, образа действия, дополнением. Рема стоит в
конце. В английской монореме рема стоит в начале предложения и выражается
подлежащим, тема стоит в конце и является обстоятельством места и времени или
дополнением. В английской диреме рема стоит в конце предложения, тема
в начале и
выражена подлежащим.

4.        
На тему и рему могут указывать некоторые лексические и
лексико-синтаксические средства ( см. приложение)

Некоторые
ученые предлагают обращать внимание также и на значение глаголов. Глаголы в
составе ремы указывают на особые действия, характеристики:
accuse,
fight, разрушать, расследовать.
Глаголы в составе темы обычно
описывают местонахождение в пространстве, существование, движение,
возникновение:
be, lie, stand, occur, follow, существовать,
иметь место, произойти.

Как указывают И.А. Цатурова,
Н.А. Каширина во время анализа публицистического текста могут иметь место
предвзятость и субъективизм, но индивидуальная манера переводчика все же должна
быть подчинена усилению однородности языковых средств этого стиля. При этом
каждый текст в процессеперевода нуждается в анализе с точки зрения его
адекватного восприятия читателем,когда структура предложения в наибольшей
степени отвечает национальной лингвистической традиции [52]:

Например: George Stephenson was an English
mechanical engineer, who invented asteam locomotive. He is considered the
«Father of Railways», who also built the first public inter-city railway line
in the world. His rail gauge of 4 feet 8 1⁄2inches (1,435 mm), sometimes called
«Stephenson gauge»,isthe world’s standard gauge.

Дословный первед данного
текста следующий: ДжорджСтефенсонбыл английским механическим инженером, который
изобрел паровой локомотив. Он считается «отцом железных дорог», который также
построил первую в мире междугородную железную дорогу. Ширина колеи, составляет
4 фута 8 дюймов (1,435мм) и ее иногда называют «стефеневский», является
стандартом колеи во всем мире.

Анализ данного текста
свидетельствует о том, что с точки зрения его синтаксической структуры мы имеем
трипростых предложения, которые, в принципе, будут адекватно восприняты
читателем, если их объединить в одно сложное предложение:
ДжорджСтефенсонизвестен как«отец железных дорог, посколькуименно ему
принадлежит приоритет в созданиипаровоголокомотиваи строительствапервой в мире
железнодорожной ветки, которая сформировала современный мировойстандарт ширины
пути(1,435мм), который получил название«стефеневский стандарт».

В данном случае исходный
смысл текста не отвечает относительной сложноречевой компетентности
русскоязычного читателя.

По мнению Л.Г. Кайди, для
переводов публицистических текстов характерны два противоположных по смыслу, но
тесно связанных между собой типов переводческих трансформаций – упрощение
(облегчение конструкции) и ее осложнение [21, с. 155]. Оба типа являются
следствием общей тенденции публицистского стиля к максимальной точности,
лаконичности описания, не всегда соблюдается в переводах. При осложнении
конструкции редактор добавляет отсутствующие в переводе, но необходимые в
контексте для точности понимания элементы. Упрощение конструкции – это
зеркальное отражение процесса осложнения. Эти типы работы над текстом особенно
наглядно можно исследовать в сфере синтаксиса. Для проведения анализа  мы
обратились к тексту публицистического стиля международно-правовой тематики. Для
данного текста характерно большое количество сложных предложений разных типов,
которые иногда переполняют текст и затрудняют его понимание. Отсюда возникает
необходимость в замене сложных предложений (там, где это возможно и необходимо)
простыми, в разъединении частей сложного предложения и создании двух новых
предложений, при сохранении между ними тех самых семантических связей, то есть
используется правка упрощения: «СЕRD is similar in many respects to the Human
Rights Committee.
It
consists of eighteen experts of high moral standing and acknowledged
impartiality, elected from among the state parties, who act in their personal
capacities». –
КСРД очень похож во многих отношениях на Комитет по правам человека. Он состоит из восемнадцати экспертов,
избранных из числа государств, являющихся сторонами Соглашения. Это специалисты
с высокими моральными качествами и общепризнанной беспристрастностью, которые
действуют в соответствии со своей персональной компетенцией.

Достичь упрощения предложения
можно с помощью отказа от малоинформативной части предложения и от слов,
имеющих лишние с точки зрения научного стиля и контекста нагрузки. Также это
можно сделать путем изъятия избыточных вводных слов и предложений, семантически
ослабленных глагольных форм, которые образуют наречия и деепричастные обороты,
разделительные и уточняющие союзы и т. д.Информация исходной и конечной
конструкции при такой правке эквивалентна, содержание оригинала не
перекручивается, хотя синтаксическая характеристика предложения и
синтаксические отношения отдельных его членов могут меняться, например: «At the
same time, however, any international procedure must be seen as а last resort».
–«Однако, в то же время, любая международная процедура должна рассматриваться
как последнее средство» [20].

Правка упрощения может быть
связана с трансформацией пассивного состояния в активное, поскольку переводчик
не всегда соблюдает тот принцип, что для русского языка характерными являются
активные конструкции, а для английского – пассивное состояние. При подобной
правке можно достичь значительного упрощения предложения и облегчить его
читабельность. Достичь упрощения можно также с помощью перефразирования и
построения нового предложения по принципу сходства признаков, например: «The
more complete the information given in the original application, the faster it
will be processed ..»–«Чем более полная информация представлена в
первоначальном заявлении, тем быстрее она будет рассмотрена …».

При использовании правки
упрощения можно использовать различные средства, среди которых особенно
выделяются перефразирование, лексические и грамматические трансформации –
генерализация, смысловое развитие, целостное преобразование, перемещение,
замещение и опущение. При этом необходимо помнить о соответствии
отредактированного варианта английскому оригиналу и соблюдение эквивалентности
на семантическом и прагматическом уровнях [21]. 

Второй тип правки синтаксиса
публицистического стиля – его усложнение. В этом полярном по форме (по
сравнению с процессом упрощения) процессе усложнения синтаксической конструкции
редактору приходится добавлять недостающие в тексте перевода, но необходимые
для точного описания, компоненты. Эта правка может применяться как на уровне
предложения, так и на уровне абзаца. Восстанавливая отсутствующие элементы в
цепи отдельных предложений, переводчик делает необходимые уточнения,
формирующиесодержательную завершенность предложения или абзаца. Иногда
осложнения предложения используются для того, чтобы необходимостью избежать
двусмысленности. напр .:

«А communication should be submitted to СЕRD within six months after all available domestic remedies
have been exhausted. This condition may be waived, but only when circumstances
have been duly verified as exceptional». – «
Жалоба должна быть подана в КСРД в течение шести месяцев после того, как все доступные внутренние средства исчерпаны. От этого условия можно уклониться, но
только тогда, когда обстоятельства дела должным образом проверены и признаны
исключительными.

Таким образом, поправки
упрощения и усложнения чаще всего объясняются необходимостью экономного
выражения информации. Опыт показывает, что работа редактора в этом направлении
очень важна при редактировании текстов научного стиля. Второй момент работы
редактора над языком и стилем научной прозы связан непосредственно с
исправлением собственно стилистических ошибок и недостатков. Ошибки можно
рассматривать на уровне слова, словосочетания, предложения и абзаца. Основными
ошибками, которые встречаются в переводе иностранного текста научного стиля,
можно считать следующие: нарушение лексической сочетаемости (валентности),
стилевой разнобой, плеонастические сообщения и языковая избыточность, алогичные
связи и неправильное построение предложений, немотивированное осложнение
предложений и т. д. [23, с. 150].

Для лучшего понимания природы
этих ошибок целесообразно привести несколько примеров:

«There is no time limit for
the submission of applications, although it is generally in the interests of
the complainant to submit а communication in а timely fashion». – «Нет никакого
определенного срока для подачи заявлений, хотя в целом своевременно подать
жалобу – в интересах истца» (для устранения языковой избыточности редактор
использует правку упрощения). В данном случае такие словосочетания, как «нет
никакого определенного срока» затрудняют понимание предложения).

«А general description of remedies
provided under the law, without linking them to the specific circumstances of
the complaint, has been deemed insufficient». – «Общее описание средств,
гарантированных в соответствии с законом, без увязки их со специфическими
обстоятельствами истца, считаются недостаточным» (алогичные связи в
предложении). При анализе текста перевода приходится обращать внимание не
только на стилистические, но и на другие аспекты, например, исправлять
смысловые ошибки, которые иногда возникают из-за недостатка фоновых знаний.
Таким образом, применение всего арсенала переводческих приемов для достижения
эквивалентности на всех уровнях и является в полном смысле «анализом» в
процессе которого переводчик выбирает тот прием перевода, который в наибольшей
степени отвечает речевой ситуации[23]. 

Кроме
того, в процессе анализа переводчик должен учитывать информационный запас
читателя того или иного публицистического текста, чтобы информация,
предназначенная для передачи сообщения, пришла к нему в полном объеме.

Метод
смыслового анализа в переводе тесно связан с информационным запасом, который
входит в круг профессиональных обязанностей переводчика. Это – метод выбора
слова с наибольшей информационной нагрузкой, при которой отбираются слова,
содержащие в себе ключевую информацию; метод трансформации, при котором
несколько слов трансформируются в более удобное обозначение, например,
коммюнике – короткое сообщение, бизнесмен – представитель деловых кругов; метод
выбора рельефного слова, при котором отбираются для записи не слова с
информационной нагрузкой, а самые необычные, колоритные слова, которые обращают
на себя внимание.

Смысловой
способ перевода, как правило, касается передачи денотата, то есть номинального
словарного значения слова, когда предмет или явление определено знаком в
конкретном языковом выражении. К сожалению, коннотативное значение слова, то
есть его эмоциональная окраска при таком способе перевода не отображается. В
таком случае более эффективен содержательный или смысловой способ перевода, то
есть закономерный переход от одного языка к другому методом идентификации
денотата, которому предшествует поиск иноязычного соответствия.

Таким
образом, процесс перевода как специфический вид двуязычной коммуникации, то
есть коммуникации между источником и адресатом, целью которой является поиск и
передача сообщения, включающего в себя наряду с межъязыковой трансформацией
также и информационный подход к переводу. При переводе публицистического текста
необходимо донести до читателя особенности стиля автора и стиля
публицистического произведения, то есть отразить верно и полно (адекватно)
средствами одного языка то, что уже отражено ранее средствами другого языка.
Иначе говоря, в задачи перевода входит не только точно отразить содержание
мыслей, сообщений на языке оригинала, но и отразить средствами языка перевода
особенности стиля и формы сообщения. Именно это отличает перевод от перевода,
реферирования, адаптации. В синхронном переводе иногда возможно ограничиться
передачей содержания, а в техническом переводе необходимо обязательно передать
точное информационное содержание речевого произведения.

Публицистический
стиль – это функциональный стиль речи, который используется в статьях, очерках,
репортажах, фельетонах, интервью, памфлетах, эссе, ораторской речи и др. Публицистический
стиль служит для воздействия на людей через СМИ и обычно характерен наличием
логичности, эмоциональности, прерывности и побуждения, а так же употреблением
общественно-политической лексики и оценки.

Публицистический
текст имеет свободную тематику или композицию, но в определенных жанрах
преобладают тексты стереотипной структуры.

При переводе
публицистического текста, переводчики до сих пор исследуют данную область и
находят новые пути и решения, которые будут широко использоваться и употребляться
лингвистами и переводчиками в разных сферах деятельности, например,
политической, экономической, социальной, педагогической, военной, медицинской,
научной, технической, в бизнесе и сфере туризма.

Знание
когерентной структуры и поверхностных коррелятов текста оригинала позволяют
определить, какие изменения микропризнаков не приведут к нарушению адекватности
передачи его смысловой структуры. Если правила когезии языка перевода не
позволяют адекватно воспроизвести макропризнаки текста языка-источника теми же
микропризнаками, которые используются в оригинале, то знания когерентной
структуры оригинального текста помогают определить, какие дополнительные
изменения (переводческие трансформации) могут компенсировать изменения
микропризнака и, таким образом, предотвратить искажение смысловой структуры
текста при переводе.

Процесс перевода
как специфический вид двуязычной коммуникации, то есть коммуникации между
источником и адресатом, целью которой является поиск и передача сообщения,
включающего в себя наряду с межъязыковой трансформацией также и информационный
подход к переводу. При переводе публицистического текста необходимо донести до
читателя особенности стиля автора и стиля публицистического произведения, то
есть отразить верно и полно (адекватно) средствами одного языка то, что уже
отражено ранее средствами другого языка.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В данной работе
исследованы вопросы, связанные с проблемами изменения структуры предложения при
передаче публицистических текстов с английского языка на русский. Исследование
позволяет сформулировать следующие выводы.

Цель любого
перевода – донести до читателя, не владеющего языком оригинала, и ближе
ознакомить его с соответствующим текстом, а также достичь адекватности в
переводе. Перевести – значит точно и полно выразить средствами одного языка то,
что уже зафиксировано средствами другого языка в неразрывном единстве
содержания и формы. Данная проблема тесно связна с проблемой адекватности
первода.  Адекватность – это исчерпывающая передача смыслового содержания оригинала
и полное функционально-стилистическое соответствие ему. Именно для достижения
адекватности переводчики должны умело применять разнообразные переводческие
трансформации для того, чтобы текст перевода как можно точнее передавал всю
информацию, содержащуюся в тексте оригинала, при условии соблюдения
соответствующих норм языка перевода. Одним из факторов, которые вызывают
использование переводческих трансформаций при переводе с английского языка на
русский является то, что эти языки становятся примерами двух различных типов
языков: аналитической и синтетической.

Для того, чтобы
перевод был адекватным, враспоряжении переводчика имеется ряд инструментов,
имеющих название«переводческие трансформации».

Переводческие
трансформаций – это творческий процесс, связанный с глубоким пониманием
значения текста одного языка и свободным владением выразительными средствами
другого языка.В свою очередь синтаксическим трансформациямявляютсязамены одного
типа синтаксической конструкции на другой. Все виды синтаксических трансформаций
при переводе можно разделить на четыре типа, а именно: нулевую трансформацию,
перестановку, замену и трансформации синтаксических конструкций.

Именно
разногласия синтаксиса английского и русского языков вызывают использование
синтаксических трансформаций.

В процессе
перевода, который по своей сути являетсяпроцессом выбора той или иной
переводческой трансформации, важное значениеимеет специфика переводимого
текста.

Каждый из типов
текста имеет свои закономерности построения и оформления. В первую очередь
следует отметить, что жанровая принадлежность текста достаточно четко
соотносится с характером информации, содержащейся в тексте.

Свои особенности
имеет и текст публицистических произведений. Публицистический стиль – это
функциональный стиль речи, который используется в статьях, очерках, репортажах,
фельетонах,интервью, памфлетах, эссе, ораторской речи и другие.
Публицистический стиль служит для воздействия на людей через СМИ. Он обычно
характерен наличием логичности, эмоциональности, прерывности и побуждению, а
так же употреблением общественно-политической лексики и оценки. Можно увидеть в
публицистическом стиле фразеологизмы, эмоционально окрашенные слова,
безглагольные фразы, риторические вопросы, повторы, восклицания, торжественную
лексику и рубленую прозу. Именно в лексике текстов публицистического стиля
особенно заметно явление, характерное для русского языка последнего
десятилетия, а именно появлением большого количества иностранных слов и
неологизмов.

Синтаксис текстов
публицистического стиля имеет свои особенности:

1.
преимущественное использование простых предложений;

2. неполные, без
глаголов, предложения;

3. номинативные
предложения, особенно в заголовках;

4. градация – это
однородные члены предложения, расположенные в порядке возрастания или убывание
признака;

5. риторические
вопросы;

6. обращения;

7.
вопросительные, восклицательные предложения;

8. вводные
конструкции;

9. антитезы,
инверсии, анафоры, параллелизм в строении предложения;

10. парцелляция –
это членения предложения, при котором содержание реализуется в нескольких
отрезках, отдельных друг от друга знаками препинания и паузами.

Публицистический
текст имеет свободную тематику или композицию, но в определенных жанрах
преобладают тексты стереотипной структуры

Следует иметь
ввиду, что когда речь идет об изменении структур предложения при переводе
публицистических текстов,тотрансформации могут включать в себяперестановку,
добавление, замену и опущение.

В процессе перевода
необходимо также опираться на переводческий анализ текста, который представляет
собой активную, прагматично обусловленную деятельность, направленную на
глубокое понимание переводимого текста на уровнях значения и содержания, и
определение инварианта и стратегии перевода. Данная переводческая деятельность основана
на предыдущей аналитической работе, которая включает, прежде всего, восприятие
текста как единого целого (потому что основной единицей перевода является
именно текст, а не отдельные слова и предложения), анализ текста оригинала,
направленный на определение типологических характеристик текста, понимание
того, кем, для кого и с какой целью создан текст, определение его
коммуникативной задачи и принятие решения по основным стратегиям перевода с
целью достижения его адекватности.

Предварительный
анализ текста позволяет определить жанровые особенности переводимого текста, а,
следовательно, переводчику нужно установить определенные переводческие приемы,
которые помогут адекватно воспроизвести информацию средствами языка перевода.

Каждый
новый текст в целом требует для себя своего подхода, но существуют некоторые
закономерности на пути решения переводческих проблем, которые облегчающих
работу переводчика и помогают в разработке своей стратегии.

При
письменном переводе предпочтение отдается методу сегментации текста, а именно
извлечению из каждого сегмента доминирующей информации, ее условной кодировки,
что создает опорные смысловые признаки для оформления перевода.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1.     Алексеева И.С. Введение в
переводоведение. Учебное пособие для студентов филологических и лингвистических
факультетов высших учебных заведений. – М.: Академия, 2014. – 352 с.

2.    
Алимов В.
В. Теория перевода: Перевод в сфере профессиональной комуникации / В. В.
Алимов. – М.: МГУ, 2015. – 160 с.

3.    
Аполлова М.
А.
Specific English.
Грамматические трудности перевода. –
М.: Междунар. отношения, 2014. – 136 с.

4.     Аракин В. Д., Новикова И. А.
и др. Практический курс английского языка [Текст]: Учебное пособие / В. Д.
Аракин, И. А. Новикова. – 4 курс.– М.
׃ Владос, 2016. –– 351с.

5.     Арнольд И. В. Стилистика
современного английского языка: (Стилистика декодирования) : [По спец. «Иностр.
яз.»] / И. В. Арнольд. – [3-е изд.]. – М. : Просвещение, 2012. – 300 с.

6.    
Балкина Н.В. Хочу стать переводчиком.
Учебное пособие / Балкина Н.В., Сироткина З.И.  – М.:РУДН, 2013. – 140с.

7.    
Бархударов
Л.С. Язык и перевод. Вопросы общей и частной теории переводов. – М.: Советский
писатель, 1975. – 238 с.

8.     Богданова, Л.И. Стилистика
русского языка и культура речи. Лексикология для речевых действий: Учебное
пособие / Л.И. Богданова. – М.: Флинта, 2016. – 248 c.

9.     Брандес, М.П. Стилистика
текста.(Теоретический курс): на материале немецкого языка: Учебник / М.П.
Брандес и др. – М.: КДУ, 2011. – 428 c

10. Бреус Е. В. Теория и практика
перевода с английского языка на русский [Текст]: Учебное пособие. Часть1 / Е.
В. Бреус. – М.: Изд-во УРАО, 2001. – 104 с.

11.
Вине
Ж.-П., Дарбельне Ж. Технические способы перевода (Вопросы теории перевода в
зарубежной лингвистике. – М., 2013. – С. 157-167)

12. Виноградов В. В. О теории
художественной речи: [учебное пособие для ВУЗов] / В. В. Виноградов. – М. :
Высшая школа, 2015. – 287 с.

13. Винокур Т. Г. Устная речь и
стилистические свойства высказывания / Т. Г. Винокур // Раз- новидности
городской устной речи. – М.: Наука, 2011. – С. 44-84.

14.
Гак В. Г.
Теория и практика перевода: Французский язык / В. Г. Гак, Б. Б. Григорьев. –
М.: Интердиалект, 2010. – 454 с.

15. Гальперин И. Р. Текст как
объект лингвистического исследования / И. Р. Гальперин. – М. : Наука, 2011. –
139 с.

16.
Гарбовский
М.К. Теория перевода: Учебник. – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2014. – 544 с. 

17. Гуревич, В.В. Стилистика
английского языка: Учебное пособие / В.В. Гуревич. – М.: Флинта, Наука, 2011. –
72 c.

18.
Дубичинский
В.В. Лексикография русского языка: учеб. пособие / В.В. Дубичинский. – М.: Наука:
Флинта, 2008. – 432 с.

19.
Зимняя И.
А. Лингвопсихология речевой деятельности / И. А. Зимняя. – М.: МПСИ, 2011. –
429 с.

20. Казакова Т. А. Практические
основы перевода. Серия: Изучаем иностранные языки / Т.А. Казакова. – СПб.:
Изд-во «Союз», 2011. – 320 с.

21. Кайди Л.Г. Композиционнаая
поэтика текста. Монография.-М.: Флинта-Наука, 2014. – 400 с.

22. Кожина М. Н. Стилистика
русского языка: [учеб. для пед. ин-тов по спец. N 2101 «Рус. яз. и лит.»] / М.
Н. Кожина. – М. : Просвещение, 2013. – 223 с.

23.
Комиссаров
В. Н. Современное переводоведение. / В. Н. Комиссаров – М.:Изд-во «ЭТС», 2010.
– 424 с.

24.
Комиссаров
В. Н. Теория перевода / В. Н. Комиссаров. – М. : Высшая школа, 2016. – 250 с.

25.
Комиссаров
В.Н. Лингвистика перевода / В.Н. Комиссаров. – М.: ЛКИ, 2007. – 176 с.

26. Костомаров В. Г. Русский язык
на газетной полосе. Некоторые особенности языка современ- ной газетной
публицистики / В. Г. Костомаров. – М. : Моск. ун.-т, 2011. – 271 с.

27. Костомаров В. Г. Языковой
вкус эпохи: Из наблюдений над речевой практикой масс-медиа / В. Г. Костомаров.
– М. : Педагогика-Пресс, 2014. – 247 с.

28. Курилович Е. Очерки по
лингвистике / Е. Курилович. – М. : Изд-во иностр. лит., 2012. – 456 с.

29.
Латышев
Л.К. Курс перевода. Эквивалентность перевода и способы её достижения / Л.К.
Латышев. – М.: Академия, 2013. – 192 с.

30.
Лингвистические
аспекты теории перевода (хрестоматия). – Ереван: Лингва, 2007. – 307 с.

31.
Львовская
З. Д. Современные проблемы перевода / З. Д. Львовская. – М.: ЛКИ, 2008. – 224
с.

32.
Маршак С.
Я. Портрет или копия? (Искусство перевода) // Собрание сочинений в 4-х томах /
С. Я. Маршак. – М. : Высшая школа, 2014. – Том 4. –739 с.

33.
Миньяр-Белоручев
Р. К. Теория и методы перевода / Р. К. Миньяр-Белоручев – М.: Московский лицей,
2016. – 290 с.

34. Мирам Г. Э. Переводные
картинки. Профессия: переводчик [Текст] / Г. Э.Мирам. – Киев: Ника-Центр,
Эльга, 2011. – 336 с.

35.
Михеев
А.В. Общественно-политический перевод и современная риторика // Тетради
переводчика / Под ред. С.Ф. Гончаренко – М., 2016. – Вып. 22. – С. 65-73.

36. Наер В. Л. Из лекций по
теоретическим основам интерпретации текста / В.Л. Наер. – М.: МГЛУ, 2011. – 75
с.

37. Наер В. Л. К описанию
функционально-стилевой системы современного английского языка / В. Л. Наер //
Лингвистические особенности научного текста. – М. : Просвещение, 2011. – С.
3-13.

38.
Найда Ю.
К. К науке переводить. Принципы соответствий // Вопросы теории перевода в
зарубежной лингвистике / Ю. К. Найда. – М.: Междунар. отношения, 2014. – С.
114–137.

39.
Нелюбин
Л. Л. Толковый переводоведческий словарь / Л. Л. Нелюбин. – М.: Флинта-наука,
2013. – 320 с.

40. Нелюбин, Л.Л.
Лингвостилистика современного английского языка: Учебное пособие, стер / Л.Л.
Нелюбин. – М.: Флинта, 2015. – 128 c.

41.
Никулина
Н.Ю. Специфические особенности перевода англоязычных газетно-публицистических
текстов. Филология. -М.: Молодой ученый, 2013 – 232с.

42.
Паршин
А.Н. Теория и практика перевода / А.Н. Паршин. – М.: Русский язык, 2010. – 161
с.

43.
Провоторов
В.И. Предпереводческий анализ текста: Учеб. пособие. – 3-е изд., стереотип /
М.П. Брандес, В.И. Провоторов. – М.: НВИ – Тезаурус, 2011. – 224 с.

44.
Рецкер Я.
И. Теория перевода и переводческая практика. / Я. И. Рецкер – М.: Международные
отношения, 2014. – 216 с.

45.
Семёнов
А. Л. Основные положения общей теории перевода. / А. Л. Семёнов. – М.: Изд-во
Российского ун-та дружбы народов, 2015. – 99 с.

46. Складчикова Н. В.
Семантическое содержание метафоры и виды его компенсации при переводе / Н. В.
Складчикова // Номинация и контекст: сб. научных трудов. – Кемерово, 2015. – С.
21-29

47. Солганик Г.Я. Стилистика
русского языка: Учебное пособие для бакалавров / Г.Я. Солганик. – М.: Флинта,
2016. – 248 c.

48. Степанов А.В. Практическая
стилистика русского языка. Лекции с упражнениями / А.В. Степанов. – М.: МГУ, 2015.
– 176 c.

49. Столярова Е.А. ВПС:
Стилистика русского языка. Конспект лекций / Е.А. Столярова. – М.: Приор-издат,
2008. – 155 c.

50. Федоров А. В. Основы общей
теории перевода (лингвистические проблемы): Учеб. пособие. – М.: Высшая школа, 2013.
– 303 с.

51.
Федоров
А. В. Язык и стиль художественного произведения] / А. В. Федоров. – М. – Л. :
Гослитиздат, 2013. – 132 с.

52. Цатурова И. А. Переводческий
анализ текста: Учебное пособие / И.А. Цатурова, Н.А. Каширина. – СПб.: Изд-во «Союз»,
2008. – 294 с.

53.
Швейцер
А. Д. Теория перевода: Статус, проблемы, аспекты / А. Д. Швейцер. – М. : УРСС,
2008. – 215 с.

54. Швейцер А.Д. Контрастивная стилистика:
Газетно-публицистический стиль в английском и русском языках / А.Д. Швейцер. – М.:
КД Либроком, 2012. – 256 c.

