Новгородская судная грамота читать перевод

Новгородская Судная грамота. 1440-1471 гг.

Новгородская судная грамота является памятником новгородского права середины XV в. Её составление разные исследователи датируют 1440, 1446 или 1456 г. В последующем она редактировалась и публикуется в единственной сохранившейся редакции 1471 г.

Грамота дошла до нас не полностью. Сохранившая часть посвящена вопросам судопроизводства. Из всех средневековых законодательных памятников Руси эти вопросы в Новгородской судной грамоте проработаны лучше всего. В частности, говорится о различных видах суда в Новгороде, особенностях судебной процедуры. Судебный процесс был состязательным, основным доказательством признавались свидетельские показания, судебный поединок лишь кратко упоминался, присяга предусматривалась, но самостоятельным доказательством не считалась. Новгородская судная грамота является единственным законом средневековой Руси, который содержит целый ряд правил, направленных против судебной волокиты. Устанавливались чёткие сроки рассмотрения дел, представления документов, вызова свидетелей, исполнения приговоров и т.п., а также порядок действий в случае нарушения этих сроков. Предусматриваются особенности рассмотрения земельных и некоторых иных дел. Достаточно подробно регламентируется деятельность суда второй инстанции.

В соответствии со сложившейся традицией грамота публикуется на языке оригинала с использованием современных букв. Разбивка грамоты на статьи проведена М.Ф. Владимирским-Будановым.

О суде и о закладе на наездщики и на грабещики[1]

Доложа господы великих князей, великого князя Ивана Васильевича всея Руси, и сына его, великого князя Ивана Ивановича всея Руси, и по благословенью нареченнаго на архиепископство Великого Новагорода и Пъскова священноинока Феофила. Се покончаша посадникы Ноугородцкие, и тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи люди, и купиц, и черные люди, вся пять концов, весь государь Велики Новгород на вече на Ярославле дворе:[2]

1. Нареченному на архиепископство Великого Новагорода и Пскова священному иноку Феофилу судити суд свои, суд святительски по святых отецъ правилу, по манакануну; а судити ему всех равно, как боярина, так и житьего, так и молодчего человека[3].

2. А посаднику судити суд свой с намесники великого князя, по старине; а без намесников великого князя посаднику суда не кончати[4].

3. А наместником великого князя и тиуном пересуд свой ведати по старине[5].

4. А тысецкому судить свой суд[6].

А судить им право, по крестному целованью[7].

5. А сажати в суду по два человека; а кто кого в суду посадит, ино тот с тем и ведается[8].

А посадника и тысецкого и владычня наместника и их судей с суда не сбивати[9].

6. А истцю на истца наводки не наводить, ни на посадника, ни на тысетцкого, ни на владычня наместника, ни на иных судей, или на докладшиков. А кто наведет наводку на посадника, или на тысетцкого или на владычна наместника, или на иных судей, или на докладшиков, или истець на истца у суда или у доклада или у поля, ино взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом на боярине 50 рублев, а на житьем дватцать рублев, а на молодшем 10 рублев за наводку; а истцю убытки подоймет[10].

7. А кому будет о земле дело, о селе, или о дву, или болит, или менши: ино ему· до суда на землю не наезщать, ни людей своих не насылать, а о земле позвати к суду. А утяжет в земле, ино взяти ему грамота у судьи в земле и в убытке на истце; а от земли судье кун не взять[11].

8. А от судного рубля взять владыке, и его наместнику, и ключнику от печати гривна, а от безсуднаго рубля от грамоты взять владыке и его наместнику и ключнику три денги; а посаднику и тысесскому, и их судьям, и иным судьям имати от судного рубля по семи денег, а от безсуднаго рубля по три денги[12].

9. А орудье судить посаднику, и тысецкому и владычню посаднику, и их судьям, и иным судьям месяць; а дале того им орудья не волочить[13].

10. А кто на ком поищет наезда, или грабежа в земном деле, ино судити наперед наезд и грабеж, а о земли после суд, а кого утяжут в наезде и в грабежи, ино взять великим князем и Великому Ноугороду на виноватом, на боярине пятдесят рублев, а на житьем двадцать рублев, а на молодцем десять рублев; а истцю убытки подоймет; а о земле суд, а не будет суда в Новегороде, а о наезде и о грабеже суд[14].

11. А кои истець похочет искать наезда или грабежа и земли вдруг, ино другому истцю ему отвечать; а утяжет в земле и в наезде и в грабежи, а судье дать на него грамота в земле и в наезде и в грабежи[15].

12. А кто кого утяжет в земле и судную грамоту возмет, ино ему ехать на свою землю по судной грамоте, да и володеть ему тою землею; а в том пени нет[16].

13. А в котором деле позовет истец истца, а поищет своего дела, а будет тому истцю до своего истца дело; ино ему позвать своего истца, а поискать ему одиного ж дела; а иных позвов на него не класти в ыном деле, ни ноугородцов не научивати без хитрости по крестному целованью, доколе те суды кончают[17].

14. А кто на ком какова дела поищет, а креста не целовав на сей грамоте: ино крест поцеловав одинова да искать: а кому будет отвечивать, а креста не целовав на сей грамоте, ино ему крест поцеловав да отвечать, а не поцелует креста, тем его и обвинить.

15. А от коего истца ответчик станет на суд, а истец тот будет креста не целовал на сей грамоте, ино тому истцю крест целовать одинова, а ответчику в его место отвечивать; а не поцелует креста, ино тем его и обвинить[18].

16. А кому будет какое дело до старейшей жены или до житьеи, кои вдовы, а у коей есть сын, ино сыну ее целовать крест на сей грамоте за собя и за матерь однова; а не поцелует креста сын за матерь, ино целовать крест матери однова у собя в дому перед истцом и перед приставы Ноугородскими[19].

17. А целовать боярину и житьему и купцю, как за свою землю, так и за женню.

18. А позовут боярина и житьего и купца в его земле, или в женне, ино ему отвячать, или ответчика послать в свое место и в женне, по тому крестному целованью.

19. А ответчику с послухом на учане крест целовать[20].

20. А при которых докладчикех