55.
Catford J. C. A
Linguistic Theory of Translation: an Essay on Applied Linguistics / J.C.
Catford. – L.: Oxford University Press, 1965. – 103 p. 1

56.
Gutt E.
Translation and relevance: cognition and text / E. Gutt. – Oxford: Blackwell
Publishers, 2010. – 271 p.

57.
Kenny D.
Equivalence / Dorothy Kenny // Routledge Encyclopedia of Translation Studies. –
L.: Routledge, 2009. –
Р. 77– 802.

58. Kromann H.-P., Riiber T., Rosbach P.
Principles of Bilingual Lexicography / H.-P. Kromann, T. Riiber, P. Rosbach //
W.D.D. – 2011. – V.3. – P. 2711 – 2728.

59. Winter W. Impossibilities of
Translation // The craft and context of Translation / W. Winter. – NY: Anchor
Books, 2014. – P. 93–113.

60. https://www.nimh.nih.gov/health/statistics/suicide/index.shtml

61. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC4270739/

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Лексико-синтаксические
средства, позволяющиеопределитьтему и рему

Тема

Рема

Англ. яз

Русск.яз

Англ. яз

Русск.яз

1)
указательные ипритяжательныеместоимения

1)
указательные и притяжательные местоимения

1) There is…
There stand… There emerge
и др.

1) тот
самый

2)
определ.арт.

2)некий,
один

2) It
is… who / that

2) частица
не, но не перед сказуемым

3) It
takes…

3)исключительно,
именно, лишь, только, как раз

4) do
эмфатич.

5) неопред.
арт.

6) no,
neither,nor

7) alone, just,
such as, even, really, actually, awfully, rather than, exactly, precisely

ВИДЫ ПЕРЕВОДЧЕСКИХ ТРАНСФОРМАЦИЙ

4.1. Понятие «переводческая трансформация»

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от языковых единиц оригинала к единицам перевода, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями. Поскольку переводческие трансформации осуществляются с языковыми единицами, имеющими план содержания и план выражения, то они носят формальносемантический характер, преобразуя как форму, так и значение исходных единиц.

Переводческие трансформации рассматриваются в переводе как приемы перевода, которые может использовать переводчик при переводе различных текстов, в тех случаях, когда словарное соответствие отсутствует, или не может быть использовано в условиях данного контекста.

В зависимости от характера языковых единиц, которые рассматриваются как исходные в операции преобразования, переводческие трансформации можно подразделить на лексические, грамматические и лексико-

грамматические
(в них преобразования затрагивают одновременно лексические и грамматические единицы оригинала, либо являются межуровневыми, т.е. осуществляют переход от лексических единиц к грамматическим и наоборот).

К лексическим трансформациям
, наиболее часто применяемым в процессе перевода относятся: переводческое транскрибирование и транслитерация; калькирование и лексико-семантические замены: конкретизация, генерализация, модуляция и др.

Грамматические трансформации
(морфологические, синтаксические) включают: синтаксическое уподобление (дословный перевод); членение предложения; объединение предложения; грамматические замены (замене подлежат формы слова, части речи, члены предложения) и др.

Лексико-грамматическими трансформациямиявляются:

антонимический перевод; конверсная трансформация; адекватная замена; метафоризацияция / деметафоризация; экспликация — описательный перевод / импликация; компенсация; идеоматизация / деидеоматизация и др.

4.2. Основные виды трансформации

Рассмотрим вышеназванные переводческие трансформации.

Транскрибирование и транслитерация – это приемы перевода лексических единиц оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв языка перевода. При транскрибировании воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его грамматическая форма

(буквенный состав). Например:
Klaus – Клаус; Barbara – Барбара; Lübek –

Ведущим приемом в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и грамматические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова исходного языка на языке перевода всегда условна и приблизительна. Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова исходного языка, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время. Например: Fridrich Dürrenmatt – Фридрих Дюрренматт; Erich Maria Remarque – Эрих Мария Ремарк; Innsbruck – Инсбрук; Loire – Луара; Friedrichstrasse –

Фридрихштрассе; Alexanderplatz – Александерплац; «Der Spiegel» – «Шпигель; «Die Welt» – «Вельт»; Weltgewerkschaft – Всемирное профсоюзное движение.

Калькирование
– это прием перевода лексических единиц оригинала путем замены ее составных частей – морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) – их лексическими соответствиями в языке перевода. Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в языке перевода, копирующего структуру исходной единицы.

В ряде случаев использование приема калькирования сопровождается изменением порядка следования калькируемых элементов. Нередко в процессе перевода транскрипция и калькирование используются одновременно. Например: transnational (англ.) – транснациональный; petrodollar – нефтедоллар.

Лексико-семантические
замены
– это прием перевода лексических единиц исходного языка путем использования в переводе единиц языка перевода, значение которых не совпадает со значением исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и модуляция — смысловое развитие значения исходной единицы.

Конкретизация
– лексико-семантическая трансформация, при которой осуществляется замена слова или словосочетания исходного языка с более широким предметно-логическим значением на слово или словосочетание языка перевода с более узким значением. В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения — единица исходного языка выражает родовое понятие, а единица языка перевода – входящее в нее видовое понятие. Например: коллектив завода – рабочие и служащие. При конкретизации в первоначальную структуру вводится дополнительная дифференциальная сема:«учащийся – студент».

Генерализация
— лексико-семантическая трансформация, при которой выполняется замена единицы исходного языка, имеющей более узкое

значение, единицей языка перевода с более широким значением. Это преобразование является обратным конкретизации. Приемом генерализации приходится пользоваться, если в языке перевода нет конкретных понятий, аналогичных понятиям исходного языка. Этот прием помогает переводчику выходить из трудного положения, когда он не знает обозначения видового понятия на языке перевода. Например: бананы, апельсины, ананасы – фрукты. При генерализации семантическая структура изменяется за счет потери дифференциальной семы: «стол – мебель, стул – мебель».

Модуляция
(смысловое, логическое развитие) – лексико-семантическая трансформация, при которой осуществляется замена слова или словосочетания исходного языка единицей языка перевода, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются связанными причинно-следственными отношениями.

При модуляции — логическом развитии — семантическая структура претерпевает наибольшие изменения и может получать все или почти все новые компоненты: «новая статья – последний успех» (замена всех основных семантических компонентов), «ответственный – руководитель» (замена большинства компонентов). Логическое развитие наиболее сложный прием, требующий определенного мастерства от переводчика. Его суть в замене понятия другим, не только, если эти понятия связаны друг с другом как причина и следствие, но и как часть и целое, орудие и деятель и т.п. Например:

«новая пластинка певца …» — «последний успех певца …»; «бывший ответственный …» — «бывший руководитель …»; «домашнее воспитание …» — «семейное воспитание …» и т.п.

Многие подобные соответствия зафиксированы в специальных словарях. Чаще такие переходы между взаимосвязанными понятиями переводчикам приходится находить заново в процессе перевода, что и составляет одну из сторон их творчества.

Синтаксическое уподобление
(дословный перевод) – грамматическая трансформация при которой синтаксическая структура оригинала преобразуется в аналогичную структуру языка перевода. Эта «нулевая» трансформация применяется в тех случаях, когда в исходном языке и языке перевода существуют параллельные синтаксические структуры. Синтаксическое уподобление может приводить к полному соответствию количества языковых единиц и порядка их расположения в оригинале и переводе.

Членение предложения
– грамматическая трансформация, при которой синтаксическая структура предложения в оригинале преобразуется в две или более предикативные структуры языка перевода. Трансформация членения приводит к преобразованию простого предложения исходного языка в сложное предложение языка перевода, либо к преобразованию простого или сложного предложения исходного языка в два или более самостоятельных предложения в языке перевода.

Грамматическая замена
— грамматическая трансформация, при которой грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу языка перевода с иным грамматическим значением. Замене может подвергаться грамматическая единица исходного языка любого уровня: словоформа, часть речи, член предложения, предложение определенного типа. В процессе перевода всегда происходит замена форм исходного языка на формы языка перевода. Но грамматическая замена, как трансформация, подразумевает не просто употребление в переводе форм языка перевода, а отказ от использования форм языка перевода, аналогичных исходным, так как они не позволяют осуществить адекватный перевод. Замена форм исходного языка на иные, отличающиеся от них по выражаемому содержанию (грамматическому значению) – в этом суть данной трансформации. Весьма распространенным видом грамматической трансформации в парах языков немецкий/английский и русский/белорусский является замена части речи.

Антонимический перевод
– это лексико-грамматическая трансформация, при которой осуществляется замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную в переводе или, наоборот, отрицательной на утвердительную. Это сопровождается заменой лексической единицы исходного языка на единицу языка перевода с противоположным значением.

Он все помнит. – Он ничего не забыл.

Вы должны молчать. – Вы не должны говорить. В Берлине он развлекался. – В Берлине он не скучал.

Но не всякий антоним с отрицанием может служить соответствием в переводе. Например:

Я не закрыл дверь. – Я открыл дверь. Он рассмеялся. – Он не заплакал.

В рамках антонимического перевода единица исходного языка может заменяться не только прямо противоположной единицей языка перевода, но и другими словами и сочетаниями, выражающими противоположную мысль.

Der Kaplan spielte mit den weißen Fingern von Winnitous Schwester, die zart errötend ihm die Hand überließ. (Frank L. Die Räuberbande.) —

Викарий играл белыми пальчиками сестры Виннету, которая зардевшись не отнимала руки. (Франк Л. Шайка разбойников.)

В
приведенном примере глагол
überlassen
переведен как не отнимать.

В
некоторых случаях введение необходимого в антонимическом переводе компенсирующего отрицания имеет более сложный характер. Сравним отрывок из немецкого военного текста и его перевод:

Es wäre falsch anzunehmen, numerische Unterlegenheit könne durch eine bewegliche Kampfführung ausgeglichen werden. — Было бы ошибочным предположить, что численное превосходство противника можно компенсировать маневренным ведением боя.

Здесь введение компенсирующего отрицания осуществлено путем замены подразумеваемого мы на слово противник: (unsere) Unterlegenheit — превосходство противника
. Иначе это можно выразить так: понятиеUnterlegenheit
заменено его русским антонимом превосходство, но и субъект — носитель признака — заменен понятием с противоположным знаком:(мы) —

противник.

К переводческому приему, именуемому антонимическим переводом, по своему содержанию близок прием, именуемый конверсная трансформация
. Ее суть в том, что в переводе описывается то же самое отношение между субъектом и объектом, что и в оригинале, только с другой стороны:

Dieses Problem tritt immer an jeden angehenden Lehrer heran. —

Каждый начинающий учитель сталкивается с этой проблемой. Merkwürdig war, dass sie trotz ihrer geräuschvollen Ankunft in den

Straßen völlig allein blieben. (Mann Th. Buddenbrooks) — Однако странным было то, что, несмотря на шумный въезд отряда, улицы продолжали оставаться безлюдными. (Манн Т. Будденброки)

Распространенным является переводческий прием — адекватная замена
. Наиболее часто он находит применение при переводе идиом, традиционных метафор и т. п.:

Wenn das meine Freunde sehen, fallen ihnen die Augen aus dem Kopf. (Wurzberger K. Alarm am Morgen) — Мои друзья раскроют рты,

когда увидят такое. (Вурцбергер К. Тревога на рассвете.)

Dieser Breuer hatte mir zu Frau Zalewskis Unkenrufen noch gefehlt. (Remar-que E. M. Drei Kameraden) — После карканья фрау Залевски только этого Бройера мне и недоставало. (Ремарк Э. М. Три товарища.)

Суть этого приема состоит в замене всего или части высказывания на исходном языке высказыванием или частью высказывания на языке перевода с другим значением, но с той же смысловой и/или эмоциональной функцией. Но далеко не всегда идиома переводится идиомой, а метафора — метафорой:

Gustav erzählte mir, dass er bald heiraten wolle. Es sei etwas Kleines unterwegs, da helfe alles nichts. (Remarque E. M. Drei Kameraden.)-

Густав сказал, что скоро собирается жениться. Его невеста ожидает ребенка, и тут, мол, уже ничего не поделаешь. (Ремарк Э. М. Три товарища.)

Примененный переводчиком прием заключается в том, что нечто сказанное «не напрямик», а с помощью иносказания, метафор и т.п., в переводе выражено напрямую — с помощью прямых (непереносных) значений слов и словосочетаний. Такой прием именуется деметафоризацией.

Противоположный по содержанию прием — метафоризация:

Aller Anfang ist schwer. — Первый блин всегда комом.

Экспликация или описательный перевод – это лексико-

грамматическая трансформация, при которой лексическая единица исходного языка заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, т.е. дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на языке перевода.

Например, в немецком языке не существует таких лексических единиц, как бомж, путевка, тулуп, столбовая дорога и т.п. При переводе этих слов необходимо обратиться к описанию обозначаемых ими понятий: табор – стоянка цыган.

С помощью экспликации можно также передать значение любого

безэквивалентного слова.

Недостатком описательного перевода является его громоздкость и многословность. Поэтому наиболее успешно этот прием перевода применяется в тех случаях, где можно обойтись сравнительно кратким объяснением. Экспликация придает содержанию более конкретную по сравнению с оригиналом форму выражения.

Was Diedrich stark machte, war der Beifall ringsum, die Menge, aus der heraus Arme ihm halfen, die überwältigende Mehrheit drinnen und draußen. (Mann H. Der Untertan.) — Эту силу ему давало всеобщее одобрение, толпа, из которой ему протягивались руки на помощь, подавляющее большинство в школе и за ее стенами. (Манн. Г. Верноподданный.)

„Wissen Sie etwas über das Fahrzeug?» „Es war das Brotauto.» „Wieso?» „Wer kennt hier nicht den Lieferwagen mit der Anschrift der

Großbäckerei.» (Wurzberger K. Alarm am Morgen.) – «Можете ли вы что-нибудь сказать о машине?» «Это был хлебный фургон.» «Почему вы так решили!» «Да кто же не знает машину с названием большой пекарни на кузове.» (Вурцбергер К. Тревога на рассвете.)

Прием, противоположный экспликации — импликация:

Aus dem offenen Fenster gegenüber quakte ein Grammophon den Hohenfriedberger Marsch. (Remarque E. M. Drei Kameraden.) — Из полуоткрытого окна напротив доносились квакающие звуки военного марша. (Ремарк Э. М. Три товарища.)

Экспликация / импликация отличаются от деметафоризации / метафоризации тем, что не включают в себя перехода от иносказательности к прямому способу выражения содержания. Общее для этих приемов — придание высказанному более явной или, наоборот, менее явной формы.

Компенсация
– это вид переводческой трансформации, при которой элементы смысла, утраченные при переводе единицы исходного языка в

оригинале, передаются в тексте перевода каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале. Тем самым восполняется, «компенсируется» утраченный смысл, и, в целом, содержание оригинала воспроизводится с большей полнотой. При этом нередко грамматические средства оригинала заменяются лексическими и наоборот.

нерегулярный, исключительный прием перевода единицы оригинала, пригодный лишь для данного контекста.

Лексические добавления
– использование в переводе дополнительных лексических единиц для передачи имплицитных элементов смысла оригинала.

Местоименный повтор
– повторное указание в тексте перевода на уже упоминавшийся объект с заменой его имени на соответствующее местоимение.

Опущение
– отказ от передачи в переводе семантически избыточных слов, значения которых нерелевантны или легко восстанавливаются в контексте.

Таблица 4.1. Виды переводческих трансформаций.

Лексические

Грамматические

Лексико-грамматические

(лексические,

трансформации:

трансформации:

семантические)

трансформации:

переводческое

морфологическая

антонимический перевод;

транскрибирован

трансформация;

конверсная трансформация;

синтаксическая

адекватная замена;

транслитерация;

трансформация;

контекстуальная замена;

калькирование;

синтаксическое

метафоризация/демтафоризация;

конкретизация —

уподобление –

экспликация — описательный

дословный

перевод / импликация;

семантическая

компенсация;

членение

идеоматизация /

предложения;

генерализация —

деидеоматизация;

объединение

лексические добавления;

семантическая

предложения;

местоименный повтор и др.

грамматические

модуляция —

замены и др.

семантическая

замена и др.

В основе всех переводческих трансформаций лежат одна или две речемыслительных операции: перефразирование и/или подстановка
. Но степень радикальности переводческих трансформаций бывает весьма различной

От трансформаций, влекущих за собой относительно небольшое несходство переводного высказывания с исходным, до случаев так называемого парадоксального перевода, когда внешняя непохожесть исходного и переводного высказываний такова, что в конечном продукте сразу нелегко признать перевод. И лишь в процессе анализа становится ясно, что такое переводческое решение является оптимальным, и позволяет перевести ближе к тексту.

Владение инструментарием переводческих трансформаций позволяет переводчику экономить время и сосредоточиться на решении нестандартных задач. Безусловно, пользуясь лишь переводческими трансформациями, успешно переводить невозможно. Так как всякий перевод требует от переводчика творческого подхода и конкретных переводческих решений.

4.3. Языковые уровни

Рассмотренная выше классификация переводческих трансформаций позволяет провести границу между трансформациями с точки зрения уровней языка
, т.е. позволяет показать — языковые единицы какого из уровней претерпевают изменения.

*Языковые уровни — это подсистемы общей системы языка, каждая из которых характеризуется совокупностью относительно однородных единиц и категорий языка, а также правил, регулирующих их использование. Выделяются следующие уровни языка: фонетический; грамматический: морфологический и/или синтаксический; лексический: лексический, семантический и др.

Фонетическое преобразование исходного высказывания не может считаться трансформацией, поскольку оно — обязательный, константный элемент процесса перевода. О трансформациях правомерно говорить только в тех случаях, когда трансязыковое перефразирование затрагивает еще и другие уровни языка: морфологический, синтаксический, лексический, семантический

Или же еще более глубокие структуры порождения речи.

Использование уровневых трансформаций ведет к асимметрии исходного и переводного высказывания на том или ином уровне языка, в зависимости от того, какая трансформация имела место. Например:

Pierre berichtete, er sei es gewesen, der den Ankauf des Schiffes vermittelt habe. (Feuchtwanger L. Die Füchse im Weinberg)- Пьер сообщил, что он

был посредником при покупке судна. (Фейхтвангер Л. Лисы в винограднике)

Lenormant… sehnte sich manchmal nach Kraft und Einfachheit. (Ebenda)


Ленормана… часто тянуло к сильному и простому. (Там же)

В
первом случае денотативное значение глагола
vermitteln
переводчик

передал существительному посредник, т. е. с некоторой долей условности можно сказать, что глагол был преобразован в существительное.

Во втором случае мы имеем трансформацию: существительные Kraft und Einfachheit
были преобразованы в прилагательные, хотя и субстантивированные — сильное и простое. Это морфологическая трансформация. Ее особенность в том, что она в минимальной степени отражается на передаваемом содержании — не влечет за собой существенных содержательных потерь.

Достаточно нейтральны в этом отношении и синтаксические трансформации. В приведенном выше примере мы можем наблюдать также и асимметрию на синтаксическом уровне: подлежащее Lenormant
в процессе перевода перевоплотилось в дополнениеЛенормана
, а личное предложение — в безличное. Репертуар «превращений» членов предложений в процессе перевода весьма широк:

Hoheitsvoll sah der Wirt den Glasermeister an. (Frank L. Die Räuberbande.) — Хозяин окинул его величественным взглядом. (Франк Л. Шайка разбойников)

В процессе перевода значение наречия перешло к определению.

Синтаксическая трансформация может заключаться в замене одного типа синтаксической конструкции другим:

Als das Fahrzeug getestet wurde, war der Chefkonstrukteur auf dem Versuchsgelände anwesend. — На полигоне, где испытывалась машина, присутствовал главный конструктор.

В приведенном примере придаточное временное предложение трансформировалось в придаточное определительное.

Суть лексических трансформаций заключается в том, что в процессе перевода некоторые лексемы (слова, устойчивые словосочетания) исходного высказывания заменяются не системными (словарными) лексическими эквивалентами языка перевода, а некоторыми контекстуальными эквивалентами, т. е. эквивалентами только на данный конкретный случай, которые при наложении друг на друга лексических систем исходного языка и языка перевода не пересекаются. В частности, это находит свое отражение в

том, что контекстуальные эквиваленты не являются эквивалентами в рамках двуязычного словаря:

Er setzte sich hin, nahm die Feder, rückte aber das Gesicht tief auf den Tisch. (Zweig St.) — Он сел, взял перо и низко нагнул голову над столом. (Цвейг Ст.)

Немецкое существительное das Gesicht
не является системным (словарным) эквивалентом русского существительного голова, а немецкий глаголrücken
— русского глаголанагнуть
.

Лексические трансформации в большей степени, чем морфологические или синтаксические, могут затрагивать процесс передачи исходного содержания. Однако отнюдь не они являются самыми глубокими, самыми радикальными трансязыковыми преобразованиями. Подобно синтаксическим и морфологическим трансформациям, они затрагивают лишь поверхностный слой речемыслительного процесса — подбор средств языкового выражения в соответствии с уже имеющейся схемой построения мысли. Соответственно в рамках названных трансформаций переводчик меняет лишь принципы этого подбора, не затрагивая более глубинное явление — саму схему мысли.

4.4.
Глубинные трансформации

В
процессе перевода, однако, имеют место и более
радикальные

трансформации,
вторгающиеся в глубинный слой речемыслительной деятельности. В результате этого претерпевает изменения сама схема мысли. Такие трансформации являютсяглубинными.

Рассмотрим на примере одноязычного перефразирования разницу между «поверхностными» и глубинными трансформациями. Сравните:

1.
а) Петров своим трактором разбил дорогу.

1.
б) Трактор Петрова разбил дорогу.

2.
а) Вдруг он выхватил нож.

2. б) Вдруг в его руке появился нож.

2. в) Вдруг в его руке все увидели нож.

2. г) В его руке вдруг сверкнул нож.

В случае 1. меняется лишь языковое (синтаксическое) оформление мысли: если в первом высказывании действующий субъект представлен в форме синтаксического субъекта (подлежащего), а инструмент действия — в

Введение

1.1 Процесс перевода

1.2 Понятие единицы перевода

1.4 Виды трансформаций

Заключение

Список использованных источников

Введение

В двадцатом веке появляются попытки создать классификацию соответствий. Одну из первых мы можем считать классификацию «закономерных соответствий», предложенную в 1950 г. Я.И. Рецкером. Рецкер различает 3 категории закономерных соответствий:

) эквиваленты;

) аналоги;

В данной курсовой работе мы придерживались концепции переводческих трансформаций В.Н. Комиссарова.

Основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе перевода с участием различных ИЯ и ПЯ, включают следующие переводческие приемы: переводческое транскрибирование и транслитерацию, калькирование и лексико-семантические замены (конкретизацию, генерализацию, модуляцию). К наиболее распространенным грамматическим трансформациям принадлежат: синтаксическое уподобление (дословный перевод), членение предложения, объединение предложений, грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения). К комплексным лексико-грамматическим трансформациям относятся антонимический перевод, экспликация (описательный перевод) и компенсация .

Объектом исследования
данной работы являются виды переводческих трансформаций.

Предметом исследования
являются концепции переводческих трансформаций в трудах отечественных лингвистов.

Актуальность
данной работы заключается в необходимости современных исследований в области теории перевода, которые обусловлены комплексным характером переводческих трансформаций.

Научная новизна
исследования состоит в анализе концепций переводческих трансформаций.

Цель исследования
заключается в изучении проблемы видов трансформаций в трудах отечественных ученых.

Цель исследования предопределила следующие задачи:

1) изучить научную литературу по материалам исследования

) анализ видов переводческих трансформаций на материале рассказа С. Моэма «Луиза» (перевод с английского А. Бальюри).

Теоретическая и практическая значимость
работы состоит в выявлении особенностей переводческих трансформаций, а также в применении результатов проведенного анализа на практике.

Материалом исследования
является рассказ С. Моэма «Луиза» (перевод с английского А. Бальюри).

Теоретической основой исследования являются работы В.Н. Комиссарова, Л.С. Бархударова, Т.А. Казаковой, А. Паршина, В.С. Виноградова.

Методы исследования
:

) научно-исследовательский

) описательный

) метод комплексного анализа

переводческая трансформация лингвист лексический

Данная работа состоит из введения, двух частей (теоретической и практической) и заключения.

В первой части мы рассмотрели понятие единицы перевода, виды переводческих трансформаций, процесс перевода, представления о трансформациях в современной теории перевода.

Во второй части исследования мы представили анализ видов переводческих трансформаций на материале рассказа С. Моэма «Луиза» (перевод с английского А. Бальюри) и выводы.

В заключении представлены результаты и выводы данной исследовательской работы относительно проблемы переводческих трансформаций.

1. Переводческие трансформации

1.1 Процесс перевода

Слово «перевод» имеет несколько различных значений. Так, в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова указывается на наличие у этого слова пяти значений,1 большинство которых, понятно, не имеет отношения к интересующей нас проблеме (напр., «перевод заведующего на другую должность», «почтовый перевод» и др.). Но даже когда слово «перевод» употребляется в смысле «перевод с одного языка на другой», оно и в этом случае имеет два разных значения:

) «Перевод как результат определенного процесса», то есть обозначение самого переведенного текста (напр., в предложениях: «Это — очень хороший перевод романа Диккенса», «Недавно вышел в свет новый перевод поэмы Байрона «Паломничество Чайльд-Гарольда» на русский язык», «Он читал этого автора в переводе» и т.п.

) «Перевод как сам процесс», то есть как действие от глагола переводить, в результате которого появляется текст перевода в первом значении.

Предметом лингвистической теории перевода является научное описание процесса перевода как межъязыковой трансформации, то есть преобразования текста на одном языке в эквивалентный ему текст на другом языке .

Перевод — это вид языкового посредничества, при котором на другом языке создается текст, предназначенный для полноправной замены оригинала в качестве коммуникативно-равноценного последнему .

Любое речевое произведение, помимо языка, на котором оно строится, предполагает также наличие определенных экстралингвистических факторов, как то: темы (предмета) сообщения, участников речевого акта, обладающих определенной лингвистической и экстралингвистической информацией, и обстановки (ситуации) общения. Экстралингвистические, то есть неязыковые факторы речи не представляют собой некий «сверхъязыковой остаток», как полагал А.И. Смирницкий, они являются неотъемлемыми составными частями самого процесса речи (коммуникативного акта), без которых речь немыслима .

Перевод — это вид языкового посредничества, который всецело ориентирован на иноязычный оригинал. Перевод рассматривается как иноязычная форма существования сообщения, содержащегося в оригинале. Межъязыковая коммуникация, осуществляемая через посредство перевода, в наибольшей степени воспроизводит процесс непосредственного речевого общения, при котором коммуниканты пользуются одним и тем же языком .

Изучение процесса перевода (процессуальная транслатология) традиционно неразрывно связано с его преподаванием и первоначально в основном осуществлялось в целях преподавания перевода, хотя в последнее время в разных странах проводится целый ряд экспериментов с чисто исследовательскими целями. Но до сих пор о процессе перевода нам известно далеко не все.

Пожалуй, никто из ученых не отрицает того, что процесс перевода складывается из стадии восприятия текста и стадии его воспроизведения.Д. Селескович, строя свои выводы на наблюдениях за процессом синхронного перевода, понимает стадию восприятия как извлечение смысла, минуя языковое содержание; воспроизведение же состоит, по мнению Д. Селескович, из операций над идеями, а не над языковыми знаками.Д. Селескович отрицает этап анализа в устном переводе и ставит под сомнение результаты письменного перевода, поскольку, анализируя текст, письменный переводчик может упустить из виду основной смысл текста.

Исследователи процесса письменного перевода (например, Х. Крингс) видят в нем 3 этапа: восприятие, воспроизведение и контроль готового текста; комплекс конкретных действий переводчика на каждом из этапов получил название переводческих стратегий.

Наиболее исследованным этапом является этап воспроизведения, т.е. собственно перевод, и те конкретные средства, с помощью которых он осуществляется: единицы перевода, а также разновидности соотношений языковых средств, которые устанавливаются в процессе перевода .

Процесс перевода, как бы он быстро ни совершался в отдельных, особо благоприятных или просто легких случаях, неизбежно распадается на два момента. Чтобы перевести, необходимо, прежде всего понять, точно уяснить, истолковать самому себе переводимое (с помощью языковых образов, т.е. уже с элементами перевода), мысленно проанализировать (если оригинал представляет ту или иную сложность), критически оценить его.

Далее, чтобы перевести, нужно найти, выбрать соответствующие средства выражения в ПЯ (слова, словосочетания, грамматические формы). Таким образом, процесс перевода предполагает сознательное установление соотношений между данными ИЯ и ПЯ. Это — предпосылка для него.

Всякое истолкование подлинника, верное или неверное, и отношение к нему со стороны переводчика, положительное или отрицательное, имеет результатом — в ходе перевода — отбор речевых средств из состава ПЯ .

1.2 Понятие единицы перевода

Одним из самых проблемных вопросов теории перевода является определение единицы перевода. Единица — минимальная самостоятельная структура в составе целого, не искажающая значение этого целого .

Единицы перевода — минимальные единицы, подлежащие переводу, или единицы переводческой эквивалентности, т.е. единицы ИЯ, имеющие эквивалент в тексте ПЯ. Сам термин «единица перевода» был предложен Ж. Вине и Ж. Дарбельне. В дискуссиях о размерах этой единицы и ее характере ученые пришли к выводу, что размеры этой единицы не стабильны, они могут варьироваться в широких пределах, а сама единица является операционной. Исследователи подчеркивают психолингвистический характер единицы перевода. В частности, О.И. Бородович полагает, что «локус этой единицы не в каком-либо из двух текстов, а в мозгу переводчика» .

Поскольку задача перевода — передать содержащуюся в тексте информацию, то, вероятно, логичнее считать единицей перевода не единицы языка, а единицы информации. И здесь мы приходим к выводу, что единица перевода зависит от типа переводимого текста. Тексты с преобладающей информацией первого рода передают логическую информацию, т.е. мысли автора, следовательно, единицей этого типа текстов можно считать законченную мысль .

Проблемы перевода — это, в основном, проблемы анализа, понимания и построения текста. Не случайно, многие переводоведы рассматривают текст в качестве основной единицы перевода (ЕП). Для этого есть несколько оснований. Во-первых, поскольку текст представляет собой единое смысловое целое, значения всех его элементов взаимосвязаны и подчинены этому целому. Таким образом, текст является той единицей, в рамках которой решается вопрос о контекстуальном значении всех языковых средств. Во-вторых, при оценке значимости неизбежных потерь при переводе действует принцип преобладания целого над частью. В-третьих, конечной целью переводчика является создание текста, который отвечал бы требованиям когезии и когерентности, и все решения переводчика принимаются с учетом этих требований. Конечно, признание текста основной единицей перевода не решает проблем, связанных с передачей отдельных элементов его содержания, но оно подчеркивает важность текстологических аспектов перевода .

В.Н. Комиссаров в своей работе «Современное переводоведение» предлагает считать единицей перевода весь текст целиком. Но в таком случае стирается различие между частью и целым, что неприемлемо методологически .

Предполагается, что в процессе перевода в оригинальном тексте вычленяются все элементарные содержательные единицы и их компоненты и им подбираются в языке перевода равнозначные или сходные по содержанию единицы. Таким образом, перевод сводится к анализу содержательных компонентов исходного текста, и синтезу смысла в материале языка перевода. Обычное содержание любой речевой единицы рассматривается как единство, состоящее из набора элементарных смысловых, стилистических, стилевых и т.п. характеристик, которому подбирается соответствия в языке перевода. При такой трактовке процесс перевода осуществляется не столько на уровне слов и предложений, сколько на уровне элементарных содержательных компонентов. Чем выше степень совпадения таких элементарных смыслов в языке оригинала и перевода, тем адекватнее перевод .

Даже знаменательное слово, не говоря уже о словах служебных, не является постоянной самостоятельной единицей перевода. Смысл слова не автономен, он зависит как в оригинале, так и в переводе от контекста, проясняется в контексте (иногда — достаточно широком), и это всегда учитывается сколько-нибудь опытным и внимательным переводчиком.

Но постоянной самостоятельной единицей перевода не может быть признан и гораздо больший по объему и формально законченный отрезок текста, каким является предложение. Смысл предложения далеко не всегда абсолютно автономен, а часто зависит от содержания окружающих предложений, целого абзаца, а иногда и от соседних абзацев. Строго говоря, не только слово, не только предложение, но порой и более крупный отрезок текста (цепь предложений или даже абзац) нельзя считать постоянной единицей перевода, ибо слишком переменный характер имеют смысловые отношения между всеми этими отрезками текста (и не только в произведении художественной литературы). Таким образом, каждое слово и даже каждое предложение, как в оригинале, так и в переводе соотносятся с огромной массой других элементов текста, и поэтому, даже говоря о переводе отдельно взятого слова, всегда приходится учитывать роль окружения, контекста, который в известных случаях может потребовать поисков нового варианта .

Основой единицы перевода может служить не только слово, но любая языковая единица: от фонемы до сверхфразового единства. Главным условием правильности определения исходной единицы, подлежащей переводу, является выявление текстовой функции той или иной исходной единицы. Неадекватность пословного перевода обусловлена именно неверной оценкой текстовых функций языковых единиц: попадая в ту или иную речевую (устную или письменную) ситуацию, слово как единица языка оказывается связанным системными отношениями с другими словами данного текста/высказывания, то есть попадает в ситуативную зависимость или ряд зависимостей от условий текста. Эти зависимости, как уже было сказано, носят системный характер и составляют иерархию контекстов, от минимального (соседнего слова) до максимального (всего текста или даже сверхтекстовых связей).

Наиболее сложные случаи в определении единицы перевода связаны с группой максимальных контекстуальных зависимостей, когда знаковая функция отдельной языковой единицы определяется за пределами предложения, а иногда и за пределами целого текста.

Предложение вовсе не обязательно составляет самостоятельную единицу текста: оно может входить в более сложные сверхфразовые единства, языковые характеристики которых в той или иной мере зависят от целого, и эта зависимость требует различных языковых решений в разных языках .

1.3 Представления о трансформациях в современной теории перевода

То, что при переводе для отдельных фрагментов текста существуют соответствия в виде вполне определенных слов, переводчики заметили очень давно. Об этом свидетельствуют, например, древние шумеро-аккадские словари (параллельные списки выражений), которые и использовались как подспорье для перевода.

В двадцатом веке появляются попытки создать классификацию соответствий. Одну из первых мы можем считать классификацию «закономерных соответствий», предложенную в 1950 г.Я.И. Рецкером. Рецкер различает 3 категории закономерных соответствий:

) эквиваленты;

) аналоги;

) адекватные замены. В целом ряде работ аналоги получили название вариантных соответствий, а адекватные замены стали называть трансформациями.

Сам термин «трансформация» стал толковаться все более широко, что привело к его неоднозначному употреблению. Другое место он стал занимать иногда и в классификациях соответствий. Так, Т.Р. Левицкая и А.М. Фитерман делят все соответствия на эквиваленты и трансформации и понимают под эквивалентами не только лексические, но и грамматические соответствия. Трансформациями авторы называют соответствия, появляющиеся в переводе в тех случаях, когда эквивалент отсутствует, они разграничивают грамматические, лексические и стилистические трансформации.

В западном переводоведении термин «трансформация» встречается крайне редко; по большей части используется понятие «соответствие». В частности, В. Колер предлагает количественный параметр для разграничения соответсвий: один — один (Eins-zu-eins-Entsprechung), один — много (Eins-zu-viele-Entsprechung), много — один (Viele-zu-eins-Entsprechung), один — ноль (Eins-zu-Null-Entsprechung) и один — часть (Eins-zu-Teil-Entsprechung) .

В процессе членения исходного текста и определения единиц перевода выделяются два типа текстовых единиц, подлежащих переводу: единицы со стандартной зависимостью от контекста и единицы с нестандартной зависимостью. Перевод единиц со стандартной зависимостью, или, по В.Н. Комиссарову, типологически эквивалентных единиц, как правило, сравнительно легко осуществляется на уровне лексико-грамматических соответствий с учетом типологических характеристик двух языков. Эти единицы составляют большинство в любом обычном тексте и определяют основу перевода. При этом преобразования исходных единиц такого типа носят также стандартный характер и сводятся к межъязыковым соответствиям.

Единицы с нестандартной зависимостью требуют особой переводческой технологии, так как их структура и функции могут существенно различаться в двух языках и в условиях различных социально-культурных традиций, а также индивидуального опыта автора исходного текста, переводчика и получателя переводного текста. При переводе этих единиц требуются специальные приемы преобразования, при этом важно учитывать сочетание таких факторов, как языковой, культурологический и психологический.

Языковой фактор выражается в том, что переводчик применяет тот или иной» вид трансформации определенных элементов исходного текста: транслитерацию, калькирование, модификацию, замену, переводческий комментарий и т.п.

Культурологический фактор выражается в определении меры информационной упорядоченности переводимого элемента в рамках и за пределами исходного текста на основании представлений о социально-культурной традиции, связанной с употреблением этого элемента вообще и в данном конкретном тексте в частности.

Психологический фактор выражается в переводческой оценке меры информационной упорядоченности данного элемента на основании личного опыта и предположениях об опыте автора исходного текста и/или получателя переводного текста.

С языковой точки зрения, для перевода таких единиц исходного текста, для которых стандартные соответствия не пригодны, в распоряжении переводчика имеются три основных группы приемов: лексические, грамматические и стилистические.

Лексические приемы применимы, когда в исходном тексте встречается нестандартная языковая единица на уровне слова, например, какое-либо имя собственное, присущее исходной языковой культуре и отсутствующее в переводящем языке; термин в той или иной профессиональной области; слова, обозначающие предметы, явления и понятия, характерные для исходной культуры или для традиционного именования элементов третьей культуры, но отсутствующие или имеющие иную структурно-функциональную упорядоченность в переводящей культуре. Такие слова занимают очень важное место в процессе перевода, так как, будучи сравнительно независимыми, от контекста, они, тем не менее, придают переводному тексту различную направленность, в зависимости от выбора переводчика. Так, русские имена славянского происхождения типа Людмила или Светлана, будучи переданными по-английски с помощью традиционного приема транслитерации как Ludmila или Svetlana, выполнят роль внутритекстового имени, но безусловно потеряют при этом внетекстовые ассоциации: в частности, таким путем невозможно без потерь или комментария перевести такие выражения, как Людмила — людям мила, Светлана — светлая, и т.п.

Наиболее распространенными приемами перевода нестандартных лексических элементов исходного текста являются: транслитерация/транскрипция, калькирование, семантическая модификация, описание, комментарий, смешанный (параллельный) перевод.

Грамматические приемы применимы, когда объектом перевода, отягощенным нестандартными зависимостями, является та или иная грамматическая структура исходного текста, от морфемы до сверхфразового единства. По сравнению с лексическими проблемами этот вид проблем представляет собой меньшую сложность для переводчика, однако имеет свою специфику и требует определенных приемов. Например, абсолютные причастные обороты, часто употребимые в английском языке, требуют преобразования грамматической структуры предложения при переводе на русский:

The work having been done, everybody felt a great relief.

Когда дело было сделано, все почувствовали огромное облегчение.

Или: Выполнив работу, все почувствовали огромное облегчение.

Преобразования могут затрагивать любые грамматические формы, в том числе и те, которые могут иметь в других контекстах и прямое соответствие. При переводе с английского языка на русский довольно часто имеет место несоответствие функций глагольных форм, именных словосочетаний и других грамматических единиц, обусловленные не столько типологическими различиями, сколько различиями в культурно-речевых традициях относительно данного вида контекста. Например, в традиции английских кулинарных рецептов употребляется преимущественно императив как форма представления кулинарного действия, тогда как в русском языке ту же функцию выполняет, как правило, неопределенно-личная форма глагола, совпадающая с формой третьего лица, единственного числа + частица — ся:

Bake the buns till light golden,

Булочки выпекаются до появления золотистой корочки.

Этот вид преобразований относится к числу грамматических замен, которые заключаются в изменении характера грамматической формы, если исходная форма либо отсутствует в переводящем языке, либо выполняет иные функции.

Помимо функциональной замены и добавления, к числу наиболее распространенных приемов относятся грамматические трансформации, антонимический перевод, нулевой перевод и целый ряд других .

1.4 Виды трансформаций

И.С. Алексеева в своей работе «Введение в переводоведение» под трансформациями понимает межъязыковые преобразования, требующие перестройки на лексическом, грамматическом и текстовом уровне. В процессе перевода встречаются трансформации 4 элементарных типов:

) перестановки;

) добавления;

) опущения.

Рассмотрим основные типы переводческих трансформаций. Все они могут быть языковыми (объективными) и речевыми (контекстуальными).

Перестановка. Это изменение в переводе расположения (порядка следования) языковых элементов, соответствующих языковым элементам подлинника. Перестановкам могут подвергаться слова, словосочетания, части сложного предложения, элементарные предложения внутри сложного, самостоятельные предложения в системе целого текста. Наиболее частотны перестановки членов предложения — изменение порядка слов.

Ill1 come2 late3 today4. — Сегодня4 я1 приду2 поздно3.

Перестановка в придаточном предложении связана с объективными различиями в закономерностях порядка слов в русском и английском языках.

Замена. Это наиболее распространенный вид переводческих трансформаций.

) Замены форм слова часто зависят от расхождений в грамматическом строе языков. Такие замены объективны: beans (ед. ч.) — фасоль (мн. ч.). Падежные замены — при различии в управлении.

) Замены частей речи: popular protest — протест населения (прил. + сущ. — сущ. + сущ.); Latin American peoples — народ Латинской Америки (прил. + прил. + сущ. — сущ. + прил. + сущ.).

Словосочетания такого рода, хотя и являются разложимыми, постепенно приобретают в речи клишированный характер; тогда выбор становится излишним, и трансформация-замена приближается к однозначному эквиваленту.

) Замены членов предложения — необходимы тогда, когда происходит перестройка синтаксической структуры: замена членов предложения, замена английского пассива на активный залог при переводе на русский язык.

) Синтаксические замены в сложном предложении:

Замена сложного предложения простым; замена простого предложения на сложное; замена сложносочиненного предложения на сложноподчиненное; замена союзной связи в сложноподчиненном русском предложении на бессоюзную в английском.

) Лексические замены. Среди случаев лексических замен наиболее часто встречаются, пожалуй, четыре: частичное изменение семного состава исходной лексемы, перераспределение семного состава исходной лексемы, конкретизация и генерализация.

Частичное изменение семного состава исходной системы. Применение такого рода лексической замены обусловлено контекстом, как широким, в том числе ситуативным, так и узким — сочетаемостью в рамках литературной нормы ПЯ.

Перераспределение семного состава исходной лексемы. Такое перераспределение необходимо, если исходная лексема содержит в своем составе семы, которые невозможно передать одной лексемой ПЯ, а также в случае, если есть опасность нарушить правила сочетаемости.

Конкретизацией обычно называют замену слова или словосочетания ИЯ с более широким референциальным значением на слово или словосочетания ПЯ с более узким референциальным значением. Конкретизация может быть языковой и контекстуальной.

Генерализация — замена, обратная конкретизации, когда в переводе появляется слово с более широким референциальным значением, нежели слово ИЯ.

Добавления. Представляют собой расширение текста подлинника, связанное с необходимостью полноты передачи его содержания, а также различиями в грамматическом строе.

Опущения. Часто представляют собой операцию, обратную добавлениям, если речь идет об объективных расхождениях между языками. Контекстуальные опущения бывают связаны с видом перевода (в устном последовательном и синхронном переводе они связаны с компрессией теста и не затрагивают только инвариантные соответствия).

Антонимический перевод. Применяется тогда, когда прямой путь невозможен или нежелателен. Это комплексная лексико-грамматическая замена, которая заключается в трансформации утвердительной конструкции в отрицательную.

Компенсация. Относится к разновидностям трансформации. Различается позиционная и разноуровневая (или качественная) компенсация.

Описательный перевод. Представляет собой лексическую замену с генерализацией, сопровождаемую лексическими добавлениями и построенную по принципу определения понятия .

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями. Поскольку переводческие трансформации осуществляются с языковыми единицами, имеющими как план содержания, так и план выражения, они носят формально-семантический характер, преобразуя как форму, так и значение исходных единиц.

В рамках описания процесса перевода переводческие трансформации рассматриваются не в статическом плане как средство анализа отношений между единицами ИЯ и их словарными соответствиями, а в плане динамическом как способы перевода, которые может использовать переводчик при переводе различных оригиналов в тех случаях, когда словарное соответствие отсутствует или не может быть использовано по условиям контекста. В зависимости от характера единиц ИЯ, которые рассматриваются как исходные в операции преобразования, переводческие трансформации подразделяются на лексические и грамматические. Кроме того, существуют также комплексные лексико-грамматические трансформации, где преобразования либо затрагивают одновременно лексические и грамматические единицы оригинала, либо являются межуровневыми, т.е. осуществляют переход от лексических единиц к грамматическим и наоборот.

Транскрипция и транслитерация — это способы перевода лексической единицы оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв ПЯ. При транскрипции воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его графическая форма (буквенный состав). Ведущим способом в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и графические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова ИЯ на языке перевода всегда несколько условна и приблизительна: absurdist — абсурдист (автор произведения абсурда), kleptocracy — клептократия (воровская элита), skateboarding — скейтбординг (катание на роликовой доске). Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова ИЯ, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время.

Калькирование — это способ перевода лексической единицы оригинала путем замены ее составных частей — морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) их лексическими соответствиями в ПЯ. Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в ПЯ, копирующего структуру исходной лексической единицы. Именно так поступает переводчик, переводя superpower как «сверхдержава», mass culture как «массовая культура», green revolution как «зеленая революция». В ряде случаев использование приема калькирования сопровождается изменением порядка следования калькируемых элементов: first-strike weapon — оружие первого удара, land-based missile — ракета наземного базирования, Rapid Deployment Force — силы быстрого развертывания.

Лексико-семантические замены — это способ перевода лексических единиц оригинала путем использования в переводе единиц ПЯ, значение которых не совпадает со значениями исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и модуляция (смысловое развитие) значения исходной единицы.

Конкретизацией называется замена слова или словосочетания ИЯ с более широким предметно-логическим значением словом и словосочетанием ПЯ с более узким значением. В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения: единица ИЯ выражает родовое понятие, а единица ПЯ — входящее в нее видовое понятие:

Dinny waited in a corridor which smelled of disinfectant. Динни ждала в коридоре, пропахшем карболкой. Не was at the ceremony. Он присутствовал на церемонии.

В ряде случаев применение конкретизации связано с тем, что в ПЯ отсутствует слово со столь широким значением. Так, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение (an entity of any kind) и на русский язык всегда переводится путем конкретизации: «вещь, предмет, дело, факт, случай, существо» и т.д.

Конкретизация часто применяется и тогда, когда в ПЯ есть слово со столь же широким значением и соответствующей коннотацией, поскольку такие слова могут обладать разной степенью употребительности в ИЯ и ПЯ. При переводе таких слов конкретизация является весьма распространенным способом перевода. В романе Ч. Диккенса «Давид Копперфилд» следующим образом описывается поведение матери героя, испуганной внезапным появлением грозной мисс Бетси:

My mother had left her chair in her agitation, and gone behind it in the corner. Взволнованная матушка вскочила со своего кресла и забилась в угол позади него.

Генерализацией называется замена единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением, т.е. преобразование, обратное конкретизации. Создаваемое соответствие выражает родовое понятие, включающее исходное видовое:

Не visits me practically every weekend. Он ездит ко мне почти каждую неделю.

Использование слова с более общим значением избавляет переводчика от необходимости уточнять, субботу или воскресенье имеет в виду автор, говоря о «уик-энде».

Иногда конкретное наименование какого-либо предмета ничего не говорит Рецептору перевода или нерелевантно в условиях данного контекста:

Jane used to drive to market with her mother in their La Salle convertible.

Джейн ездила со своей матерью на рынок в их машине.

Методом генерализации могут создаваться и регулярные соответствия единицам ИЯ: foot — нога, wrist watch — наручные часы и т.д.

Модуляцией или смысловым развитием называется замена слова или словосочетания ИЯ единицей ПЯ, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно-следственными отношениями: I don»t blame them. — Я их понимаю. (Причина заменена следствием: я их не виню потому, что я их понимаю). He»s dead now. — Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.) При использовании метода модуляции причинно-следственные отношения часто имеют более широкий характер, но логическая связь между двумя наименованиями всегда сохраняется:

Manson slung his bag up and climbed into the battered gig behind a tall, angular black horse. (A. Cronin)

Мэнсон поставил свой чемодан и влез в расхлябанную двуколку, запряженную крупной костлявой черной лошадью.

Синтаксическое уподобление (дословный перевод) — это способ перевода, при котором синтаксическая структура оригинала преобразуется в аналогичную структуру ПЯ. Этот тип «нулевой» трансформации применяется в тех случаях, когда в ИЯ и ПЯ существуют параллельные синтаксические структуры. Синтаксическое уподобление может приводить к полному соответствию количества языковых единиц и порядка их расположения в оригинале и переводе: I always remember his words — Я всегда помню его слова.

Членение предложения — это способ перевода, при котором синтаксическая структура предложения в оригинале преобразуется в две или более предикативные структуры ПЯ. Трансформация членения приводит либо к преобразованию простого предложения ИЯ в сложное предложение ПЯ, либо к преобразованию простого или сложного предложения ИЯ в два или более самостоятельных предложения в ПЯ:

The annual surveys of the Labour Government were not discussed with the workers at any stage, but only with the employers.

Ежегодные обзоры лейбористского правительства не обсуждались среди рабочих ни на каком этапе. Они обсуждались только с предпринимателями.

Объединение предложений — это способ перевода, при котором синтаксическая структура в оригинале преобразуется путем соединения двух простых предложений в одно сложное. Эта трансформация — обратная по сравнению с предыдущей:

That was a long time ago. It seemed like fifty years ago.

Это было давно — казалось, что прошло лет пятьдесят.

Грамматические замены — это способ перевода, при котором грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу ПЯ с иным грамматическим значением. Замене может подвергаться грамматическая единица ИЯ любого уровня: словоформа, часть речи, член предложения, предложение определенного типа. Понятно, что при переводе всегда происходит замена форм ИЯ на формы ПЯ. Грамматическая замена как особый способ перевода подразумевает не просто употребление в переводе форм ПЯ, а отказ от использования форм ПЯ, аналогичных исходным, замену таких форм на иные, отличающиеся от них по выражаемому содержанию (грамматическому значению). Так, в английском и русском языке существуют формы единственного и множественного числа, и, как правило, соотнесенные существительные в оригинале и в переводе употреблены в том же самом числе, за исключением случаев, когда форме единственного числа в английском соответствует форма множественного числа в русском (money — деньги, ink — чернила и т.п.) или наоборот английскому множественному соответствует русское единственное (struggles — борьба, outskirts — окраина и т.п.).

Весьма распространенным видом грамматической замены в процессе перевода является замена части речи. Для англо-русских переводов наиболее характерны замены существительного глаголом и прилагательного существительным. В английском языке имена деятелей (обычно с суффиксом — еr) широко употребляются не только для обозначения лиц определенной профессии (ср. русские имена «писатель, художник, певец, танцор» и др.), но и для характеристики действий «непрофессионалов». Значения таких существительных регулярно передаются в переводе с помощью русских глаголов:

Не is a poor swimmer. — Он плохо плавает. She is no good as a letter-writer. — Она не умеет писать письма.

Замена типа предложения приводит к синтаксической перестройке, сходной с преобразованиями при использовании трансформации членения или объединения. В процессе перевода сложное предложение может заменяться простым (It was so dark that I could not see her. — Я ее не мог видеть в такой темноте.); главное предложение может заменяться придаточным и наоборот (While I was eating my eggs, these two nuns with suitcases came in. — Я ел яичницу, когда вошли эти две монахини с чемоданами.); сложноподчиненное предложение может заменяться сложносочиненным и наоборот (I didn»t sleep too long, because I think it was only around ten o»clock when I woke up. I felt pretty hungry as soon as I had a cigarette. — Спал я недолго, было часов десять, когда я проснулся).

Антонимический перевод — это лексико-грамматическая трансформация, при которой замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную форму в переводе или, наоборот, отрицательной на утвердительную сопровождается заменой лексической единицы ИЯ на единицу ПЯ с противоположным значением:

Nothing changed in my home town.

Все осталось прежним в моем родном городе.

Экспликация или описательный перевод — это лексико-грамматическая трансформация, при которой лексическая единица ИЯ заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, т.е. дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на ПЯ. С помощью экспликации можно передать значение любого безэквивалентного слова в оригинале: conservationist — сторонник охраны окружающей среды, whistle-stop speech — выступления кандидата в ходе предвыборной агитационной поездки. Поэтому наиболее успешно этот способ перевода применяется в тех случаях, где можно обойтись сравнительно кратким объяснением:

Саr owners from the midway towns ran a shuttle service for parents visiting the children injured in the accident.

Владельцы автомашин из городов, лежащих между этими двумя пунктами, непрерывно привозили и отвозили родителей, которые навещали своих детей, пострадавших во время крушения.

Компенсация — это способ перевода, при котором элементы смысла, утраченные при переводе единицы ИЯ в оригинале, передаются в тексте перевода каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале. Таким образом, восполняется («компенсируется») утраченный смысл, и, в целом, содержание оригинала воспроизводится с большей полнотой. При этом нередко грамматические средства оригинала заменяются лексическими и наоборот. Героиня романа У. Теккерея «Ярмарка тщеславия» следующим образом описывает невежество своего хозяина, сэра Питта Кроули:

«Serve him right,» said Sir Pitt; «him and his family has been cheating me on that farm these hundred and fifty years». Sir Pitt might have said, «he and Ms family to be sure; but rich baronets do not need to be careful about grammar as poor governesses must be.

«Он со своей семейкой облапошивал меня на этой ферме целых полтораста лет!». Сэр Питт мог бы, конечно, выражаться поделикатнее, но богатым баронетам не приходится особенно стесняться в выражениях, не то, что нам, бедным гувернанткам.

Во всех случаях в языке перевода подыскивается какое-либо средство, передающее утраченный элемент содержания оригинала .

Сформулируем основные выводы по теоретической части курсовой работы:

В процессе перевода устанавливаются определенные отношения между двумя текстами на разных языках (текстом оригинала и текстом перевода). Сопоставляя такие тексты, можно раскрыть внутренний механизм перевода, выявить эквивалентные единицы, а также обнаружить изменения формы и содержания, происходящие при замене единицы оригинала эквивалентной ей единицей текста перевода.

Единицы перевода — минимальные единицы, подлежащие переводу, или единицы переводческой эквивалентности, т.е. единицы ИЯ, имеющие эквивалент в тексте ПЯ.

Основой единицы перевода может служить не только слово, но любая языковая единица: от фонемы до сверхфразового единства. Главным условием правильности определения исходной единицы, подлежащей переводу, является выявление текстовой функции той или иной исходной единицы.

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями.

Основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе перевода с участием различных ИЯ и ПЯ, включают следующие переводческие приемы: переводческое транскрибирование и транслитерацию, калькирование и лексико-семантические замены (конкретизацию, генерализацию, модуляцию). К наиболее распространенным грамматическим трансформациям принадлежат: синтаксическое уподобление (дословный перевод), членение предложения, объединение предложений, грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения). К комплексным лексико-грамматическим трансформациям относятся антонимический перевод, экспликация (описательный перевод) и компенсация.

2.Виды переводческих трансформаций на материале рассказа

С. Моэма «Луиза» (перевод с английского А. Бальюри)

В данной части курсовой работы мы представляем анализ переводческих трансформаций на материале рассказа У.С. Моэма «Луиза», перевод с английского А. Бальюри (Louise by Somerset Maugham).

Таблица 1 — анализ переводческих трансформаций

ОригиналПереводПереводческие трансформацииI could never understand1 why Louise2 bothered with me3. She disliked me and4 I knew that behind my back5, in that gentle way of hers6, she seldom lost the opportunity of saying7 a disagreeable thing about me8. She had too much delicacy9 ever to make a direct statement10, but with a hint and a sigh and a little flutter of her beautiful hands11 she was able to make her meaning plain12. She was a mistress of cold praise13. Никогда не мог понять1, что Луизе2 от меня нужно3. Я не нравился ей, и4 она редко упускала возможность сказать7 (с присущей ей мягкостью6) какую-нибудь пакость обо мне8 за моей спиной5. Ей вполне хватало такта9 не делать это напрямую10, но намёком, знаком или едва уловимым движением кистей изящных рук11 она умела выразить суждение предельно ясно12. По части же холодных комплиментов Луиза была настоящей мастерицей13. 1 грамматическая замена, замена типа предложения 2 транскрипция с сохранением элементов транслитерации 3 модуляция 4 дословный перевод 5 конкретизация, грамматическая замена, изменение порядка слов в предложении 6 генерализация 7 калькирование 8 конкретизация 9 грамматическая замена, замена типа предложения 10 антонимический перевод, компенсация 11 модуляция, грамматическая замена, замена типа предложения 12 компенсация 13 грамматическая замена, изменение порядка слов в предложении, генерализацияIt was true that1 we had known one another almost intimately2, for five-and-twenty years3, but it was impossible for me to believe that4 she could be affected by the claims of old association5. She thought me6 a coarse, brutal, cynical, and vulgar fellow7. I was puzzled at her not taking the obvious course and dropping me8. She did nothing of the kind9; indeed, she would not leave me alone10; she was constantly asking me to lunch and dine with her11 and once or twice a year invited me to spend a week-end at her house in the country12. И хотя1 мы знали друг друга довольно близко2, трудно поверить, что4 мои напоминания о нашей 25-летней дружбе3 возымели бы действие и прекратили сплетни5. В её глазах я был6 омерзительным, циничным и бессердечным грубияном7. Вот я и удивлялся, почему она не оставит меня в покое, что было бы естественно8. Но она и не думала9; напротив, совсем не избегала меня10, и я регулярно получал от неё приглашения на обед и ужин11, а раз или два в год — приглашение провести выходные в её загородном доме12. 1 замена типа предложения, компенсация 2 дословный перевод 3 модуляция 4 замена типа предложения, калькирование 5 замена типа предложения, компенсация 6 модуляция 7 калькирование 8 замена типа предложения, изменение порядка слов в предложении, антонимический перевод, калькирование 9 модуляция 10 замена типа предложения, модуляция 11 объединение предложений, генерализация 12 замена типа предложения, замена части речи (глагола существительным), калькированиеAt last I thought1 that I had discovered her motive2. She had an uneasy suspicion3 that I did not believe in her4; and if that was why she did not like me5, it was also why she sought my acquaintance6: it galled her that I alone should look upon her as a comic figure7 and she could not rest8 till I acknowledged9 myself mistaken10 and defeated11. Наконец, мне показалось1, что я разгадал её2: Луизу терзало тяжёлое подозрение3, что я ей не верю4. Вот почему она не жаловала меня5 и вот почему поддерживала наше знакомство6; её злило, что я единственный, кто смотрит на неё как на комедианта7, и она дала себе зарок не останавливаться8 до тех пор, пока я не признаю9 свою неправоту10 и не буду посрамлён11. 1 замена типа предложения, калькирование 2 конкретизация 3 модуляция 4 дословный перевод, замена типа предложения 5 замена типа синтаксической связи, калькирование 6 замена типа предложения, замена части речи, объединение предложения, калькирование 7 компенсация 8 генерализация 9 дословный перевод 10 замена части речи 11 конкретизацияPerhaps she had an inkling1 that I saw the face behind the mask and because I alone held out2 was determined that sooner or later I too should take the mask for the face3. I was never quite certain that she was a complete humbug4. I wondered5 whether she fooled herself as thoroughly6 as she fooled the world7 or whether there was some spark of humour at the bottom of her heart8. If there was it might be that she was attracted to me9, as a pair of crooks might be attracted to one another, by the knowledge11 that we shared a secret that was hidden from everybody else12. Но, быть может, она догадывалась1, что только я вижу её истинное лицо сквозь надетую маску2 и рассчитывала, что рано или поздно я эту маску приму за настоящее лицо3. Я не был до конца уверен в том, что Луиза законченная обманщица4, и сам задавался вопросом5, дурачит ли она себя так же основательно6, как и всех остальных7, или же в глубине души посмеивается над своим розыгрышем8. Если так, то, возможно, Луиза могла бы даже вызвать мою симпатию9, как проникаются ею друг к другу два мошенника, осознавая11, что хранят тайну, сокрытую от других12. 1 калькирование 2 модуляция 3 калькирование 4 объединение предложений, замена части речи, калькирование 5 замена типа предложения, экспликация 6 дословный перевод 7 конкретизация, замена типа предложения 8 замена типа предложения, модуляция 9 модуляция 10 генерализация, изменение порядка слов в предложении 11 замена части речи 12 калькирование I knew Louise before1 she married2. She was then a frail, delicate girl with large and melancholy eyes3. Her father and mother worshipped her with an anxious adoration4, for some illness, scarlet fever I think5, left her with a weak heart6 and she had to take the greatest care of herself7. When Tom Maitland proposed to her8 they were dismayed9, for they were convinced10 that she was much too delicate for the strenuous state of marriage11. Я познакомился с Луизой1 ещё до её замужества2. В то время это была хрупкая, болезненная девушка с большими грустными глазами3. Отец и мать обожали и оберегали её4, ибо какой-то недуг (подозреваю, что скарлатина5) ослабил её сердце6, и впредь она должна была очень тщательно следить за своим здоровьем7. И когда Том Мэйтлэнд сделал Луизе предложение8, родители не на шутку встревожились9, поскольку полагали10, что она слишком болезненна для такого беспокойного дела, как брак11. 1 модуляция 2 замена части речи 3 изменение порядка слов в предложении, дословный перевод 4 генерализация, замена типа предложения 5 замена типа предложения, изменение порядка слов в предложении, калькирование 6 модуляция 7 конкретизация 8 калькирование 9 генерализация 10 замена типа предложения 11 компенсация But they were not too well off and Tom Maitland was rich1. He promised to do everything in the world for Louise and finally2 they3 entrusted her to him as a sacred charge4. Tom Maitland was a big, husky fellow, very good-looking5, and a fine athlete6. He doted on Louise7. With her weak heart he could not hope to keep her with him long















Перевод — эго то же перефразирование, с той лишь разницей, что с одного языка на другой. Из вышеизложенного нам известно, что перефразирование, выполняемое в процессе перевода, именуется переводческой трансформацией (см. параграф 1.4). Мы также знаем, что переводческие трансформации представляют собой один из двух основных видов операций, применяемых в процессе трансъязыкового перефразирования (перевода), другой основной вид переводческих операций — подстановки.

В гл. 1 уже говорилось о том, что степень радикальности переводческих трансформаций бывает весьма различной — от трансформаций, влекущих за собой относительно небольшое несходство переводного высказывания с исходным, до случаев так называемого парадоксального перевода, когда внешняя непохожесть исходного и переводного высказываний такова, что в продукте, предложенном языковым посредником, нелегко сразу же признать перевод, и лишь «по зрелом размышлении» становится ясно, что решение оптимально и перевести ближе к тексту (более похоже на оригинал) было в данном случае просто невозможно, и поэтому перед нами перевод .

Разумеется, одной лишь констатации факта наличия столь широкого диапазона переводческих трансформаций недостаточно. Очевидно, что переводчику полезно еще и знать основные, наиболее часто применяемые типы переводческих трансформаций и уметь пользоваться ими. Владение этим инструментарием столь же ценно для языкового посредника, как для шахматиста — владение репертуаром стандартных решений в типичных ситуациях. Понятно, что, пользуясь одними лишь стандартными решениями, успешно ни играть в шахматы, ни переводить нельзя — в возникающих нетипичных ситуациях как от шахматиста, так и от переводчика требуются еще и творческие решения. Однако эти творческие решения практически всегда в большей или меньшей мере становятся сочетаниями или вариациями стандартных решений. И кроме того, именно знание стандартных решений позволяет переводчику экономить время и сосредоточиться на решении нестандартных задач, требующих творческого подхода.

Разбиение переводческих трансформаций на типы, как и любая другая классификация, может осуществляться на разных основаниях. Весьма удобное и естественное основание — уровни языка. Это основание позволяет не только классифицировать переводческие трансформации, но и провести границу между ними и другим большим классом переводческих приемов — подстановками.

Языковые уровни — это подсистемы общей системы языка, каждая из которых характеризуется совокупностью относительно однородных единиц и категорий языка, а также правил, регулирующих их использование.

Выделяются следующие уровни языка: фонетический, морфологический, синтаксический и лексический. В соответствии с тем, единицы какого из названных уровней в процессе трапсъязыкового перефразирования (перевода) претерпевают изменения, мы будем говорить либо о переводе, целиком выполненном с помощью подстановок, либо о том или ином типе переводческих трансформаций.

Минимальная мера переводческих преобразований — переход от фонетики ИЯ к фонетике ПЯ. Без замены «звуковых оболочек» значений перевод вообще немыслим. Если других изменений, кроме такой замены, не происходит, то мы говорим, что перевод выполнен (исключительно) с помощью подстановок:

Der achtzehnjahrige Neuling besiegte wider Erwarten den erfahrenen Meister.

Восемнадцатилетний новичок победил вопреки ожиданию опытного мастера.

Фонетическое преобразование исходного высказывания не может считаться трансформацией, поскольку оно — обязательный, константный элемент процесса перевода. О трансформациях правомерно говорить только в тех случаях, когда трансъязыковое перефразирование затрагивает еще и другие уровни языка: морфологический, лексический, синтаксический — или же еще более глубокие структуры порождения речи (о чем будет сказано ниже).

Если в результате подстановок возникает переводное высказывание, симметричное исходному на всех уровнях (за исключением фонетического), то использование уровневых трансформаций ведет к их асимметрии на том или ином уровне — в зависимости от того, какая трансформация имела место.

Обратимся к примерам:

Pierre berichtete, er sei es gewesen, der den Ankauf des Schiffes vermittelt habe.
(Feuchtwanger
, L.
Die Fuchse im Weinberg)

Пьер сообщил, что он был посредником
при покупке судна. (Фейхтвангер
, Л.
Лисы в винограднике)

Lenormant… sehnte sich manchmal nach Kraft und Einfachheit.
(Ibid.)

Ленормана… часто тянуло к сильному и простому.
(Там же)

В первом случае денотативное значение глагола vermitteln переводчик передал существительному посредник, т.е. с некоторой долей условности можно сказать, что глагол был преобразован в существительное.

Во втором случае мы имеем трансформацию: существительные {Kraft und Einfachheit) -> прилагательные, хотя и субстантивированные {сильное и простое). Такого рода преобразования на уровне частей речи мы будем именовать категориально-морфологическими трансформациями, поскольку части речи — одна из основных категорий морфологии. Этот тип трансформаций широко применяется в переводе. Их особенность в том, что они в минимальной степени отражаются на передаваемом содержании — не влекут за собой существенных содержательных потерь или модификаций.

Достаточно нейтральны в этом отношении и синтаксические трансформации. Во втором из приведенных выше примеров, которые относились к категориально-морфологической трансформации, мы можем наблюдать также и асимметрию на синтаксическом уровне — подлежащее в процессе перевода «перевоплотилось» в дополнение, а личное предложение — в безличное. Данный пример отражает также тот факт, что в чистом виде переводческие трансформации встречаются редко. Гораздо чаще типы переводческих трансформаций образуют комбинации.

Репертуар «превращений» членов предложений в процессе перевода весьма широк:

Hoheitsvoll
sah der Wirt den Glasermeister an. {Frank, L.
Die Rauberbande)

Хозяин окинул его величественным
взглядом. {Франк, Л.
Шайка разбойников)

Здесь в процессе перевода значение наречия перешло к определению.

Синтаксическая трансформация может заключаться в замене одного типа синтаксической конструкции другим:

Als das Fahrzeug getestet wurde, war der Chefkonstrukteur auf dem Versuchsgelande anwesend.

На полигоне, где
испытывалась машина, присутствовал главный конструктор.

В данном случае в процессе перевода придаточное временное предложение трансформировалось в придаточное определительное.

Суть лексических трансформаций заключается в том, что в процессе перевода некоторые лексемы (слова, устойчивые словосочетания) исходного высказывания заменяются не системными (словарными) лексическими эквивалентами ПЯ, а некоторыми контекстуальными эквивалентами, т.е. эквивалентами только на данный конкретный случай, которые при наложении друг на друга лексических систем ИЯ и ПЯ не пересекаются. В частности, это находит свое отражение в том, что контекстуальные эквиваленты не оказываются эквивалентами в рамках двуязычного словаря. Например:

Er setzte sich hin, nahm die Feder, riickte
aber das Gesicht
tief auf den Tisch. {Zweig, St.)

Он сел, взял перо и низко нагнул голову над столом. {Цвейг, Cm.)

Немецкое существительное das Gesicht не является системным (словарным) эквивалентом русского существительного голова, а немецкий глагол riicken — русского глагола нагнуть.

Лексические трансформации в большей степени, чем категориально- морфологические или синтаксические, могут затрагивать процесс передачи исходного содержания. Однако отнюдь не они оказываются самыми глубокими, самыми радикальными трансъязыковыми преобразованиями. Подобно синтаксическим и категориально-морфологическим трансформациям, они (в своем чистом виде) затрагивают лишь поверхностный слой речемыслительного процесса — подбор средств языкового выражения в соответствии с уже имеющейся схемой построения мысли. Соответственно в рамках названных трансформаций переводчик меняет лишь принципы этого подбора, не затрагивая более глубинное явление — саму схему мысли.

Однако в процессе перевода имеют место и более радикальные трансформации, вторгающиеся в глубинный слой речемыслительной деятельности, в результате чего претерпевает изменения сама схема мысли. Соответственно мы будем именовать эти трансформации глубинными. Попробуем показать разницу между «поверхностными» и глубинными трансформациями на примерах одноязычного перефразирования:

  • 1.1. Петров своим трактором разбил дорогу. 1.2. Трактор Петрова разбил дорогу.
  • 2.1. Вдруг он выхватил нож. 2.2. Вдруг в его руке появился нож. 2.3. Вдруг в его руке все увидели нож. 2.4. В его руке вдруг сверкнул нож.

В первом случае меняется лишь языковое (синтаксическое) оформление мысли: если в первом высказывании действующий субъект представлен в форме синтаксического субъекта (подлежащего), а инструмент действия — в форме инструменталиса (существительного в творительном падеже), то в перефразированном варианте высказывания инструмент уже выступает как синтаксический субъект (подлежащее), а собственно субъект — деятель превратился в признак синтаксического субъекта, выраженный несогласованным определением в родительном падеже. Иными словами, в парафразе трактор
представлен так, как если бы он был собственно деятелем и действовал самостоятельно. Отметим при этом существенный момент: при перефразировании не изменился набор признаков
, с помощью которых описана ситуация; и в исходном, и в перефразированном высказывании они те же самые: Петров
, трактор
, дорога
, разбить.

В отличие от «поверхностных» трансформаций, в трансформациях глубинных меняется не только (и не столько) языковая форма высказывания, но и набор составляющих, избранных для описания ситуации. У любой ситуации практически бесконечное множество составляющих. Во второй ситуации упомянуты следующие ее детали: некто (он); нож, находившийся у него (в кармане, за пазухой, за ремнем и т.д.); свидетели происшествия; быстрое движение (выхватил
); внезапность произошедшего {вдруг).
Не упомянуты такие детали, как место, время, количество и состав свидетелей, причины происшествия, погода, разновидность ножа, какой рукой действовал человек с ножом, как он был одет, как выглядел и т.д.

Совершенно очевидно, что все составляющие ситуации, во-первых, просто не могут быть использованы в ее описании, во-вторых, в этом нет необходимости — достаточно отобрать для описания только те из них, которые наиболее существенны (с точки зрения говорящего или пишущего). Более того, избыточное количество деталей, использованных в описании ситуации, затрудняет восприятие.

Как уже, вероятно, понял читатель, суть глубинных преобразований (трансформаций) заключается в изменении набора деталей, «изображающих» ситуацию.

В наших примерах это выглядит следующим образом:

  • 2.1. — ситуация описана напрямую, она представлена как свершившееся действие субъекта;
  • 2.2. — ситуация представлена как некий результат, само действие не упоминается, откуда появился нож, тоже не упомянуто (эти детали перешли в разряд подразумеваемых, они «выводятся» из общего контекста);
  • 2.3. — ситуация описана через восприятие окружающих, т.е. появление ножа в руке описано косвенным образом;
  • 2.4. — ситуация также описана косвенным образом — через упоминание оптического эффекта, сопровождавшего действие.

Аналогичные трансформации применяют и переводчики. Вот несколько примеров глубинных трансформаций из опубликованных переводов:

1. Es ist wieder eine Menge passiert. (Das Tagebuch der Anne Frank)

У нас опять куча новостей. (Дневник Анны Франк)

2. Miep hat eine Woche frei. (Ibid.)

Мип взяла на неделю отпуск. (Там же)

3. Vor dcm Eingang stand cine Latcrnc. (Remarque, E. M. Drci Kamcradcn)

Подъезд был освещен фонарем. (Ремарк, Э. М. Три товарища)

4. Neben ihm auf der Bank hatte ganz deutlich eine Krote gesessen halb so groli vvie er selbst. (Mann, H. Der Untertan)

Он ясно видел, что рядом с ним на скамье сидела огромная жаба, чуть не вполовину его роста. (Майн, Г.
Верноподданный)

5. Vor dem Haus lag au Be idem ein alter Friedhof, der schon seit langem stillgelegt war. (Remarque, E. M. Drei Kameraden)

К тому же перед домом находилось старое кладбище, на котором уже давно никого не хоронили. (Ремарк, Э. М. Три товарища)

В процессе переводческих трансформаций в приведенных примерах произошли следующие замены в наборах деталей, использованных для описания ситуаций:

  • 1 — события (eine Menge passiert)
    ->
    информация о них (куча новостей
    );
  • 2 — результат (hat eine Woche frei)
    ->
    предшествующее действие (на неделю взяла отпуск
    );
  • 3 — наличие инструмента (stand eine Lateme
    )
    -> результат применения инструмента (освещен фонарем)-,
  • 4 — событие (hatte deutlich gesessen)
    ->
    восприятие события (ясно видел);
  • 5 — предпринятая мера (war stillgelegt)
    -» ее следствие (никого не хоронили).

Итак, мы назвали четыре основных типа уровневых трансформаций,

каждый из которых связан с определенным уровнем языка (речи): категориально-морфологическим, синтаксическим, лексическим уровнями языка — и уровнем глубинной структуры речи.

Следует сказать, что в чистом виде эти типы переводческих преобразований встречаются не столь уж часто. Более типичны комбинации трансформаций разного вида. Так, категориально-морфологическая трансформация, как правило, возможна только в сочетании с преобразованием синтаксической структуры, поскольку «превращение» одной части речи в другую обычно связано и с изменением ее синтаксического статуса, гак как у каждой части речи свои предпочтения в области синтаксических функций: у глагола — роль сказуемого, у прилагательного — функция определения, у наречия — функция обстоятельства и т.д. Приведем пример для демонстрации комбинированных (смешанных) трансформаций:

In der Erklarung wurde die beiderseitige Befriedigung uber die erfolgreiche Entwicklung der Handelsbeziehungen zum Ausdruck gebracht.

В заявлении обе стороны
выражают удовлетворение
по поводу успешного развития торговых отношений.

«Превращение» сложного прилагательного beiderseitig
в сочетание числительного и существительного обе стороны
естественным образом повлекло за собой изменение синтаксической структуры высказывания: названное словосочетание получило синтаксическую функцию подлежащего.

Еще один пример смешанной трансформации:

Mit schneller Phantasie
make er sich die Zukunft. (Feuchtmanger
, L.
Die Eiichse im Weinberg)

Воображение быстро
рисовало ему
будущее. (Фейхтвангер
, Л.
Лисы в винограднике)

Здесь мы видим признаки трех типов трансформаций:

  • синтаксической (радикальное изменение синтаксической структуры: деятель, выраженный в оригинале с помощью подлежащего, в переводе представлен как адресат в форме косвенного дополнения, инструменталис занял место подлежащего и т.д.);
  • категориально-морфологической (значение прилагательного schnell
    перешло в переводе к наречию быстро)»,
  • лексической (Phantasie
    ->
    воображение).

Задание 4.14. Сопоставьте отрывки из оригиналов с их переводами и найдите уровневые трансформации четырех вышеописанных типов.

1. „ …Ja», schloss er nachdenklich, „das Los des Obersetzers ist manchmal riskant.» (Feuchtwanger, L
Die Fiichse im Weinberg)

Да, — закончил он задумчиво, — переводчикам иногда приходится рисковать. (Фейхтвангер,Л.
Лисы в винограднике)

2. In rasender Eile, wahrend er in scheinbarer Ruhe das lachelnd erwartungsvolle Gesicht des Ministers beschaute, uberlegte er von neuem, welche Summe er fordern wollte. (Ibid.)

Глядя со спокойным видом в выжидательно улыбающееся лицо министра, он лихорадочно думал, какую сумму назвать. (Там же)

3. Die schleierigen Augen unter der groRen runden Stirn verrieten nichts. (Ibid.)

В его подернутых поволокой глазах, над которыми нависал массивный, выпуклый лоб, ничего нельзя было прочесть. (Там же)

  • 4. „Ja», sagte der alte Vater Caron,die Stadt merkt, dass unser Pierre wieder da ist. Es hatte sich schnell herumgesprochen, dass er im Aufsteigen war: Jetzt kamen sie angerannt.»(lbid.)
  • — Да, — сказал старый папаша Карон, — город заметил, что наш Пьер вернулся. Быстро пронюхали, что он идет в гору, сразу примчались. (Там же)
  • 5. Keinesfalls war es geraten, class sich Pierre mit dem unberechenbaren Manne in ein so riesiges Geschaft einlieB. (Ibid.)

Никак не следовало Пьеру пускаться в такую авантюру с человеком, от которого можно было ждать чего угодно. (Там же)

6. Sogar die alte Frau Kroll wandert umher, pruft die Schwarze und die Feinheit des Granits… (Remarque, E. M.
Der schwarze Obelisk)

Даже старая фрау Кроль ходит между памятниками. Проверяет, достаточно черен и тщательно ли обработан гранит. {Ремарк, Э. М.
Черный обелиск)

7. Dies alberne Urteil ist noch rechtskraftig. (Feuchtwanger,
L.
Die Fiichse im Weinberg)

Этот нелепый приговор все еще сохраняет силу. {Фейхтвангер,Л.
Лисы в винограднике)

8. Aber Paul war so entsetzlich pflichtbewusst. (Ibid.)

Но ведь Поль ужасно ретив, когда дело касается его обязанностей. (Там же)

9. Er zog in seinem Innern in schneller Folge vorbei die bunte Fiille abgelebten Glucks und Ungliicks. (Ibid.)

Он мысленно пробегал пеструю вереницу выпавших ему на долю радостей и злоключений. (Там же)

10. Seine bitter witzige Philosophiezog die junge Schauspielerin an. (Ibid.)

Его проникнутая горьким юмором философия была привлекательна для молодой актрисы. (Там же)

11. Er war von Pierres weltum-spannenden Planen begeistert. (Ibid.)

Его восхищали планы Пьера, переворачивающие вверх дном весь мир. (Там же)

12. Wiewohl es immer noch vor-kam, dass sie aufeinandereinsti-chelten…, wussten sie gut, dass sie einander liebten. (Ibid.)

Хотя порою они все еще обменивались колкостями, они прекрасно знали, что любят друг друга. (Там же)

13. …der Doktor Franklin war ein Staatsmann und Gelehrter groBten Formats und von uberlegender Ruhe. (Ibid.)

Доктор Франклин — крупнейший политик и ученый, это человек, внушающий уважение своим спокойствием. (Там же)

14. Sechs Jahre hatte Pierre gewartet; gemessen an diesen sechs Jahren, war die Zeit kurz, die er zu warten hatte. Ihm schien sie endlos. (Ibid.)

Пьер ждал шесть лет. По сравнению с этими шестью годами ждать оставалось недолго. Ему же казалось, что ожиданию не будет конца. (Там же)

15. FlerrBuddenbrookbedientesich goldenerTabakdose. (Mann.Th.
Buddenbrooks)

Господин Будденброк запустил два пальца в свою золотую табакерку. {Манн, Т.
Буд-

денброки)

  • 16. „lch erschrecke nicht. Ein Stein hat mir wehgetan;diese Schuhe taugen nicht fur das Land.» (Ibid.)
  • — Ничего я не испугался. Я наступил на острый камешек. Эти башмаки не для загородных прогулок. (Там же)
  • 17. Merkwurdig war, dass sie trotz ihrer gerauschvollen Ankunft in den StraBen vollig allein blieben. (Ibid.)

Однако странным было то, что, несмотря на шумный въезд отряда, улицы продолжали оставаться безлюдными. (Там же)

18. Das ist eine alte Sache zwischen mir und ihm, ist nicht von heute. (Zweig
,
St.
Mond- scheingasse)

У меня с ним старые счеты, не со вчерашнего дня. {Цвейг, Cm.
Улица в лунном свете)

19. Ergaltals der scharfste Schinderdes Kasernenhofs,unddaswarseinStolz. (Remarque,E.M.
Im Westen nichts Neues)

Он слыл самым свирепым тираном в наших казармах и гордился этим. (Ремарк, Э. М.
На западном фронте без перемен)

20. Ein Lazarettenzug ist ange-kommen, und die transportfahigenVerwundeten werden ausgesucht. (Ibid.)

Пришел санитарный поезд, и в палатах отбирают раненых, которые могут выдержать эвакуацию. (Там же)

21. Doch der ersteTote, den wir sahen, zerschmetterte diese Oberzeugung. (Ibid.)

Но кактолько мы увидели первого убитого, это убеждение развеялось в прах. (Там же)

22. Ich habe den blitzartigen Gedanken: Nicht ohnmachtig werden! (Ibid.)

Молнией мелькает мысль: только не терять сознание! (Там же)

23. Ich habe vier Wochen hintereinander jeden Sonntag Wache geschoben und ebenso lange Stu-bendienst gemacht. (Ibid.)

Четыре недели подряд я нес по воскресениям караульную службу и к тому же был весь этот месяц дневальным. (Там же)

24. Und was Kat sagt, das hat er sich uberlegt. (Ibid.)

А уж Кат слов на ветер не бросает. (Там же)

25. Der Wind ist frisch und kuhl, diefahle Stunde macht unsere Gesichter grau. (Ibid.) Потянуло свежим, прохладным ветром; в предрассветной мгле наши лица стали

серыми. (Там же)

26. Ich war schon ungeduldig, heimzukehren: so zogerte ich nicht lange und lieG mir den Platz zuschreiben. (Zweig, St.
Amoklaufer)

Я с нетерпением стремился домой, поэтому, недолго думая, попросил закрепить за собой место. (Цвейг, Cm.
Амок)

27. Aber die Ruhesessel, die Deckchairs waren verraumt, nirgends fand sich auf dem leeren Promenadendeck ein Platz zu traumerischer Rast. (Ibid.)

Но кресла все были убраны, и нигде на всей палубе я не видел удобного места, где можно было бы отдохнуть и помечтать. (Там же)

  • 28. Im Horer kamen die Zeichen, aber niemand meldete sich. (Renn, L
    Derspanische Krieg) В трубке послышались гудки, но ктелефону никто не подходил. (Ренн,Л.
    Испанская война)
  • 29. Sie gingen den Strand entlang, ganz unten am Wasser, dort wo der Sand von der Flut benetzt, geglattet und gehartet ist, so dass man muhelos gehen kann. (Mann, Th.
    Buddenbrooks)

Они шли берегом у самой воды, где насыщенный влагой песок так тверд и гладок, что ходьба по нему нисколько не утомляет. (Манн, Т.
Будденброки)

  • Имеется в виду, что при всей внешней несхожести оригинала и перевода последнийсохранил заложенное в оригинале регулятивное воздействие.

Введение


…………………………………………………………………………………………3

    Переводческие трансформации и их классификации………………………3

1.1.


Лексические трансформации………….………………………………………


4

1.1.1.

Транскрипция и транслитерация……………………………………..…………4

1.1.2.

Калькирование……………………………………………………………………….6

1.1.3.

Лексико-семантические замены…………………………………

…..

…………..7

1.1.4.

Конкретизация………………………………………………………………………7

1.1.5.

Генерализация……………………………………………………………………….8

1.1.6.

Модуляция или смысловое развитие……………………………………..

.

…….8

1.2.


Грамматические трансформации……………………………………………9

1.2.1.

Синтаксическое уподобление……………………………………

….

…………..10

1.2.2.

Членение предложения…………………………………………………………….10

1.2.3.

Объединение предложений……………………………………………



………..11

1.2.4.

Чисто грамматические замены………………………………………

….

……..11

1.2.5.

Антонимический перевод……………

…………………………………….……..12

1.2.6.

Экспликация или описательный перевод………………………………..……13

1.2.7.


Компенсация…………………………………………………………………

.

…….1

3

Заключение…………………………………………………………………………………….1


4

Список литературы…………………………………………………


………………………15

Введение

При переводе с русского языка происходит множество переводческих преобразований, причина которых, чаще всего кроется в присущем английскому языку видении мира и связанном с этим явлении языковой избирательности. Описывая предметную ситуацию, английский язык может выбрать иную, чем русский, отправную точку в описании. Для него, в частности, характерно преимущественное использование глагольных форм. Русскому языку, наоборот, свойственно более широкое использование опредмеченных действий и признаков, что проявляется в более частом, чем в английском, использовании существительных.

Причиной переводческих преобразований могут служить и внутренние языковые факторы, такие как сочетаемость и коммуникативная структура высказываний.

В данной работе рассмотрены основные типы переводческих трансформаций, т.е. модели того, как можно сделать перевод, рассмотрены ситуации применения того или иного вида перевода, приведены примеры.

1.


Переводческие трансформации и их классификации.

Главная цель перевода – достижение адекватности. Адекватный, или как его еще называют, эквивалентный перевод – это такой перевод, который осуществляется на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении соответствующего плана выражения, т.е. норм переводящего языка.

По определению А.В. Федорова, адекватность – это «исчерпывающая передача смыслового содержания подлинника и полное функционально-стилистическое соответствие ему»
.

Основная задача переводчика при достижении адекватности – умело произвести различные переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключенную в тексте оригинала, при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

«Трансформация –

основа большинства приемов перевода. Заключается в изменении формальных (лексические или грамматические трансформации) или семантических (семантические трансформации) компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи»
. Я.И. Рецкер определяет трансформации как «приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим ему русское соответствие, не совпадающее со словарным» (Рецкер 1974, с.38)

В настоящее время существует множество классификаций переводческих трансформаций (далее ПТ) предложенных различными авторами. Рассмотрим некоторые из них.

Л.К. Латышев (Латышев 1981 с.131-137) дает классификацию ПТ по характеру отклонения от межъязыковых соответствий, в которой все ПТ подразделяются на:

1) Морфологические –

замена одной категориальной формы другой или несколькими;

2) Синтаксические –

изменение синтаксической функции слов и словосочетаний;

3) Стилистические –

изменение стилистической окраски отрезка текста;

4) Семантические –

изменение не только формы выражения содержания, но и самого содержания, а именно, тех признаков, с помощью которых описана ситуация;

5) Смешанные –

лексико –семантические и синтактико-морфологические.

В классификации Л.С Бархударова ПТ различаются по формальным признакам: перестановки, добавления, замены, опущения (Бархударов 1975 с.190-231). При этом Л.С. Бархударов подчеркивает, что подобное деление является в значительной мере приблизительным и условным. Перестановками

называются изменения расположения (порядка следования) языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом оригинала. Под заменами

имеются в виду как изменения при переводе слов, частей речи, членов предложения, типов синтаксической связи, так и лексические замены (конкретизация, генерализация, антонимический перевод, компенсация). Добавления

подразумевают использование в переводе дополнительных слов, не имеющих соответствий в оригинале. Под опущением

имеется в виду опущение тех или иных слов при переводе.

Я.И. Рецкер (Рецкер 1974 с.38) пишет, что «хотя не всегда можно классифицировать каждый пример перевода из-за переплетения категорий, в общем можно выделить 7 разновидностей лексических трансформаций:

дифференциация значений;

конкретизация значений;

генерализация значений;

смысловое развитие;

антонимический перевод;

целостное преобразование;

компенсация потерь в процессе перевода.

Л.К. Латышев (1988), В.Н. Комиссаров (1994), Я.И. Рецкер (1974) подразделяют ПТ на лексические, грамматические, стилистические. Трансформации могут сочетаться друг с другом, принимая характер сложных комплексных трансформаций. Например, З.Д. Львовская (1985) считает, что между разными типами трансформаций нет глухой стены, одни и те же трансформации могут иногда представлять собой спорный случай, их можно отнести к разным типам.

В данной работе произведен анализ лексических и грамматических трансформаций на примере перевода отдельных глав из книги Дж. Сэлинджера «Над пропастью во ржи» (J.D. Salinger «TheCatcherintheRye»), сделанного Р. Райт-Ковалевой.

1.1. Лексические трансформации

Лексические трансформации применяются при переводе в том случае, если в исходном тексте встречается нестандартная языковая единица на уровне слова, например, какое-либо имя собственное, присущее исходной языковой культуре и отсутствующее в переводящем языке; термин в той или иной профессиональной области; слова, обозначающие предметы, явления и понятия, характерные для исходной культуры или для традиционного именования элементов третьей культуры, но отсутствующие или имеющие иную структурно-функциональную упорядоченность в переводящей культуре. Такие слова занимают очень важное место в процессе перевода, так как, будучи сравнительно независимыми от контекста, они, тем не менее придают переводному тексту различную направленность, в зависимости от выбора переводчика.

К лексическим приемам перевода принято относить следующие: транскрипция и транслитерация, калькирование, лексико-семантические замены, конкретизация, генерализация, модуляция или смысловое развитие.

1.1.1.


Транскрипция и транслитерация

Другими словами, транскрипция либо транслитерация (полная или частичная), непосредственное использование данного слова, обозначающего реалию, либо его корня в написании буквами своего языка или в сочетании с суффиксами своего языка.

Транслитерация при переводе на русский язык применяется нередко в тех случаях, когда речь идет о названиях учреждений, должностей, специфических для данной страны, т.е. о сфере общественно-политической жизни, о названиях предметов и понятий материального быта, о формах обращения к собеседнику и т.п.

Транслитерационный способ перевода широко распространен и оставляет существенный след как в русской переводной литературе, так и в оригинальных произведениях (художественных, публицистических, научных). Свидетельством этому служат такие, например, слова, относящиеся к английской общественной жизни, как «пэр», «мэр», «лендлорд», «эсквайр», или к испанской, как «идальго», «тореро», «коррида» и др.; слова, связанные с бытом французского города, как, например, «фиакр», «консьерж»; английские обращения «мисс», «сэр» и многие другие им подобные.

Введение


…………………………………………………………………………………………3

    Переводческие трансформации и их классификации………………………3

1.1.


Лексические трансформации………….………………………………………


4

1.1.1.

Транскрипция и транслитерация……………………………………..…………4

1.1.2.

Калькирование……………………………………………………………………….6

1.1.3.

Лексико-семантические замены…………………………………

…..

…………..7

1.1.4.

Конкретизация………………………………………………………………………7

1.1.5.

Генерализация……………………………………………………………………….8

1.1.6.

Модуляция или смысловое развитие……………………………………..

.

…….8

1.2.


Грамматические трансформации……………………………………………9

1.2.1.

Синтаксическое уподобление……………………………………

….

…………..10

1.2.2.

Членение предложения…………………………………………………………….10

1.2.3.

Объединение предложений……………………………………………



………..11

1.2.4.

Чисто грамматические замены………………………………………

….

……..11

1.2.5.

Антонимический перевод……………

…………………………………….……..12

1.2.6.

Экспликация или описательный перевод………………………………..……13

1.2.7.


Компенсация…………………………………………………………………

.

…….1

3

Заключение…………………………………………………………………………………….1


4

Список литературы…………………………………………………


………………………15

Введение

При переводе с русского языка происходит множество переводческих преобразований, причина которых, чаще всего кроется в присущем английскому языку видении мира и связанном с этим явлении языковой избирательности. Описывая предметную ситуацию, английский язык может выбрать иную, чем русский, отправную точку в описании. Для него, в частности, характерно преимущественное использование глагольных форм. Русскому языку, наоборот, свойственно более широкое использование опредмеченных действий и признаков, что проявляется в более частом, чем в английском, использовании существительных.

Причиной переводческих преобразований могут служить и внутренние языковые факторы, такие как сочетаемость и коммуникативная структура высказываний.

В данной работе рассмотрены основные типы переводческих трансформаций, т.е. модели того, как можно сделать перевод, рассмотрены ситуации применения того или иного вида перевода, приведены примеры.

1.


Переводческие трансформации и их классификации.

Главная цель перевода – достижение адекватности. Адекватный, или как его еще называют, эквивалентный перевод – это такой перевод, который осуществляется на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении соответствующего плана выражения, т.е. норм переводящего языка.

По определению А.В. Федорова, адекватность – это «исчерпывающая передача смыслового содержания подлинника и полное функционально-стилистическое соответствие ему»
.

Основная задача переводчика при достижении адекватности – умело произвести различные переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключенную в тексте оригинала, при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

«Трансформация –

основа большинства приемов перевода. Заключается в изменении формальных (лексические или грамматические трансформации) или семантических (семантические трансформации) компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи»
. Я.И. Рецкер определяет трансформации как «приемы логического мышления, с помощью которых мы раскрываем значение иноязычного слова в контексте и находим ему русское соответствие, не совпадающее со словарным» (Рецкер 1974, с.38)

В настоящее время существует множество классификаций переводческих трансформаций (далее ПТ) предложенных различными авторами. Рассмотрим некоторые из них.

Л.К. Латышев (Латышев 1981 с.131-137) дает классификацию ПТ по характеру отклонения от межъязыковых соответствий, в которой все ПТ подразделяются на:

1) Морфологические –

замена одной категориальной формы другой или несколькими;

2) Синтаксические –

изменение синтаксической функции слов и словосочетаний;

3) Стилистические –

изменение стилистической окраски отрезка текста;

4) Семантические –

изменение не только формы выражения содержания, но и самого содержания, а именно, тех признаков, с помощью которых описана ситуация;

5) Смешанные –

лексико –семантические и синтактико-морфологические.

В классификации Л.С Бархударова ПТ различаются по формальным признакам: перестановки, добавления, замены, опущения (Бархударов 1975 с.190-231). При этом Л.С. Бархударов подчеркивает, что подобное деление является в значительной мере приблизительным и условным. Перестановками

называются изменения расположения (порядка следования) языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом оригинала. Под заменами

имеются в виду как изменения при переводе слов, частей речи, членов предложения, типов синтаксической связи, так и лексические замены (конкретизация, генерализация, антонимический перевод, компенсация). Добавления

подразумевают использование в переводе дополнительных слов, не имеющих соответствий в оригинале. Под опущением

имеется в виду опущение тех или иных слов при переводе.

Я.И. Рецкер (Рецкер 1974 с.38) пишет, что «хотя не всегда можно классифицировать каждый пример перевода из-за переплетения категорий, в общем можно выделить 7 разновидностей лексических трансформаций:

дифференциация значений;

конкретизация значений;

генерализация значений;

смысловое развитие;

антонимический перевод;

целостное преобразование;

компенсация потерь в процессе перевода.

Л.К. Латышев (1988), В.Н. Комиссаров (1994), Я.И. Рецкер (1974) подразделяют ПТ на лексические, грамматические, стилистические. Трансформации могут сочетаться друг с другом, принимая характер сложных комплексных трансформаций. Например, З.Д. Львовская (1985) считает, что между разными типами трансформаций нет глухой стены, одни и те же трансформации могут иногда представлять собой спорный случай, их можно отнести к разным типам.

В данной работе произведен анализ лексических и грамматических трансформаций на примере перевода отдельных глав из книги Дж. Сэлинджера «Над пропастью во ржи» (J.D. Salinger «TheCatcherintheRye»), сделанного Р. Райт-Ковалевой.

1.1. Лексические трансформации

Лексические трансформации применяются при переводе в том случае, если в исходном тексте встречается нестандартная языковая единица на уровне слова, например, какое-либо имя собственное, присущее исходной языковой культуре и отсутствующее в переводящем языке; термин в той или иной профессиональной области; слова, обозначающие предметы, явления и понятия, характерные для исходной культуры или для традиционного именования элементов третьей культуры, но отсутствующие или имеющие иную структурно-функциональную упорядоченность в переводящей культуре. Такие слова занимают очень важное место в процессе перевода, так как, будучи сравнительно независимыми от контекста, они, тем не менее придают переводному тексту различную направленность, в зависимости от выбора переводчика.

К лексическим приемам перевода принято относить следующие: транскрипция и транслитерация, калькирование, лексико-семантические замены, конкретизация, генерализация, модуляция или смысловое развитие.

1.1.1.


Транскрипция и транслитерация

Другими словами, транскрипция либо транслитерация (полная или частичная), непосредственное использование данного слова, обозначающего реалию, либо его корня в написании буквами своего языка или в сочетании с суффиксами своего языка.

Транслитерация при переводе на русский язык применяется нередко в тех случаях, когда речь идет о названиях учреждений, должностей, специфических для данной страны, т.е. о сфере общественно-политической жизни, о названиях предметов и понятий материального быта, о формах обращения к собеседнику и т.п.

Транслитерационный способ перевода широко распространен и оставляет существенный след как в русской переводной литературе, так и в оригинальных произведениях (художественных, публицистических, научных). Свидетельством этому служат такие, например, слова, относящиеся к английской общественной жизни, как «пэр», «мэр», «лендлорд», «эсквайр», или к испанской, как «идальго», «тореро», «коррида» и др.; слова, связанные с бытом французского города, как, например, «фиакр», «консьерж»; английские обращения «мисс», «сэр» и многие другие им подобные.

Нет такого слова, которое не могло бы быть переведено на другой язык, хотя бы описательно, т.е. распространенным сочетанием слов данного языка. Но транслитерация необходима именно тогда, когда важно соблюсти лексическую краткость обозначения, соответствующего его привычности в языке подлинника, и вместе с тем подчеркнуть специфичность называемой вещи или понятия, если нет точного соответствия в языке перевода.

Оценивая целесообразность применения транслитерации, необходимо точно учитывать, насколько важна передача этой специфичности. Если же последнее не требуется, то использование транслитерации превращается в злоупотребление иностранными заимствованиями, приводит к затемнению смысла и к засорению родного языка.

Особо следует выделить как переводческую проблему так называемые реалии, именования национально-культурных объектов, характерных для исходной культуры и сравнительно мало или вовсе не известных переводящей культуре. В условиях масштабной межкультурной коммуникации такие именования составляют весьма значительную группу, и наиболее распространенным способом их передачи на другом языке является переводческая транскрипция или стандартная транслитерация.

Транслитерацию и транскрипцию используют для перевода имен собственных, названий народов и племен, географических названий, наименований деловых учреждений, компаний, фирм, периодических изданий, названий спортивных команд, устойчивых групп рок-музыкантов, культурных объектов и т.п. Большая часть таких имен сравнительно легко поддается переводческой транскрипции или, реже, транслитерации:

Hollywood

[

J

.

D

.

S

. 5]

— Голливуд [Пер. 241]

Pencey

[

J

.

D

.

S

. 5] — Пэнси [Пер. 241]

Saxon

Hall

[

J

.

D

.

S

. 6] — Сэксон-Холл [Пер. 242]

Bank of London —

Бэнк

оф

Лондон

Minnesota —

Миннесота

Wall Street Journal –

Уолл

Стрит

Джорнал

Detroit Red Wings —

Детройт

Ред

Уингз

Beatles

– Битлз,

и т.д. [Казакова, cтр. 67]
.

Также транскрипции подвергаются имена и названия фантастических существ, упоминаемых в фольклорных и литературных источниках:

Баба-Яга –

Baba



Yaga

Hobbit

– Хоббит

goblin

– гоблин

и т.д. [Казакова, стр.75]

Когда дело касается широко распространенных названий (больших городов, рек, известных исторических личностей) или употребительных имен, переводчик руководствуется традицией – независимо от возможности ближе подойти к подлинному звучанию. Иногда традиционное русское написание бывает достаточно близким к точной фонетической форме иноязычного имени, например: «Шиллер», «Байрон», «Данте», «Бранденбург» и т.п.

Anthony

Wayne

Avenue

[

J

.

D

.

S

. 9] — улица Энтони Уэйна [Пер. 243]

Наконец, особый тип языковых единиц, обычно подвергающийся транскрипции, — это термины. Источником транскрипций, как правило, служат греческие, латинские или английские единицы, в зависимости от того, какие корни лежат в основе исходного термина. Русские термины, отмеченные национальным колоритом, также нередко становятся объектом транскрипции при переводе на английский язык:

чернозем –

chernozem

Дума –

Duma

,

и т.д. [Казакова, стр.75]

1.1.2.


Калькирование

Наряду с переводческой транслитерацией для языковых единиц, не имеющих непосредственного соответствия в переводящем языке, иногда применяется калькирование

– воспроизведение не звукового, а комбинаторного состава слова или словосочетания, когда составные части слова (морфемы) или фразы (лексемы) переводятся соответствующими элементами переводящего языка. Калькирование как переводческий прием послужило основой для большого числа разного рода заимствований при межкультурной коммуникации в тех случаях, когда транслитерация была почему-либо неприемлема. Однако калькирование как ПТ встречается реже, чем транскрипция или транслитерация.

В отличие от транскрипции, калькирование не всегда бывает простой механической операцией перенесения исходной формы в переводящий язык; зачастую приходится прибегать к некоторым трансформациям. В первую очередь это касается изменения падежных форм, количества слов в словосочетании, аффиксов, порядка слов, морфологического или синтаксического статуса слов и т.п.

Большое количество словосочетаний в политической, научной и культурной областях практически представляют собой кальки:

глава

правительства

— head of the government

Верховный

Суд

– Supreme Court

mixed laws –

смешанные

законы

non



confidence

vote

– вотум недоверия

и т.д. [Казакова, стр. 89]

Калькированию обычно подвергаются термины, широко употребимые слова и словосочетания:

названия памятников истории и культуры

Зимний дворец –

Winter

Palace

White

House

– Белый Дом.

названия политический партий и движений

the

Democratic

Party

– Демократическая партия

Наш дом – Россия –

Our

Home

Is

Russia

,

исторические события

нашествие Бату-хана –

the

invasion

of

Batu

Khan

и т.д.[Казакова, стр. 90]

1.1.3.


Лексико-семантические замены

Лексико-семантические замены – это способ перевода лексических единиц иностранного языка путем использования единиц языка перевода, которые не совпадают по значению с начальными, но могут быть выведены логически.

Логико-семантическая основа трансформаций четко определена в работе В.Г. Гака: «Что же касается типов семантических изменений при переводе, то поскольку обозначаемый предмет остается прежним, изменение наименования объясняется взаимосвязью понятий, которые в сознании говорящего могут соотносится с одним и тем же отрезком действительности. Таким образом, в основе переименования (семантических трансформаций), так же как и в основе изменений значения, таких как, например, расширение, сужение, различные виды переноса, лежат формально-логические закономерности мышления, отношения между понятиями». Распространенность приемов генерализации и конкретизации при переводе с английского на русский объясняется обилием в английском языке слов с широкой семантикой, которым нет прямого соответствия в русском языке.

1.1.4.


Конкретизация

Как уже указывалось, в английском языке многие слова с широкой семантикой не имеют полного соответствия в русском языке. Двуязычный словарь обычно дает ряд частичных вариантных соответствий, каждое из которых покрывает лишь одно из частных значений иноязычного слова. Однако даже все словарные соответствия в их совокупности не охватывают полностью широкой семантики слова иностранного языка.

Конкретизация – это способ перевода, при котором происходи замена слова или словосочетания иностранного языка с более широким предметно-логическим значением на слово в переводе с более узким значением. Конкретизация исходного значения используется в тех случаях, когда мера информационной упорядоченности исходной единицы ниже, чем мера упорядоченности соответствующей ей по смыслу единицы в переводящем языке.

Достаточноширокоэтотприемиспользуетсяприпереводетакихслов, как: to be, to have, to get, to do, to take, to give, to make, to come, to go ит.д.

We really did —

Поговорили

[

Пер

. 246]

Did You? — Открывал? [

Пер

. 248]

It»s boring to do

that every two minutes.

[

J

.

D

.

S

. 19]

Вот еще, охота была поминутно нагибаться

[Пер. 249]

«You will

«, old Spencer said. «You will

, boy. You will

when it»s too late».

[

J

.

D

.

S

. 21]

Призадумаешься

! – сказал старый Спенсер. – Потом призадумаешься

, когда будет поздно.

[

Пер

. 251]

Finally, though, I got underdressed and got

in bed

Наконец я все-таки разделся и лег

.

[

Пер

. 310]

You didn»t have to do

all that.

[

J

.

D

.

S

. 12]

Вы напрасно писали

… [Пер. 245]

Также, в качестве примера, можно привести слова, обозначающие конечности у человека: «рука» и «нога» (в русском языке) и «arm», «hand», и «foot», «leg» (в английском). Таким образом, переводя предложения с этими словами, мы применяем более узкое понятие, т.е. используем конкретизацию.

1.1.5.


Генерализация

Генерализация (процесс, обратный конкретизации) исходного значения имеет место в тех случаях, когда мера информационной упорядоченности исходной единицы выше меры упорядоченности соответствующей ей по смыслу единицы в переводящем языке и заключается в замене частного общим, видового понятия родовым. При переводе с английского на русский этот прием применяется гораздо реже, чем конкретизация. Это связано с особенностями английской лексики. Слова этого языка чаще имеют более абстрактный характер, чем русские слова, относящиеся к тому же понятию.

Классическим примером генерализации может служить перевод русского слова лечение

, которому соответствует английское treatment

,

обладающее гораздо более широким спектром значений и для информационного упорядочения требует специальных контекстов, не совпадающих с контекстами лечения:

Лечени


е оказалось успешным, и она полностью выздоровела

The treatment

turned to be successful and she recovered completely

их

понимание


ситуации

their treatment

of the situation

Он обращался

с родителями очень почтительно

His treatment

of his parents was very deferential.

[Казакова, стр. 105]

Иногда генерализация применяется в соответствии со стилистическими нормами, принятыми в русском языке и литературе. Например, в художественных произведениях на русском языке не принято с пунктуальной точностью указывать рост и вес персонажей, если это не связано со спортивными соображениями.

He was one of these tall
about six four

Он был ужасно высокий

, страшно сутулый, и зубы гнилые. [Пер. 254]

Необходимость генерализации может быть вызвана и опасностью искажения смысла при переводе слова или словосочетания его словарным соответствием.

Следует отметить, что в процессе перевода одно и то же слово может подвергаться лексической трансформации в противоположных направлениях: в сторону сужения и расширения значения, т.е. может быть как объектом конкретизации, так и генерализации.

1.1.6.


Модуляция или смысловое развитие

Прием смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним. Сюда относятся различные метафорические и метонимические замены, производимые на основе категории скрещивания.

Если учесть, что все знаменательные части речи делятся на три категории: предметы, процессы и признаки, то в ходе перевода наблюдается поразительное разнообразие замен как внутри каждой категории, так и между различными категориями. Для передачи одного и того же содержания средствами другого языка часто безразлично, какой формой слова будет выражено это содержание. Предмет может быть заменен его признаком, процесс предметом, признак предметом или процессом и т.д.

Модуляция или смысловое развитие – это замена слова или словосочетания иностранного языка, значения которых можно вывести логическим путем из начального значения:

Then this girl gets killed

, because she»s always speeding.

[

J

.

D

.

S

. 26]

А потом девушка гибнет

, потому что она вечно нарушает правила.

[

Пер

. 253]

He was one of these tall

, roundshouldered guys – he was about six four

– with lousy teeth

Конечно, когда Христос умер, они вели себя ничего, но, пока он жил, ему от них было пользы, как от дыры в башке. [Пер. 310]

1.2. Грамматические трансформации

Различие грамматического строя английского и русского языков, с точки зрения перевода, выражается в двух категориях переводческих проблем: проблемы перевода в условиях сходства грамматических свойств языковых единиц и проблемы перевода в условиях различия грамматических свойств языковых единиц в исходном и переводящем языках. Кроме того, специфические осложнения связаны с преобразованием отдельных грамматических единиц (морфологические преобразования на основе словоформ) и составных грамматических единиц (синтаксические преобразования на основе словосочетаний, предложений и сверхфразовых единств).

Грамматические свойства языковых единиц состоят из целого ряда языковых явлений: форма слова, словосочетания, предложения, порядок элементов, грамматические значения форм, контекстуальные функции форм и значений. Всякий раз, рассматривая информационную мощность той или иной языковой единицы, подлежащей переводу, мы принимаем во внимание не только лексико-семантическое значение слов и их сочетаний, но и их грамматические свойства, которые могут весьма существенно влиять на меру упорядоченности переводимого сообщения.

Общность между грамматическими свойствами русского и английского языков задается их общей принадлежностью к индоевропейской семье и проявляется в наличии общих грамматических значений, категорий и функций, например: категорий числа у существительных, категорий степеней сравнения у прилагательных, категории времени у глагола, функциональной значимости порядка слов и т.п.

В то же время различие принципов грамматического строя, выражающееся в принадлежности этих языков к разным грамматическим группам, отражается в существенных различиях между грамматическими свойствами, например, в существовании несходных грамматических категорий: артикли в английском языке, деепричастие в русском языке; полнозначное согласование в русском языке, фиксированный порядок слов в английском языке; и т.д.

При этом не следует забывать, что как различие, так и сходство между грамматическими формами, их функциями и значениями может быть полным и неполным. Соответственно возможен полный перевод

или различные варианты неполного перевода.

Полное сходство, как правило, встречается сравнительно редко, так же как и полное, некомпенсируемое различие. Поэтому главное, с чем приходится иметь дело переводчику, — это, во-первых, степень необходимости компенсации и, во-вторых, характер компенсации при переводе грамматических форм.

Грамматические трансформации заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами переводного языка. Трансформация может быть полной или частичной в зависимости от того, изменяется ли структура предложения полностью или частично. Обычно, когда заменяются главные члены предложения, происходит полная трансформация, если же заменяются лишь второстепенные – частичная. Кроме замен членов предложения могут заменяться и части речи. Чаще всего это происходит одновременно.

Следует учитывать все факторы, которые могут влиять на применение грамматических трансформаций, а именно:

1) синтаксическую функцию предложения;

2) его лексическое наполнение;

3) его смысловую структуру;

4) контекст (окружение) предложения;

5) его экспрессивно-стилистическую функцию.

Логическая структура предложения может требовать от переводчика не только изменения, но и сохранения иноязычной конструкции, когда это связано с точностью передачи логического ударения.

Контекстуальное окружение предложения также может требовать его грамматической трансформации в переводе. Чаще всего это наблюдается при переводе английских периодов или ряда предложений, начинающихся с одного и того же личного местоимения.

Если рассматривать отдельные виды грамматических трансформаций, то, пожалуй, наиболее распространенным приемом следует считать замену английских существительных русскими глаголами. Это явление связано с богатством и гибкостью глагольной системы русского языка.

Замены существительного глаголом может требоваться по различным причинам: и из-за отсутствия соответствующего существительного в русском языке, и из-за необходимости изменить построение предложения в соответствии с нормами русского языка.

1.2.1.


Синтаксическое уподобление

Синтаксическое уподобление или дословный перевод – такой перевод, при котором синтаксическая структура оригинала преобразуется в абсолютно аналогичную структуру переводного языка.

He is a teacher –

Он

учитель

He lives in Moscow –

Он

живет

в

Москве

«Fine,» I said. «How»s Mr. Spencer?

[

J

.

D

.

S

. 11]

— Отлично, — говорю. – А как мистер Спенсер?

[

Пер

. 244]

«Hello, sir,» I said. «I got your note»…

— Здравствуйте, сэр! – говорю. – Я получил вашу записку.

[

Пер

. 245]

«We studied the Egyptians from November 4 th
to December 2 nd
.

[

J

.

D

.

S

. 17]

Мы изучали Египет с четвертого ноября по второе декабря, — сказал он [Пер. 248]

Тем не менее, по словам А.В. Федорова
«всякого рода попытки перевести дословно тот или иной текст или отрезок текста приводят если не к полной непонятности этого текста, то, во всяком случае, к тяжеловесности и неясности. Это то, что может быть названо «переводческим стилем» (или, как иногда говорится, «переводческим языком»)».

1.2.2.


Членение предложения

Различия, связанные с языковой избирательностью, находят свое воплощение и в степени дискретности при описании предметной ситуации. Ситуация, которая в одном языке описывается с помощью одного признака, в другом языке требует для своего выражения двух или более признаков. В описываемой мной паре языков, русском и английском, английскому присущи более экономные способы выражения мысли, чем это имеет место в русском языке.

Вместе с тем имеется немало случаев, когда именно русский язык является более дискретным, чем английский, что ведет к расширению объема переводимого текста.

Членение предложения – это способ перевода, при котором синтаксическая структура иностранного языка преобразуется в две или более предикативные структуры языка перевода.

Необходимость в членении может возникать по ряду причин.

В русском языке, точнее в общественно-публицистическом стиле русского языка, имеется тенденция к объединению в рамках одного предложения как можно большего количества предметных ситуаций. Это приводит к образованию предложений, включающих несколько однородных подлежащих, сказуемых или дополнений, а также придаточных предложений, определительных, деепричастных и причастных оборотов. Нельзя сказать, что в английском языке подобных предложений нет, но частотность их употребления и, что еще важнее, перегруженность структуры однородными и определительными элементами, безусловно, меньше, чем в русском языке. Вследствие этого при переводе те же предметные ситуации получают выражение не в виде однородных членов предложения или всевозможных определительных оборотов, а в отдельных независимых предложений.

For instance, they had this headmaster, Mr. Haas, that was the phoniest bastard I ever met in my life.

[

J

.

D

.

S

. 20]

Например, их директор, мистер Хаас. Такого подлого притворщика я в жизни не встречал.

[

Пер

. 250]

I felt like praying or something, when I was in bed, but I couldn»t do it.

[

J

.

D

.

S

. 130]

Лег и подумал: помолиться, что ли? Но ничего не вышло. [Пер. 310]

Этот прием может быть обусловлен как соображениями грамматическими (например, в случае различия в допустимости набора синтаксических оборотов), так и прагматическими (например, если предложение претерпевает целый ряд преобразований, приводящих к коммуникативно-избыточному или стилистически неадекватному количеству придаточных или иных синтаксических оборотов).

1.2.3.


Объединение предложений

Объединение предложений – способ перевода, обратный членению, при котором синтаксическая структура в оригинале преобразуется путем соединения двух или более простых предложений.

Объединение применяется, как правило, в условиях различия синтаксических или стилистических традиций:

She ran bought her ticket and got back on the carrousel

. Just in time


. Then she walked all the way round it till got her own horse back

. Then she got on it


.

She waved to me and I waved back

.

Она побежала, купила билет и

в


последнюю секунду


вернулась к карусели. И опять обежала все кругом, пока не нашла свою прежнюю лошадь. Села на нее

, помахала мне, и я ей тоже помахал.

[Казакова, стр. 219]

You didn»t have to do all that. I»d have come over to say good-by anyway.

[

J

.

D

.

S

. 12]

Вы напрасно писали, я бы все равно зашел попрощаться.

[

Пер

. 245]

1.2.4.


Чисто грамматические замены.

Чисто грамматическая замена применяется когда единица иностранного языка преобразуется в единицу языка перевода с иным грамматическим значением, однако имеющим тоже самое логическое. Например замена глагола на существительное, множественного числа на единственное и т.д.

Такой прием довольно часто употребляется при переводе английского герундия: в русском тексте вместо герундия употребляется либо наиболее близкое к нему по морфологическому статусу отглагольное существительное, либо инфинитив, либо специфически русская форма деепричастия.

I»m a poor swimme

r —

Я

плохо

плаваю

It»s our hop

e that… —

Мы

надеемся


,

что


Оратор

устало


замолчал

The tired

speaker was silent

Онупрямо

молчал

He kept obstinate

silence

1.2.5.


Антонимический перевод.

В основе антонимического перевода лежит логическое правило, согласно которому отрицание какого-либо понятия может быть приравнено к утверждению семантически противопоставленного ему противоположного понятия. По сути дела, на внутриязыковом антонимическом переводе основаны такие словарные эквиваленты, как неверный/ошибочный, невысокий/низкий, недалекий/близкий

. Наиболее часто антонимический перевод реализуется как замена языкового выражения (слова, словосочетания) его антонимом с одновременной заменой утвердительной конструкции отрицательной и наоборот. Комбинация лексико-семантической и синтаксической операций придает этому виду ПТ комплексный характер.

He hardly ever listen


ed to you then you said something.

[

J

.

D

.

S

. 16]

Он никогда не слушал

, что ему говорили.

[

Пер

. 248]

He stopped reading


and put my paper down.

[

J

.

D

.

S

. 18]

Он замолчал


и положил мою тетрадку.

[

Пер

. 248]

That killed me.

Я чуть не сдох. [Пер. 252]

Антонимический перевод – это замена отрицательной или вопросительной формы предложения на утвердительную или наоборот. Условия применения такого преобразования, как правило, связаны с лексико-семантическим составом сказуемого. При переводе на русский язык с английского чаще всего отрицательная форма предложения меняется на утвердительную, реже на отрицательную:

No kidding


. I appreciate it. I really do.

Честное слово


, я очень это ценю, правда!

[

Пер

. 248]

I guess he thought it was all right to do because it was only me

that was in the room.

[

J

.

D

.

S

. 15]

Наверно, он думал, что это можно, потому что, кроме меня, никого

тут не было. [Пер. 247]

Применение антонимического перевода может диктоваться и соображениями экстралингвистического порядка. В английском языке о долгожителях или людях, проживших долгое время вопреки зловещим предсказаниям врачей, часто говорится с должным уважением к умершему: he (she, they) didnotdietill… (until…) он дожил до… Совершенно очевидно, что прямой перевод на русский язык (такой-то не умирал до … года) воспринимался бы как издевательство над покойным. (Конечно, эта формула речи может употребляться и в ироническом смысле, что можно определить лишь из обстановки высказывания).

1.2.6.


Экспликация или описательный перевод

При описательном переводе лексическая единица иностранного языка заменяется словосочетанием эксплицирующим ее значение (т.е. дающим объяснение или описание этого слова).

Описание при переводе применяется в отношении сравнительно мало освоенных понятий, выражаемых тем или иным словосочетанием, или с целью подчеркнуть национально-культурное своеобразие способа выражения.

Например, хорошо известный не только в Англии, но и во Франции обычай the

Candle

Auction

может переводиться почти дословно «свечной» аукцион,

но для того, чтобы передать своеобразие этого обычая, связанного с продажей или арендой недвижимости, следует применить какой-либо вариант описания вплоть до комментария, например, «этот вид аукциона заключается в том, что процесс назначения цены на какой-либо объект продолжается пока горит свеча, обычно очень короткая».

Очень часто описание применяется для перевода устойчивых сочетаний.

Whistlestopspeech – выступление кандидата в ходе предвыборной поездки.

К числу недостатков этого способа перевода надо отнести его многословность.

1.2.7.


Компенсация

Сущность компенсации в процессе перевода достаточно полно раскрыта в книге А.В. Федорова.

«В практике перевода встречается ряд случаев, когда не воспроизводится совсем или заменяется формально далеким тот или иной элемент подлинника, пропускается то или иное слово, словосочетание и т.п., но невозможность передать отдельный элемент, отдельную особенность оригинала тоже не противоречит принципу переводимости, поскольку последний относится ко всему произведению, как целому. Конечно, целое существует не как какое-то абстрактное понятие, — оно состоит из конкретных элементов, которые, однако, существенны не каждый в отдельности и не в механической своей совокупности, а в системе, образуемой их сочетанием и составляющей единство с содержанием произведения. Отсюда – возможность замен и компенсаций в системе целого, открывающей для этого разнообразные пути; таким образом, утрата отдельного элемента, не играющего организующей роли, может не ощущаться на фоне обширного целого, он как бы растворяется в этом целом или заменяется другими элементами, иногда и не заданными оригиналом.

Отправным моментом для определения роли отдельного элемента в подлиннике, необходимости точной его передачи, а также возможности или закономерности его пропуска или замены является соотношение содержания и формы в их единстве».

Таким образом, компенсацией в переводе следует считать замену непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно-художественным характером подлинника и там, где это представляется удобным по условиям русского языка. Компенсация может иметь семантический или стилистический характер. В первом случае восполняется пропущенный непередаваемый в переводе компонент для полноты смысла.

Семантическая компенсация часто применяется для восполнения пробелов, вызванных так называемой «безэквивалентной» лексикой. Это прежде всего обозначения реалий, характерных для страны иностранного языка и чуждых другому языку и иной действительности. Если эти детали не имеют принципиального значения, то не будет потери для читателя, если их опустить в переводе.

That kind of stuff. The old bull.

Словом, наворачивал как надо.

[

Пер

. 249]

It»s awful.

Страшное дело. [Пер. 247]

Если рассматривать случаи смысловой компенсации, следует отметить, что она может быть локальной (местной) и тотальной (общей).

Местная компенсация может иметь особое назначение: служить цели, достигаемой в русском языке иными средствами, чем в английском. Например, при передаче аллитерации или контаминированной речи.
В таких случаях цель оправдывает средства, так как содержание информации может иметь меньшее значение, чем производимый данным высказыванием эффект. Когда автор намеренно приводит абсурдный набор слов, чтобы подчеркнуть пародийность текста, в переводе может вообще не оказаться словарных соответствий подлиннику, и тогда можно говорить о сплошной компенсации.

Таким образом, компенсация используется для передачи элементов смысла, утраченных при переводе, причем это осуществляется другим способом, либо позднее в тексте.

I»m lucky, though.

Все-таки у меня это хорошо выходит.

[

Пер

. 249]

It»s boring to do that every two minutes.

[

J

.

D

.

S

. 19]

Вот еще, охота была поминутно нагибаться. [Пер. 249]

Нередко грамматические средства иностранного языка заменяются лексическими переводного языка (например, для передачи неправильной речи и т.д.).

I also say «Boy

!» quite a lot. Partly because I have a lousy vocabulary and partly because I act quite young for my age sometimes.

Это тоже привычка – говорить «Эх!

» или «Ух ты!

«, отчасти потому, что у меня не хватает слов, а отчасти потому, то я иногда веду себя совсем не по возрасту. [Пер. 246]

Заключение

.

Темой данного реферата являлась «Переводческие трансформации», которая относится к двум областям: к теории перевода и стилистике. И хотя наука теории перевода, по сравнению с другими науками, является относительно молодой, но существует уже много работ в этой области и много внимания в этих работах посвящено вопросу трансформаций при переводе.

Рассмотрев точки зрения различных исследователей можно сделать вывод, что наблюдается единство авторов в выделении некоторых видов трансформаций, однако общей классификации переводческих трансформаций и приемов их реализации не существует.

Список литературы

1. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М.: Международные отношения, 1975 – 190с.

2. Бреус Е.В. Основы теории и практики перевода с русского языка на английский: Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп.-М.: Изд-во УРАО, 2000. – 208с.

3. Казакова Т.А. Практические основы перевода. English-Russia.-Серия: Изучаем иностранные языки. – СПб.:»Издательство Союз», — 2000, — 320с.

4. Комиссаров В.Н. Лингвистика перевода – М.: Международные отношения – 1980 – 167с.

5. Латышев Л.К. Курс перевода: Эквивалентность перевода и способы ее достижения. – М.: Международные отношения, 1981 – 248с.

6. Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода – М.: Московский лицей, 1996. – 208с.

7. Рецкер Я.И. Что же такое лексические трансформации? «Тетради переводчика» №17, М.: Международные отношения, 1980, с.72-84

8. Федоров А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы): Для ин-тов и фак. иностр. яз. Учебное пособие – М.: Высшая школа. 1983. – 303с.

9. SalingerJ.D. TheCatcherintheRye: Книга для чтения на английском языке. – Москва – 1999. – 276с.

Федоров А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы): Учебное пособие. – М.: Высшая школа. 1983. – 303с

Миньяр-Белоручев Р.К. Теория и методы перевода – М.: Московский лицей, — 1996. – с. 201

Казакова Т.А. Практические основы перевода. English-Russian. – СПб.: «Издательство Союз», — 2000, — 320 с.

Федоров А.В. Основы общей теории перевода (лингвистические проблемы): Для ин-тов и фак. иностр. яз. – с.131

А.В. Федоров Основы общей теории перевода. М., «Высшая школа», 1983. с. 146-147

Я. Рецкер. Следует ли передавать аллитерацию в публицистическом переводе? «Тетради переводчика», № 3, М.,1966, с.73

Существует огромное множество способов классификации переводческих трансформаций. Остановимся на некоторых из них. Одна из классификаций переводческих трансформаций, предложенная Л.С. Бархударовым. Он различает следующие виды трансформаций:

  • · перестановки;
  • · замены;
  • · добавления;
  • · опущения.

С самого начала следует подчеркнуть, что такого рода деление является в значительной мере приблизительным и условным. Эти четыре типа элементарных переводческих трансформаций на практике “в чистом виде” встречаются редко — обычно они сочетаются друг с другом, принимая характер сложных, комплексных трансформаций. С этими оговорками мы приступаем к рассмотрению выделенных Л.С. Бархударовым четырех типов трансформаций, осуществляемых в процессе перевода.

Перестановка как вид переводческой трансформации, как считает Л.С. Бархударов, — это изменение расположения языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника. Элементами, могущими подвергаться перестановке, являются слова, словосочетания, части сложного предложения и самостоятельные предложения в строе текста. Известно, что слово “порядок” в английском и русском языках не одинаков. Например: / A suburban train / was derailed / near London / last night/.

1 подлежащее 2 сказуемое 3 обстоятельство места 4 обстоятельство времени

Порядок следования компонентов русского предложения “прямо противоположен” порядку следования компонентов исходного английского предложения.

Вчера вечером / вблизи Лондона / сошёл с рельс / пригородный поезд.

Явление это довольно частое при переводе. В английском тексте придаточное предложение предшествует главному, в русском же переводе — наоборот, главное предшествует придаточному.

The silver saucer clattered when he replaced the pitcher — Он быстро поставил кувшин, даже серебряная подставка звякнула.

Второй вид переводческих трансформаций, который выделяет Бархударов — замены. Это наиболее распространённый и многообразный вид переводческих трансформаций. В процессе перевода замене могут подвергаться формы слов, части речи, члены предложения. То есть существуют грамматические и лексические замены. Замена частей речи — самый распространенный пример переводческих трансформаций. (Сначала он висел в комнате деда, но скоро дед изгнал его к нам на чердак, потому что скворец научился дразнить дедушку. — At first the bird hung in my grandfather`s room, but soon he outlawed it to our attic, because in began to imitate him. Существует также замена отглагольного существительного на глагол в личной форме, замена прилагательного на наречие и т.д.

При замене членов предложения слова и группы слов в тексте перевода употребляются в иных синтаксических функциях, чем их соответствия в тексте подлинника,- иначе говоря, происходит перестройка синтаксической схемы построения предложения. Самый обычный пример такого рода синтаксической перестройки — замена английской пассивной конструкции русской активной, при которой английскому подлежащему в русском предложении соответствует дополнение; подлежащим в русском предложении становится слово, соответствующее английскому дополнению с by; форма страдательного залога английского глагола заменяется формой действительного залога русского глагола. He was met by his sister /- Его встретила сестра.

Л.С. Бархударов также выделяет лексические замены (конкретизация, генерализация). Конкретизация — это замена слова или словосочетания языка оригинала с более широким референциальным значением словом или словосочетанием языка перевода с более узким значением. (He told me to come right over, if I felt like it. — Велел хоть сейчас приходить, если надо).

Генерализация — явление, обратное конкретизации — замена единицы языка оригинала, имеющей более узкое значение, единицей языка перевода с более широким значением. Вот несколько примеров генерализации: (He comes over and visits me practically every weekend. — Он часто ко мне ездит, почти каждую неделю. This newspaper makes a feature of sports.- В этой газете спорту отводится видное место.

Существуют также комплексные лексико-грамматические замены. Антонимический перевод, сущность которого заключается в трансформации утвердительной конструкции в отрицательную или наоборот, отрицательной в утвердительную, сопровождаемой заменой одного из слов переводимого предложения языка оригинала на его антоним в язык перевода.(I`m not kidding. — Я вам серьёзно говорю. She wasn`t looking too happy.-Вид у неё был довольно несчастный.

Следующий вид переводческих трансформаций — добавление. Причиной, вызывающей необходимость добавлений в тексте перевода является то, что можно назвать “формальной невыраженностью” семантических компонентов словосочетания в языке оригинала. (So what? I said. Cold as hell. — Ну, так что же? — спрашиваю я ледяным голосом.

Следующий вид переводческих трансформаций, который выделяет Л.С. Бархударов — опущение. Это явление, прямо противоположное добавлению. При переводе опущению подвергаются чаще всего слова, являющиеся семантически избыточными, то есть выражающие значения, которые могут быть извлечены из текста и без их помощи (So I paid my check and all. I left the bar and went out where the telephone were. — Я расплатился и пошёл к автоматам.) Такова классификация переводческих трансформаций, предложенная Л.С. Бархударовым.

В.Н. Комиссаров классифицирует переводческие трансформации на лексические и грамматические трансформации. Основные типы лексических трансформаций включают следующие переводческие приёмы: переводческое транскрибирование и транслитерацию.(Kleptocracy-клептократия (воровская элита); Dorset (`do:sit) — Дорсет; boss-босс).

Калькирование — это способ перевода лексической единицы оригинала путём замены её составных частей — морфем или слов их лексическими соответствиями в языке перевода (green revolution — зелёная революция, mass culture как “массовая культура”). В.Н. Комиссаров выделяет также лексико-семантические замены. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и смысловое развитие значения исходной единицы. (He was at the ceremony. — Он присутствовал на церемонии. He always made you say everything twice. — Он всегда переспрашивал. — приём смыслового развития.)

К наиболее распространённым грамматическим трансформациям принадлежат: членение предложения, объединение предложений, грамматические замены (формы слова, части речи или члены предложения.) (We got under way with a mere breath of wind, and for many days stood along the eastern cost of Java, without any other incident to beguile the monotony of our course than the occasional meeting with some of the small grabs of the Archipelago to which we were bound. — Мы покинули порт при еле заметном ветерке и в течение долгих дней шли вдоль восточного берега Ява. Однообразие нашего плавания лишь изредка нарушалось встречей с небольшими каботажными судами с тех островов, куда мы держали свой путь. (Это пример членения предложения.) (That was a long time ago. It seemed like fifty years ago. — Это было давно — казалось, что прошло лет пятьдесят.) Это пример объединения предложений.

Грамматические замены — это способ перевода, при котором грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу перевода с иным грамматическим значением. (He left the room with his heads held high. — Он вышел из комнаты с высоко поднятой головой). Другой пример: It is our hope, that an agreement will be reached by Friday. — Мы надеемся, что к пятнице будет достигнуто соглашение.

В.Н. Комиссаров также выделяет третий тип переводческих трансформаций — это смешанный тип или как он называет “комплексные лексико-грамматические трансформации.” К ним относим:антонимический перевод, экспликацию и компенсацию. (The people are not slow in learning the truth. — Люди быстро узнают правду. — антонимический перевод).

Экспликация или описательный перевод- это лексико-грамматическая трансформация, при которой лексическая единица языка оригинала заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, то есть дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на язык перевода. С помощью экспликаций можно передать значение любого безэквивалентного слова в оригинале: “Conservationist”- сторонник охраны окружающей среды.

Такова классификация переводческих трансформаций, предложенная В.Н. Комиссаровым.

Я.И. Рецкер разделяет переводческие трансформации на лексические и грамматические трансформации. Я.И. Рецкер выделяет семь разновидностей лексических трансформаций:

  • 1. дифференциация значений;
  • 2. конкретизация значений;
  • 3. генерализация значений;
  • 4. смысловое развитие;
  • 5. антонимический перевод;
  • 6. целостное преобразование;
  • 7. компенсация потерь в процессе перевода.
  • (He ordered a drink — Он заказал виски — дифференциация значения “drink”).
  • (Have you had your meal? — Вы уже позавтракали? — Это пример конкретизации значений.)
  • (The treatment turned to be successful and she recovered completely — Лечение оказалось успешным и она полностью выздоровела — Генерализация значений.

Прием смыслового развития заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним. Сюда относятся различные метафорические и метонимические замены. (He gave the horse his head — Он отпустил поводья — Здесь соблюдается четкая метонимическая связь: голова лошади и поводья — замена действия его причиной.

Я.И. Рецкер выделяет также антонимический перевод- замену какого-либо понятия, выраженного в подлиннике, противоположным понятием в переводе с соответствующей перестройкой всего высказывания для сохранения неизменного плана содержания. (The windows of the workshop were closed to keep the cool air. — Окна мастерской были закрыты, чтобы туда не проник раскаленный воздух.).

Прием целостного преобразования также является определенной разновидностью смыслового развития. Преобразуется внутренняя форма любого отрезка речевой цепи — от отдельного слова до целого предложения. Причем преобразуется не по элементам, а целостно. (Never mind — Ничего, не беспокойтесь, не обращайте внимания.) Целостное преобразование — распространенный прием лексической трансформации при переводе публицистического материала. (The other tasks of the revolution in the South could be left to work themselves out — Выполнение других задач революции на Юге можно было пустить на самотек.)

Компенсацией (или компенсацией потерь) в переводе следует считать замену непередаваемого элемента подлинника элементом иного порядка в соответствии с общим идейно-художественным характером подлинника и там, где это предоставляется удобным по условиям русского языка. В английском: (I`ve brought a Christmas present for Dad” — в русском предложении: Это папе новогодний подарок.)

Грамматические трансформации, как считает Я.И. Рецкер, заключаются в преобразовании структуры предложения в процессе перевода в соответствии с нормами языка перевода. Трансформация может быть полной или частичной. Обычно когда заменяются главные члены предложения происходит полная трансформация, если же заменяются лишь второстепенные члены предложения, происходит частичная трансформация. Кроме замен членов предложения могут заменяться и части речи.

Приведём несколько примеров грамматических трансформаций.

(Long habit has made it more comfortable for me to speak through the creatures of my invention.-В силу долголетней привычки мне удобней высказываться посредством вымышленных мною людей). Прилагательные в переводе чаще всего заменяются наречиями. Эта грамматическая трансформация обычно связана с распространённым в английской художественной прозе, явлением переносов эпитетов: (He stretched a careless hand — Он небрежно протянул руку.) (Не was given money — Ему дали денег) или (She was offered another post — Ей предложили новую должность). Такого рода трансформации (“пассив” — “актив”) встречаются очень часто.

Таковы особенности классификации переводческих трансформаций, предложенные Я.И. Рецкером.

Мы рассмотрели три классификации переводческих трансформаций, предложенные Л.С Бархударовым, В.Н. Комиссаровым и Я.И. Рецкером.

Подводя итоги теоретической части данной работы, мы пришли к следующему выводу: главная цель перевода — достижение адекватности. Основная задача переводчика при достижении адекватности — умело произвести необходимые переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передал всю информацию, заключённую в тексте оригинала при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

На основе общности приведенных выше классификаций переводческих трансформации, мы установили, что трансформации можно разделить на лексические и грамматические.

В свою очередь лексические трансформации представлены следующим образом:

  • 1. конкретизация значений;
  • 2. генерализация значений;
  • 3. смысловое развитие;
  • 4. антонимический перевод;
  • 5. метонимический перевод;
  • 6. компенсация;
  • 7. лексические замены.

Грамматические трансформации:

  • 1. добавление;
  • 2. опущение;
  • 3. замена;
  • 4. перестановка;
  • 5. членение и объединение предложений.

В процессе переводческой деятельности трансформации чаще всего бывают смешанного типа, то есть носят сложный, комплексный характер.

1.
Основные переводческие трансформации.

2.
Замены грамматические, лексические и лексико-грамматические.

3.
Опущения и добавления.

1.
«Трансформации» — это преобразования. Переводческие трансфор
мации – приёмы, которые переводчик использует для преодоления типичных трудностей перевода: лексические, грамматические, лексико-грамматические.

Лексические трансформации
описывают формальные и содержательные отношения между словами и словосочетаниями в оригинале и переводе: транскрипция, транслитерация, калькирование.

Прием транскрипции
означает, что в переводе воспроизводится звучание слова оригинала, а прием транслитерации
передает его графическую форму. Этот прием применяется при переводе собственных имен, географических названий, названий фирм, печатных изданий, терминов. В современной переводческой практике, в основном, используется транскрипция, а многие наименования, которые раньше транслитерировались или переводились, теперь транскрибируются:

Например:
Шекспир сначала был известен в России как «Шакеспеаре». Ньютон сначала был известен как «Невтон». На карте США был город Соленого озера, теперь – «Солт-Лейк-Сити». Иногда в языке перевода нет соответствующих звуков или букв. Например, буквосочетание «th» звонкий передается как «д» или V, а глухой — как V или «с» (Warner Brothers=yopHep Бразерз, Smith=Cмит). «W»-«y».

В некоторых словах сохраняются элементы транслитерации: озвучивается как «р» непроизносимое «r» (Daily Worker -Дейли Уоркер).

Названия рэкет обычно транскрибируются: «Hawk» — «Хок», «Faulkon» — «Фолкон».

Но американская ракета Tomahawk» не Томахок», а «Томагавк», ракета «Hercules» — не «Херкьюлиз», а «Геркулес»», столица Шотландии, не «Эдинбёг», а «Эдинбург», имя Чарльз.

Калькирование
— перевод составляющих элементов слова или словосочетания и объединение переведенных частей в единое целое:

Например:
superpower — сверхдержава, International Monetary Fund — Международный валютный фонд. Иногда изменяется порядок компонентов (перестановка): United Nations Organisation – Организация Объединенных Наций, first – strike weapon – оружие первого удара. Иногда часть слова транскрибируется, а другая переводится: miniskirt – мини-юбка, petrodollars – нефтедоллары.

2.
Лексические замены
: конкретизация, генерализация, модуляция.

Конкретизация
— переводчик выбирает в переводящем языке слово с более конкретным значением: meal – прием пищи, в русском языке – завтрак, обед, ужин.

Русское слово «плавать» в английском языке надо сделать выбор между более конкретными глаголами, для этого надо выяснить, кто плавает и как плавает «swim, sail, float, drift (медленно перемещаться по течению).

В романе Ч. Диккенса «Давид Копперфильд» есть такой эпизод: «Женщина сидит в полутемной комнате, глубоко задумавшись. Внезапно в комнату с шумом врывается эксцентричная тетушка, испугав женщину. Эту ситуацию описывает мальчик: «My mother had left her chair in agitation and gone behind it in the corner.»». Неприемлемость перевода: «Взволнованная матушка оставила свое кресло и пошла за него в угол» – очевидна. Обеспечить эквивалентность перевода можно путем конкретизации глаголов «leave» и «go»: «Взволнованная матушка вскочила со своего кресла и забилась в угол позади него».

Генерализация
– замена единицы с более узким значением единицей с более широким значением вследствие отсутствия необходимого слова в переводящем языке:

Например:
различия между русскими «теща и свекровь» или «шурин и деверь» обобщаются в английских переводах: «mother-in-low» и «brother-in-low».

Английское предложение: «I saw a man 6 feet 2 inches tall» может быть переведено: «Я увидел высокого парня»», т.к. в художественных произведениях в русском языке не принято указывать точный рост, вес персонажей. Обобщенный перевод здесь дается с учетом стилистических особенностей.

Модуляция (смысловое развитие)
– замена слова или словосочетания Иностранного Языка единицей Переводящего Языка, значение которой логически выводится из значения исходной единицы:

Например:
«Manson climbed into the gig behind a tall horse». Контекстуальной замены здесь не избежать, т.к. нельзя сказать: «Он сел в телегу позади лошади (как будто лошадь тоже сидела в телеге)». Удачным переводом будет: «Мэнсон влез в коляску, запряженную крупной лошадью». Еще пример: «Не would cheer up somehow, begin to laugh again, and draw skeletons allover his slate, before his eves were dry». Перевод: «Он снова приободрялся, начинал смеяться и рисовал на своей грифельной доске разные фигурки, хотя глаза его еще были полны слез». Вариант: «прежде чем у него высыхали глаза» был бы менее удачным.

Грамматические трансформации:

1) дословный перевод;

2) членение предложений;

3) объединение предложений;

4) грамматические замены.

Дословный перевод (нулевая трансформация)
– передача оригинала слово в слово, не искажая смысла и не нарушая нормы языка перевода, как в буквальном переводе.

Членение предложения
– одно предложение оригинала делится на 2-3 предложения в переводе. В английских газетах встречаются краткие сообщения, содержащие большой объем информации:

Например:
«Both engine crews leaped to safety from a collision between a parcels train and a freight train, near Morris Cowley, Oxfordshire». В русском переводе сначала надо сказать о событии, а потом о его последствие: «Вблизи станции Оксфордшир произошло столкновение почтового и товарного поездов. Члены обеих поездных бригад остались невредимы, спрыгнув на ходу с поезда». Еще пример (метеосводка из английской газеты): «Mist covered a calm sea in the Straits of Dover yesterday». Дословный перевод будет слишком поэтичным для простой метеосводки: «Туман окутывал вчера спокойное море в проливе Па-де-Кале». Лучше использовать прием членения: «Вчера в проливе Па-де-Кале стоял туман. Море было спокойно».

Прием объединения предложений
— двум-трем предложениям оригинала соответствует одно предложение в переводе. Применение этого приема может оказаться вынужденным вследствие недооформленности одного из предложений:

Например:
«The marchers did not intend to go to Parliament. Nor to petition their MP s». Перевод: «Участники демонстрации не собирались ни идти к парламенту, ни подавать петиции своим депутатам».

Другая причина использования этого приема – стилистическая. Для научно-технических текстов на английском языке характерно преобладание простых предложений, что менее свойственно русскому стилю:

Например:
«This condition, however, changes at certain critical energies of the electrons. At these critical energies the gas atoms do absorb energy». Перевод: «Однако это условие нарушается при некоторых критических энергиях электронов, когда атомы газа поглощают энергию»

Прием грамматических замен
: категории, части речи, члены предложения определенного типа.

Замена категории
: форме единственного числа соответствует форма множественного числа: «money — деньги», «outskirts — окраина». Иногда этот прием применяется по соображениям стиля или узуса: «They left the room with their heads held high» – «Они вышли из комнаты с высоко поднятой головой».

Замена части речи
: существительного – глаголом, прилагательного – существительным и так далее:

Например:
«It is our hope that an agreement will be reached by Friday» – «Мы надеемся, что соглашение будет достигнуто к пятнице». «Australian prosperity was followed by a slump» – «За экономическим процветанием Австралии последовал кризис». «The crush killed 20 people» – «В результате аварии погибло 20 человек».

Лексико-грамматические трансформации
: преобразуются и лексика и синтаксические структуры оригинала.

Антонимический перевод
– замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную в переводе и наоборот:

Например:
«Nothing changed in my home town» – «Все осталось прежним в моем родном городе». «She is not unworthy of your attention» – «Она вполне достойна вашего внимания». «Тhе railroad unions excluded negroes from their membership». Дословный перевод «исключили» — не логичен. Правильно: «не включали, не принимали». «Профсоюзы не принимали негров в свои ряды».

Описательный перевод
– лексико-грамматическая трансформация, когда единица ИЯ заменяется:

Например:
conservationist – сторонник охраны окружающей среды; whistle-stop speech – выступление кандидата в ходе предвыборной агитационной поездки; a shuttle service – организация челночных перевозок между какими-то пунктами.

Компенсация
– способ перевода, при котором элементы смысла, утраченные при переводе, передаются в тексте перевода каким-либо иным средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале: «You could tell he was very ashamed of his parents and all. Because they said «he don»t and she don»t» and stuff like that.» – «Было видно, что он стесняется своих родителей, потому что они говорили «хочут» и «хочите» и все в таком роде».

3.
Лингвисты, выделяют еще такие трансформации, как: опущения и добавления.

Опущение
— это устранение, упразднение компонентов:

Например:
первый переводчик «Гамлета» Сумароков исключил из текста сцену с могильщиками, так как разговорный характер их диалога не соответствовал стилю трагедии того времени, таким образом, сознательно деформируя текст.

Еще одна причина, заставляющая переводчика деформировать оригинальный текст, сознательно обедняя и ухудшая его – это невозможность передать средствами языка перевода фрагменты оригинального текста, заключающие в себе так называемую «игру слов». Такие опущения хоть и обедняют текст, но не искажают его в целом, то есть не создают превратное представление о тексте оригинала.

Добавления
, деформирующие текст оригинала, могут иметь иные основания: стремление переводчика создать текст, соответствующий в художественном творчестве догме или вкусам публики. Сумароков при переводе «Гамлета» ввел несколько дополнительных персонажей: например, у Офелии появляется «мамка», у героев и героинь появляются «наперсники» и «наперсницы», и так далее, так как это соответствовало нормам классицизма 17-18 веков.

Итак, переводчик сознательно деформирует текст оригинала, действует в соответствии с выбранной стратегией перевода, в основе которой лежит идея соответствия, либо представлениям переводчика об изящной словесности, либо пониманию потребностей читателя и его способности понять перевод, либо нормам литературного творчества и литературным вкусам, господствующим в период его работы над переводом. Этот прием не следует смешивать с переводческими ошибками.

Лекция 2. Понятие переводческих трансформаций. Лексические трудности перевода. Лексические трансформации.

2.1. Понятие переводческих трансформаций

Процесс перевода предполагает сознательное установление отношений между данными ПЯ и ИЯ. Такие отношения являются предпосылкой для перевода, поскольку всякое истолкование подлинника связано с отбором вербальных средств из состава ПЯ. Лексические, грамматические и стилистические трудности обусловлены несоответствиями единиц ПЯ и ИЯ.

Для их преодоления используются особые переводческие приемы, называемые трансформациями, т. е. приемы межъязыковой замены для достижения эквивалентности текста-оригинала и текста перевода.

Существуют различные классификации переводческих трансформаций. Например, предлагает делить трансформации на четыре группы:

1) Трансформации на компонентном уровне семантической валентности (замены);

2) Трансформации на уровне прагматическом (переводческие компенсации, замена тех или иных стилистических средств прочими, замена аллюзий (реалий) на аналогичные, интерпретирующий, поясняющий перевод);

3) Трансформации на референциальном уровне (конкретизация, генерализация, замена реалий и др.);

4) Трансформации на уровне стилистическом – компрессия и расширение.

называет два типа трансформаций:

1) Грамматические трансформации в виде замены частей речи или членов предложения.

2) Лексические трансформации (конкретизация, генерализация, дифференциация значений, антонимический перевод и др.).

Миньяр- называл три вида трансформаций – лексические, грамматические, семантические. К первому виду относил приемы генерализации и конкретизации; ко второму – пассивизацию, замену частей речи и членов предложения, объединение предложений или их членение; к третьему – метафорические, синонимические, метафорические замены, логическое развитие понятий, антонимический перевод и прием компенсации.

Концепция сводится к таким видам трансформаций, как лексическая (транслитерация, переводческое транскрибирование, калькирование, некоторые лексико-семантические замены), грамматическая (дословный перевод, грамматические замены и членение предложения) и комплексная (экспликация или описательный перевод, антонимический перевод и компенсация).

называл четыре типа преобразований (трансформаций), имеющих место в ходе работы над переводом. Это перестановки, замены, опущения и добавления.

Таким образом, наиболее распространенными в различных теориях являются следующие виды трансформаций:

Лексические;

Стилистические.

Использование данных трансформаций обусловлено различиями двух языков на определенных уровнях их системы. Такие различия называются трудностями перевода.

2.2. Лексические трудности перевода

Между лексическими единицами двух языков в процессе перевода устанавливаются отношения соответствия, близости по смыслу.

Слова и словосочетания, близкие по смыслу в языке оригинала и языке перевода, называются переводческими соответствиями. В зависимости от степени близости лексических систем двух языков можно выделить три типа таких соответствий:

1) Эквивалентные (постоянные) соответствия, когда значения слов не зависят от контекста. К этой группе относятся термины и прецизионные слова, т. е. однозначные, но, в отличие от терминов, общеупотребительные слова. К прецизионным словам относятся имена собственные, названия дней недели и месяцев, числительные.

2) Вариантные соответствия — слова, имеющие несколько значений или вариантных соответствий. Выбор единицы переводящего языка в данном случае зависит от контекста. Например, слову soldier в русском языке соответствуют слова солдат, рядовой, военнослужащий, военный. Слово flying можно перевести как летающий, летательный, летный, летучий (flying saucers летающие тарелки, flying apparatus летательный аппарат, flying weather летная погода, the Flying Dutchman Летучий Голландец).

3) Безэквивалентные лексические единицы — слова, которые не имеют регулярных соответствий в языке перевода. При этом безэквивалентные единицы выделяются в отношении пары сопоставляемых языков. Единица языка оригинала, безэквивалентная по отношению к одному языку, может иметь соответствия в других языках.

Безэквивалентная лексика разделяется на референциально — безэквивалентную (безэквивалентность обусловлена различиями в референциальном значении слов — явлений действительности, обозначенных словом) и прагматически безэквивалентную (когда безэквивалентность связана с прагматическим значением слов, отражающим отношение говорящих к объекту и включающим экспрессивно-эмоциональную оценку и коннотации культурно-исторического и индивидуально-психологического плана).

К референциально-безэквивалентным словам относятся:

Некоторые редкие термины;

Фразеологизмы;

Слова с суффиксами субъективной оценки: piglet, лапища, малышечка;

Междометия;

Звукоподражания: гав-гав, дзинь;

Ассоциативные лакуны, т. е. слова, имеющие в сознании носителя данного языка определенные дополнительные оттенки, ассоциации, отсутствующие в сознании носителя другого языка: rat — «трус»; ворона — «разиня»].

Особую группу БЭЛ составляют имена собственные и обращения, специфика которых заключается в том, что в зависимости от избранного способа передачи, их безэквивалентность будет либо референциальной, либо прагматической.

2.3. Основные типы лексических трансформаций

Если переводчик сталкивается с лексическими трудностями, он вынужден прибегнуть к лексическим трансформациям. Существует пять основных типов лексических трансформаций:

1) Транслитерация или транскрибирование;

2) Калькирование;

3) Лексико-семантическая замена, которая включает конкретизацию, генерализацию и модуляцию.

4) Переводческий комментарий.

5) Адекватная замена, которая включает описательный перевод, антонимичный перевод и перевод при помощи компенсации.

Транслитерация и транскрибирование

Транслитерация — переводческий прием, основанный на передаче графического образа иностранного слова, т. е. на передаче, например, английских букв при помощи букв русского алфавита . При этом заимствуется иностранное слово или термин, который на письме изображается буквами переводящего языка, а в устной речи произносится согласно произносительным нормам переводящего языка.

Транскрибирование — переводческий прием, основанный на фонетическом принципе, т. е., например, на передаче русскими буквами звуков иноязычного (иностранного) наименования.

Транслитерация используется для воссоздания в переводе формы иностранного слова, в основном, для передачи имен собственных, географических названий, научных терминов и некоторых непереводимых реалий. Например, английские слова Lady, lobby в русском языке передаются как леди, лобби; русские слова мужик, самовар, тройка в английском языке передаются как mujik, samovar, troika.

В прежние времена английские имена собственные передавались только путем транслитерации. Отсюда Невтон вместо теперешнего Ньютон, Валлас вместо Уоллес, Ворчестер вместо Вустер и т. д. В настоящее время транслитерация уступает место транскрибированию, причем появляются термины-дублеты: Ньюкестль — Ньюкасл, Гринвич — Гринич и т. п.

Однако существуют более или менее твердые способы передачи имен собственных — традиционное написание. Традиционное написание касается главным образом переводов имен исторических личностей, географических названий и реалий. Например, Charles I — ист. Карл I, а не Чарл(ь)з, Неnrу III — ист. Генрих III, а не Хенри или Генри; James I — ист. русск. Яков I и т. п.

Существуют некоторые русские буквенные соответствия английским звукам.

(1) Звук [ае] передается русскими буквами «э» или «а»:

Hampshire — Гэмпшир, Banf — Банф.

(2) Звук [е] передается тремя способами:

В начале слова через «э»: Еssех — Эссекс;

После гласной через «э»: Coen — Коэн;

После согласной через «e»: Henden — Хенден.

(3) Звук [^] передается с помощью буквы «а»: Buckley — Бакли

(4) Звук [ə:] обычно передается через букву «е»: Serbiton — Сербитон.

(5) Звук [ə] в интересах сохранения графического соответствия транскрибируется как соответствующие гласные полного образования в ударном слоге:

Molton — Моултон, Norstad — Норстэд, Miller — Миллер.

(6) Звук [w] пере дается двояко:

Перед звуком [u] через «в»: Wood — Вуд;

В остальных случаях через «у»: Webster — Уэбстер.

(7) Звук [h] передается через букву «х»: Hodson — Ходсон.

Но во многих случаях по традиции через букву «г»: Генри, Говард, Гайд-парк.

(8) Звук [l] перед согласной и на конце слова передается через твердое «л»: Blackpool — Блэкпул, Lооk — Лук.

(9) Звук [r] во всех положениях, даже если он совсем не произносится, передается через «р»: Darwin — Дарвин, Ford — Форд.

(10) Звук [θ
] передается через «т» или реже через «с»: Smith — Смит, North Darley — Норт Дарлей, Truth — Трус.

(11) Звук [ð
] передается через «з» или реже через «дз»:

Rutherford — Резерфорд; Smith, Brothers & Со. — Смит, Бразерс энд Ко.

Удвоенные согласные сохраняются в интервокальном положении и на конце слова: Bennet — Беннет, Веss — Бесс.

Общие правила передачи имен собственных

В настоящее время принято переводить антропонимы и топонимы путем транскрибирования, например: Smith — Смит, Brown- Браун, Georgia — Джорджия. Однако в некоторых случаях при передаче многокомпонентных топонимичеcких сочетаний используются следующие способы.

1) Все компоненты переводятся (как правило, традиционно), например: Red Sea — Красное море, The United States — Соединенные Штаты.

2) Все компоненты транскрибируются, например: Frot Knox – Форт Нокс.

3) Одновременно переводятся (нарицательный компонент) и транскрибируются (собственный компонент), например: Bonin Isles – острова Бонин/

4) Все компоненты транскрибируются, а нарицательный компонент добавляется: Deep Valley – долина Дип-Вэлли, Atlantic City – город Атлантик-Сити.

Подобным образом переводятся названия фирм, корпораций, компаний, названия газет и журналов, кораблей, улиц, площадей (за исключением традиционных названий – The Red Square – Красная Площадь).

Названия политических партий и государственных учреждений обычно переводятся: House of Commons – Палата общин.

Калькирование

Калькирование — это способ перевода лексической единицы оригинала путем замены ее составных частей — морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) их лексическими соответствиями в языке перевода.

Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в ПЯ, копирующего структуру исходной лексической единицы: superpower — сверхдержава, mass culture — массовая культура.

Лексико-семантическая замена

Лексико-семантическая замена — это способ перевода лексических единиц оригинала путем использования в переводе единиц языка перевода, значение которых не совпадает со значением исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и модуляция значения исходной единицы.

Конкретизацией называется замена слова или словосочетания исходного языка с более широким предметно-логическим значением словом и словосочетанием переводящего языка с более узким значением. В результате применения этой трансформации единица ИЯ выражает родовое понятие, а создаваемое соответствие (единица ПЯ) выражает видовое понятие. Например:

He was at the ceremony. — Он присутствовал на церемонии. В данном случае глагол широкой семантики «был» (was) заменен при переводе глаголом более узкой семантики «присутствовал».

Генерализацией называется замена единицы исходного языка, имеющей более узкое значение, единицей переводящего языкка с более широким значением, т. е. преобразование, обратное конкретизации. Создаваемое соответствие выражает родовое понятие, включающее исходное видовое:

He visits me practically every weekend. — Он ездит ко мне почти каждую неделю. Здесь использование слова с более общим значением избавляет переводчика от необходимости уточнять, субботу или воскресенье имеет в виду автор, говоря об «уик-энде».

Модуляция. Модуляцией, или смысловым развитием, назвается замена слова или словосочетания исходного языка единицей переводящего языка, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно-следственными отношениями:

I don’t blame them. — Я их понимаю. Причина заменена следствием: я их не виню, потому что я их понимаю.

He always made you say twice. — Он всегда переспрашивал.

Переводческий комментарий

Переводческий комментарий используется тогда, когда переводчик находит нужным объяснить (например, в примечании, сноске или прямо в тексте в скобках) какие-то реалии, не известные русскому читателю. Особенно это касается транскрибируемых слов, значения которых, по мнению переводчика, могут быть непонятны из текста:

The Pentagon fears that the London talks may end in a ban of the H-bomob. -Пентагон (военное ведомство в США — прим. переводчика) боится, что на конференции в Лондоне будет достигнуто соглашение о запрещении водородной бомбы.

Адекватная замена

Адекватная замена — это лексическое развитие понятия или интерпретация путем свободной передачи смыслового содержания переводимого слова или словосочетания, вытекающей из контекста. Адекватная замена включает такие способы перевода, как описательный перевод, антонимический перевод, перевод при помощи компенсации.

(1) Описательный перевод состоит в передаче значения слова исходного языка при помощи более или менее распространенного объяснения на языке перевода:

Energy factor — коэффициент остроты настройки.

(2) Антонимический перевод — это перевод с помощью противоположного по форме оборота:

He sat in shortsleeves — он сидел без пиджака (в рубашке с короткими рукавами);

Take it easy – не волнуйся

(3) Перевод при помощи компенсации заключается в выражении мысли посредством иных, чем в оригинале средств, например, когда в исходном тексте встречаются пословицы, поговорки, идиоматические обороты и т. п., имеющие специфическую окраску, которая утрачивается при переводе:

Never trouble trouble until trouble troubles you. – Не буди лихо, пока спит тихо.

Better save than sorry – Береженого Бог бережет.

Вопросы для самоконтроля

1) Какие приемы называются переводческими трансформациями?

2) На какие группы традиционно делятся переводческие трансформации?

3) Что такое переводческие соответствия?

4) Назовите основные типы переводческих соответствий. Приведите примеры.

5) На какие две группы делится безэквивалентная лексика?

6) Назовите пять основных типов лексических трансформаций.

7) В чем отличие трансформации от транслитерации? Какой прием применяется наиболее часто?

8) Приведите примеры традиционного перевода.

9) Назовите правила перевода имен собственных.

10) Что такое калькирование?

11) Назовите типы лексической замены.

12) Что такое конкретизация?

13) Что такое генерализация?

14) Что такое модуляция?

15) Что такое переводческий комментарий?

16) Назовите типы адекватной замены.

17) Что такое описательный перевод?

18) Что такое антонимический перевод?

19) Что такое компенсация?

И.С. Алексеева в своей работе «Введение в переводоведение» под трансформациями понимает межъязыковые преобразования, требующие перестройки на лексическом, грамматическом и текстовом уровне. В процессе перевода встречаются трансформации 4 элементарных типов:

1) перестановки;

2) замены;

3) добавления;

4) опущения.

Рассмотрим основные типы переводческих трансформаций. Все они могут быть языковыми (объективными) и речевыми (контекстуальными).

1. Перестановка. Это изменение в переводе расположения (порядка следования) языковых элементов, соответствующих языковым элементам подлинника. Перестановкам могут подвергаться слова, словосочетания, части сложного предложения, элементарные предложения внутри сложного, самостоятельные предложения в системе целого текста. Наиболее частотны перестановки членов предложения — изменение порядка слов.

I»ll 1 come 2 late 3 today 4 . — Сегодня 4 я 1 приду 2 поздно 3 .

Перестановка в придаточном предложении связана с объективными различиями в закономерностях порядка слов в русском и английском языках.

2. Замена. Это наиболее распространенный вид переводческих трансформаций.

1) Замены форм слова часто зависят от расхождений в грамматическом строе языков. Такие замены объективны: beans (ед. ч.) — фасоль (мн. ч.). Падежные замены — при различии в управлении.

2) Замены частей речи: popular protest — протест населения (прил. + сущ. — сущ. + сущ.); Latin American peoples — народ Латинской Америки (прил. + прил. + сущ. — сущ. + прил. + сущ.).

Словосочетания такого рода, хотя и являются разложимыми, постепенно приобретают в речи клишированный характер; тогда выбор становится излишним, и трансформация-замена приближается к однозначному эквиваленту.

3) Замены членов предложения — необходимы тогда, когда происходит перестройка синтаксической структуры: замена членов предложения, замена английского пассива на активный залог при переводе на русский язык.

4) Синтаксические замены в сложном предложении:

Замена сложного предложения простым; замена простого предложения на сложное; замена сложносочиненного предложения на сложноподчиненное; замена союзной связи в сложноподчиненном русском предложении на бессоюзную в английском.

5) Лексические замены. Среди случаев лексических замен наиболее часто встречаются, пожалуй, четыре: частичное изменение семного состава исходной лексемы, перераспределение семного состава исходной лексемы, конкретизация и генерализация.

Частичное изменение семного состава исходной системы. Применение такого рода лексической замены обусловлено контекстом, как широким, в том числе ситуативным, так и узким — сочетаемостью в рамках литературной нормы ПЯ.

Перераспределение семного состава исходной лексемы. Такое перераспределение необходимо, если исходная лексема содержит в своем составе семы, которые невозможно передать одной лексемой ПЯ, а также в случае, если есть опасность нарушить правила сочетаемости.

Конкретизацией обычно называют замену слова или словосочетания ИЯ с более широким референциальным значением на слово или словосочетания ПЯ с более узким референциальным значением. Конкретизация может быть языковой и контекстуальной.

Генерализация — замена, обратная конкретизации, когда в переводе появляется слово с более широким референциальным значением, нежели слово ИЯ.

3. Добавления. Представляют собой расширение текста подлинника, связанное с необходимостью полноты передачи его содержания, а также различиями в грамматическом строе.

4. Опущения. Часто представляют собой операцию, обратную добавлениям, если речь идет об объективных расхождениях между языками. Контекстуальные опущения бывают связаны с видом перевода (в устном последовательном и синхронном переводе они связаны с компрессией теста и не затрагивают только инвариантные соответствия).

5. Антонимический перевод. Применяется тогда, когда прямой путь невозможен или нежелателен. Это комплексная лексико-грамматическая замена, которая заключается в трансформации утвердительной конструкции в отрицательную.

6. Компенсация. Относится к разновидностям трансформации. Различается позиционная и разноуровневая (или качественная) компенсация.

7. Описательный перевод. Представляет собой лексическую замену с генерализацией, сопровождаемую лексическими добавлениями и построенную по принципу определения понятия .

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями. Поскольку переводческие трансформации осуществляются с языковыми единицами, имеющими как план содержания, так и план выражения, они носят формально-семантический характер, преобразуя как форму, так и значение исходных единиц.

В рамках описания процесса перевода переводческие трансформации рассматриваются не в статическом плане как средство анализа отношений между единицами ИЯ и их словарными соответствиями, а в плане динамическом как способы перевода, которые может использовать переводчик при переводе различных оригиналов в тех случаях, когда словарное соответствие отсутствует или не может быть использовано по условиям контекста. В зависимости от характера единиц ИЯ, которые рассматриваются как исходные в операции преобразования, переводческие трансформации подразделяются на лексические и грамматические. Кроме того, существуют также комплексные лексико-грамматические трансформации, где преобразования либо затрагивают одновременно лексические и грамматические единицы оригинала, либо являются межуровневыми, т.е. осуществляют переход от лексических единиц к грамматическим и наоборот.

Транскрипция и транслитерация — это способы перевода лексической единицы оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв ПЯ. При транскрипции воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его графическая форма (буквенный состав). Ведущим способом в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и графические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова ИЯ на языке перевода всегда несколько условна и приблизительна: absurdist — абсурдист (автор произведения абсурда), kleptocracy — клептократия (воровская элита), skateboarding — скейтбординг (катание на роликовой доске). Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова ИЯ, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время.

Калькирование — это способ перевода лексической единицы оригинала путем замены ее составных частей — морфем или слов (в случае устойчивых словосочетаний) их лексическими соответствиями в ПЯ. Сущность калькирования заключается в создании нового слова или устойчивого сочетания в ПЯ, копирующего структуру исходной лексической единицы. Именно так поступает переводчик, переводя superpower как «сверхдержава», mass culture как «массовая культура», green revolution как «зеленая революция». В ряде случаев использование приема калькирования сопровождается изменением порядка следования калькируемых элементов: first-strike weapon — оружие первого удара, land-based missile — ракета наземного базирования, Rapid Deployment Force — силы быстрого развертывания.

Лексико-семантические замены — это способ перевода лексических единиц оригинала путем использования в переводе единиц ПЯ, значение которых не совпадает со значениями исходных единиц, но может быть выведено из них с помощью определенного типа логических преобразований. Основными видами подобных замен являются конкретизация, генерализация и модуляция (смысловое развитие) значения исходной единицы.

Конкретизацией называется замена слова или словосочетания ИЯ с более широким предметно-логическим значением словом и словосочетанием ПЯ с более узким значением. В результате применения этой трансформации создаваемое соответствие и исходная лексическая единица оказываются в логических отношениях включения: единица ИЯ выражает родовое понятие, а единица ПЯ — входящее в нее видовое понятие:

Dinny waited in a corridor which smelled of disinfectant. Динни ждала в коридоре, пропахшем карболкой. Не was at the ceremony. Он присутствовал на церемонии.

В ряде случаев применение конкретизации связано с тем, что в ПЯ отсутствует слово со столь широким значением. Так, английское существительное thing имеет очень абстрактное значение (an entity of any kind) и на русский язык всегда переводится путем конкретизации: «вещь, предмет, дело, факт, случай, существо» и т.д.

Конкретизация часто применяется и тогда, когда в ПЯ есть слово со столь же широким значением и соответствующей коннотацией, поскольку такие слова могут обладать разной степенью употребительности в ИЯ и ПЯ. При переводе таких слов конкретизация является весьма распространенным способом перевода. В романе Ч. Диккенса «Давид Копперфилд» следующим образом описывается поведение матери героя, испуганной внезапным появлением грозной мисс Бетси:

My mother had left her chair in her agitation, and gone behind it in the corner. Взволнованная матушка вскочила со своего кресла и забилась в угол позади него.

Генерализацией называется замена единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ПЯ с более широким значением, т.е. преобразование, обратное конкретизации. Создаваемое соответствие выражает родовое понятие, включающее исходное видовое:

Не visits me practically every weekend. Он ездит ко мне почти каждую неделю.

Использование слова с более общим значением избавляет переводчика от необходимости уточнять, субботу или воскресенье имеет в виду автор, говоря о «уик-энде».

Иногда конкретное наименование какого-либо предмета ничего не говорит Рецептору перевода или нерелевантно в условиях данного контекста:

Jane used to drive to market with her mother in their La Salle convertible.

Джейн ездила со своей матерью на рынок в их машине.

Методом генерализации могут создаваться и регулярные соответствия единицам ИЯ: foot — нога, wrist watch — наручные часы и т.д.

Модуляцией или смысловым развитием называется замена слова или словосочетания ИЯ единицей ПЯ, значение которой логически выводится из значения исходной единицы. Наиболее часто значения соотнесенных слов в оригинале и переводе оказываются при этом связанными причинно-следственными отношениями: I don»t blame them. — Я их понимаю. (Причина заменена следствием: я их не виню потому, что я их понимаю). He»s dead now. — Он умер. (Он умер, стало быть, он сейчас мертв.) При использовании метода модуляции причинно-следственные отношения часто имеют более широкий характер, но логическая связь между двумя наименованиями всегда сохраняется:

Manson slung his bag up and climbed into the battered gig behind a tall, angular black horse. (A. Cronin)

Мэнсон поставил свой чемодан и влез в расхлябанную двуколку, запряженную крупной костлявой черной лошадью.

Синтаксическое уподобление (дословный перевод) — это способ перевода, при котором синтаксическая структура оригинала преобразуется в аналогичную структуру ПЯ. Этот тип «нулевой» трансформации применяется в тех случаях, когда в ИЯ и ПЯ существуют параллельные синтаксические структуры. Синтаксическое уподобление может приводить к полному соответствию количества языковых единиц и порядка их расположения в оригинале и переводе: I always remember his words — Я всегда помню его слова.

Членение предложения — это способ перевода, при котором синтаксическая структура предложения в оригинале преобразуется в две или более предикативные структуры ПЯ. Трансформация членения приводит либо к преобразованию простого предложения ИЯ в сложное предложение ПЯ, либо к преобразованию простого или сложного предложения ИЯ в два или более самостоятельных предложения в ПЯ:

The annual surveys of the Labour Government were not discussed with the workers at any stage, but only with the employers.

Ежегодные обзоры лейбористского правительства не обсуждались среди рабочих ни на каком этапе. Они обсуждались только с предпринимателями.

Объединение предложений — это способ перевода, при котором синтаксическая структура в оригинале преобразуется путем соединения двух простых предложений в одно сложное. Эта трансформация — обратная по сравнению с предыдущей:

That was a long time ago. It seemed like fifty years ago.

Это было давно — казалось, что прошло лет пятьдесят.

Грамматические замены — это способ перевода, при котором грамматическая единица в оригинале преобразуется в единицу ПЯ с иным грамматическим значением. Замене может подвергаться грамматическая единица ИЯ любого уровня: словоформа, часть речи, член предложения, предложение определенного типа. Понятно, что при переводе всегда происходит замена форм ИЯ на формы ПЯ. Грамматическая замена как особый способ перевода подразумевает не просто употребление в переводе форм ПЯ, а отказ от использования форм ПЯ, аналогичных исходным, замену таких форм на иные, отличающиеся от них по выражаемому содержанию (грамматическому значению). Так, в английском и русском языке существуют формы единственного и множественного числа, и, как правило, соотнесенные существительные в оригинале и в переводе употреблены в том же самом числе, за исключением случаев, когда форме единственного числа в английском соответствует форма множественного числа в русском (money — деньги, ink — чернила и т.п.) или наоборот английскому множественному соответствует русское единственное (struggles — борьба, outskirts — окраина и т.п.).

Весьма распространенным видом грамматической замены в процессе перевода является замена части речи. Для англо-русских переводов наиболее характерны замены существительного глаголом и прилагательного существительным. В английском языке имена деятелей (обычно с суффиксом — еr) широко употребляются не только для обозначения лиц определенной профессии (ср. русские имена «писатель, художник, певец, танцор» и др.), но и для характеристики действий «непрофессионалов». Значения таких существительных регулярно передаются в переводе с помощью русских глаголов:

Не is a poor swimmer. — Он плохо плавает. She is no good as a letter-writer. — Она не умеет писать письма.

Замена типа предложения приводит к синтаксической перестройке, сходной с преобразованиями при использовании трансформации членения или объединения. В процессе перевода сложное предложение может заменяться простым (It was so dark that I could not see her. — Я ее не мог видеть в такой темноте.); главное предложение может заменяться придаточным и наоборот (While I was eating my eggs, these two nuns with suitcases came in. — Я ел яичницу, когда вошли эти две монахини с чемоданами.); сложноподчиненное предложение может заменяться сложносочиненным и наоборот (I didn»t sleep too long, because I think it was only around ten o»clock when I woke up. I felt pretty hungry as soon as I had a cigarette. — Спал я недолго, было часов десять, когда я проснулся).

Антонимический перевод — это лексико-грамматическая трансформация, при которой замена утвердительной формы в оригинале на отрицательную форму в переводе или, наоборот, отрицательной на утвердительную сопровождается заменой лексической единицы ИЯ на единицу ПЯ с противоположным значением:

Nothing changed in my home town.

Все осталось прежним в моем родном городе.

Экспликация или описательный перевод — это лексико-грамматическая трансформация, при которой лексическая единица ИЯ заменяется словосочетанием, эксплицирующим ее значение, т.е. дающим более или менее полное объяснение или определение этого значения на ПЯ. С помощью экспликации можно передать значение любого безэквивалентного слова в оригинале: conservationist — сторонник охраны окружающей среды, whistle-stop speech — выступления кандидата в ходе предвыборной агитационной поездки. Поэтому наиболее успешно этот способ перевода применяется в тех случаях, где можно обойтись сравнительно кратким объяснением:

Саr owners from the midway towns ran a shuttle service for parents visiting the children injured in the accident.

Владельцы автомашин из городов, лежащих между этими двумя пунктами, непрерывно привозили и отвозили родителей, которые навещали своих детей, пострадавших во время крушения.

Компенсация — это способ перевода, при котором элементы смысла, утраченные при переводе единицы ИЯ в оригинале, передаются в тексте перевода каким-либо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в оригинале. Таким образом, восполняется («компенсируется») утраченный смысл, и, в целом, содержание оригинала воспроизводится с большей полнотой. При этом нередко грамматические средства оригинала заменяются лексическими и наоборот. Героиня романа У. Теккерея «Ярмарка тщеславия» следующим образом описывает невежество своего хозяина, сэра Питта Кроули:

«Serve him right,» said Sir Pitt; «him and his family has been cheating me on that farm these hundred and fifty years». Sir Pitt might have said, «he and Ms family to be sure; but rich baronets do not need to be careful about grammar as poor governesses must be.

«Он со своей семейкой облапошивал меня на этой ферме целых полтораста лет!». Сэр Питт мог бы, конечно, выражаться поделикатнее, но богатым баронетам не приходится особенно стесняться в выражениях, не то, что нам, бедным гувернанткам.

Во всех случаях в языке перевода подыскивается какое-либо средство, передающее утраченный элемент содержания оригинала .

Сформулируем основные выводы по теоретической части курсовой работы:

В процессе перевода устанавливаются определенные отношения между двумя текстами на разных языках (текстом оригинала и текстом перевода). Сопоставляя такие тексты, можно раскрыть внутренний механизм перевода, выявить эквивалентные единицы, а также обнаружить изменения формы и содержания, происходящие при замене единицы оригинала эквивалентной ей единицей текста перевода.

Единицы перевода — минимальные единицы, подлежащие переводу, или единицы переводческой эквивалентности, т.е. единицы ИЯ, имеющие эквивалент в тексте ПЯ.

Основой единицы перевода может служить не только слово, но любая языковая единица: от фонемы до сверхфразового единства. Главным условием правильности определения исходной единицы, подлежащей переводу, является выявление текстовой функции той или иной исходной единицы.

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями.

Основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе перевода с участием различных ИЯ и ПЯ, включают следующие переводческие приемы: переводческое транскрибирование и транслитерацию, калькирование и лексико-семантические замены (конкретизацию, генерализацию, модуляцию). К наиболее распространенным грамматическим трансформациям принадлежат: синтаксическое уподобление (дословный перевод), членение предложения, объединение предложений, грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения). К комплексным лексико-грамматическим трансформациям относятся антонимический перевод, экспликация (описательный перевод) и компенсация.

Говоря о процессе перевода, В.Н. Комиссаров, писал: «В момент перевода переводчик сближает две лингвистические системы, одна из которых эксплицитна и устойчива, а другая — потенциальна и адаптируема. У переводчика перед глазами находится пункт отправления и ему необходимо создать пункт прибытия. Прежде всего он, по-видимому, будет исследовать текст оригинала, оценивать дескриптивное, аффективное и интеллектуальное содержание единиц перевода, которое он вычленил; восстанавливать ситуацию, которая описана в сообщении, взвешивать и оценивать стилистический эффект и т. д. Но переводчик не может остановиться на этом: он выбирает какое-то одно решение; в некоторых случаях он достигает этого так быстро, что у него создается впечатление внезапного и одновременного решения. Чтение на исходном языке почти автоматически вызывает сообщение на языке перевода; ему остается только проконтролировать еще раз исходный текст, чтобы убедиться, что ни один из элементов исходного языка не забыт, после чего процесс перевода закончен» [Комиссаров 2001: 132-140].

Именно этот процесс рассмотрен в данной главе.

Преобразования, с помощью которых можно осуществить переход от единиц оригинала к единицам перевода в указанном смысле, называются переводческими (межъязыковыми) трансформациями. Поскольку переводческие трансформации осуществляются с языковыми единицами, имеющими как план содержания, так и план выражения, они носят формально-семантический характер, преобразуя как форму, так и значение исходных единиц [Комиссаров 2001: 140].

Важно заметить, что мы говорим о трансформациях с позиции существующей в лингвистике трансформационной теории. Считаем необходимым упомянуть вкратце об основных ее положениях и сравнить с другими теориями перевода.

В книге Л.С. Бархударова «Язык и перевод» упоминается три теории перевода: денотативная, семантическая и теория трансформации.

Денотативная (ситуативная) теория перевода — это наиболее распространенная модель перевода. Она исходит из того факта, что содержание всех языковых знаков отражает какие-то предметы, явления, отношения реальной действительности. Эти элементы реальной действительности, отражаемые в знаках языка, обычно называются денотатами
. Создаваемые при помощи языкового кода сообщения (отрезки речи) также содержат информацию о какой-то ситуации, т.е. о каких-то денотатах, поставленных в определенное отношение друг к другу [Бархударов 1975: 6].

Семантическая теория перевода основывает переводческую эквивалентность на наличии общих сем (компонентов значения слова) в содержании оригинала и перевода. При этом общность существует не между совокупностью сем, закрепленных за какими-то единицами разных языков (такая общность принципиально невозможна вследствие языковой избирательности), а лишь между отдельными элементами смысла. Задача переводчика заключается в том, чтобы воспроизвести в переводе именно те элементарные смыслы, которые коммуникативно релевантны в оригинале. Утрата всех прочих сем, содержащихся в значении переводимых единиц, считается при переводе несущественной [Бархударов 1975: 7].

В денотативной теории перевода основное внимание уделяется идентичности двух ситуаций, описываемых с помощью ИЯ (иностранного языка) и ПЯ (переводящего языка). При установлении связи между этими ситуациями единицам оригинала и перевода отводится лишь роль промежуточных посредников. С другой стороны, собственно процесс перевода может быть представлен и иным образом: переводчик получает оригинал, производит какие-то операции, связанные с оригиналом, и в результате создает текст перевода. Действия переводчика можно в этом случае рассматривать как работу некой системы, на «вход» которой поступает оригинал, а на «выходе» выдается перевод. Иными словами, основу переводческой деятельности будет составлять своего рода преобразование или трансформация оригинала в текст перевода.

Из такого представления о переводческой деятельности и исходит трансформационная теория перевода. Возникновение этой теории связано с идеями лингвистического учения, известного под названием «трансформационной грамматики». Трансформационная грамматика рассматривает правила порождения синтаксических структур, которые характеризуются общностью лексем и основных логико-синтаксических связей, например: «Мальчик бросил камень», «Камень был брошен мальчиком», «Брошенный мальчиком камень», «Бросание камня мальчиком». Подобные структуры могут быть получены одна из другой по соответствующим трансформационным правилам. Отличаясь по форме составляющих их единиц, они обладают значительной, хотя и не абсолютной, общностью (иначе «инвариантностью») плана содержания [Бархударов 1975: 9].

На сегодняшний день трансформационная теория представляется наиболее состоятельной. Ключевым для нее является понятие трансформации, определение которой, данное В.Н. Комисаровым, мы уже привели ранее, но повторим его словами другого исследователя: «Трансформация — основа большинства приемов перевода. Заключается в изменении формальных (лексические или грамматические трансформации) или семантических (семантические трансформации) компонентов исходного текста при сохранении информации, предназначенной для передачи» [Рецкер 1980: 73].

Главная цель перевода — достижение адекватности. Адекватный, или как его еще называют, эквивалентный перевод — это такой перевод, который осуществляется на уровне, необходимом и достаточном для передачи неизменного плана содержания при соблюдении соответствующего плана выражения, т.е. норм переводящего языка.

По определению А.В. Федорова, адекватность — это «исчерпывающая передача смыслового содержания подлинника и полное функционально-стилистическое соответствие ему»[Бреус 2000: 13].

Основная задача переводчика при достижении адекватности — умело произвести различные переводческие трансформации, для того, чтобы текст перевода как можно более точно передавал всю информацию, заключенную в тексте оригинала, при соблюдении соответствующих норм переводящего языка.

Существует множество классификаций переводческих трансформаций.

Большинство лингвистов разделяет все переводческие трансформации делятся на лексические, грамматические и смешанные (или комплексные).

Фитерман А. М. и Левицкая Т. Р. выделяют три типа переводческих трансформаций:

Грамматические трансформации (перестановки, опущения и добавления, перестройки и замены предложений).

Стилистические трансформации (синонимические замены и описательный перевод, компенсация и прочие виды замен).

Лексические трансформации (добавление, конкретизация и генерализация предложений, опущение) [Фитерман, Левицкая 2012]

А.Д. Швейцер предлагает делить трансформации на четыре группы по уровням: компонентному (разного рода замены), референциальному (конкретизация и генерализация), прагматическому (компенсации, поясняющий перевод) и стилистическому (компрессия и расширение).[Швейцер 2012]

Я.И. Рецкер, напротив, называет лишь два типа трансформаций:

Грамматические трансформации в виде замены частей речи или членов предложения.

Лексические трансформации заключаются в конкретизации, генерализации, дифференциации значений, антонимическом переводе, компенсации потерь, возникающих в процессе перевода, а также в смысловом развитии и целостном преобразовании [Рецкер 1980]

Практически все исследователи отмечают одинаковый набор приемов реализации трансформаций переводческого плана (например, замены — грамматические, реалий и др., генерализация и компенсация).

Существуют и другие точки зрения. Например, Р.К. Миньяр-Белоручев называл три вида трансформаций — лексические, грамматические, семантические. К первому виду относил приемы генерализации и конкретизации; ко второму — пассивизацию, замену частей речи и членов предложения, объединение предложений или их членение; к третьему — метафорические, синонимические, метафорические замены, логическое развитие понятий, антонимический перевод и прием компенсации [Миньяр-Белоручев 2012].

Концепция Комиссарова В.Н. сводится к таким видам трансформаций, как лексическая и грамматическая, а также комплексная. Говоря о лексических трансформациях, он называет транслитерацию, переводческое транскрибирование, калькирование, некоторые лексико-семантические замены. Например, модуляцию, конкретизацию и генерализацию. В качестве грамматических трансформаций выступают дословный перевод (или синтаксическое уподобление), грамматические замены (замены членов предложения, форм слова, частей речи) и членение предложения. Комплексные трансформации также можно именовать лексико-грамматическими. Сюда относятся экспликация (по-другому, описательный перевод), антонимический перевод и компенсация [Комиссаров 2001: 152]

Л.С. Бархударов называл четыре типа преобразований (трансформаций), имеющих место в ходе работы над переводом. Это перестановки, замены, опущения и добавления [Бархударов 2012].

В целом, каждый из ученых, классифицируя переводческие преобразования, разделяя их на типы по своему мнению, имеет дело с одними и теми же явлениями.

лексические трансформации, к которым они относят такие способы как, компенсация, антонимический перевод, конкретизация, замена причины следствием и генерализация.

грамматические трансформации, к которым они относят опущения, перестановки, добавления и транспозиции [Серов, Шевнин 1980].

В отличие от них, Л. К. Латышев выделяет шесть типов переводческих преобразований:

Лексические преобразования (замены лексем синонимами, зависящими от контекста).

Стилистические преобразования (трансформация стилистической окраски слова, подвергаемого переводу).

Морфологические преобразования (преобразование одной части речи в другую или замена ее несколькими частями речи).

Синтаксические преобразования (трансформация синтаксических конструкций (слов, словосочетаний и предложений), изменение типа придаточных предложений, изменение типа синтаксической связи, трансформацию предложений в словосочетания и перестановку придаточных частей в сложноподчиненных и сложносочиненных предложениях).

Семантические трансформации. В учебниках и монографиях по теории перевода это явление также именуется как «смысловое развитие». В данную графу Латышев Л. К. вписывает замены деталей-признаков.

Трансформации смешанного вида — это конверсная трансформация и антонимический перевод [Латышев 2012].

Щетинкин В.Е., подобно многим другим, выделяет лексические, стилистические и грамматические. [Щетинкин 2012].

Очевидно, что единой классификации типов переводческих трансформаций в современной лингвистической науке не существует. Также следует отметить, что создание единой классификации осложнено тем фактом, что разные лингвисты выделяют разное количество приемов переводческой трансформации.

В своем анализе мы будем опираться на классификацию переводческих трансформаций, созданную В.Н. Комиссаровым:

«В зависимости от характера единиц ИЯ, которые рассматриваются как исходные в операции преобразования, переводческие трансформации подразделяются на лексические и грамматические. Кроме того, существуют также комплексные лексико-грамматические трансформации, где преобразования либо затрагивают одновременно лексические и грамматические единицы оригинала, либо являются межуровневыми, т.е. осуществляют переход от лексических единиц к грамматическим и наоборот» [Комиссаров 2001: 150-151].

Основные типы лексических трансформаций, применяемых в процессе перевода, включают следующие переводческие приемы: переводческое транскрибирование и транслитерацию, калькирование и лексико-семантические замены (конкретизацию, генерализацию, модуляцию). К наиболее распространенным грамматическим трансформациям принадлежат: синтаксическое уподобление (дословный перевод), членение предложения, объединение предложений, грамматические замены (формы слова, части речи или члена предложения). К комплексным лексико-грамматическим трансформациям относятся антонимический перевод, экспликация (описательный перевод) и компенсация [Комиссаров 2001: 153].

  • Нурбану перевод имени с турецкого
  • Нут по английски перевод
  • Нулевая терпимость перевод на английский
  • Нурбанк переводы в россию
  • Нут перевод на английский язык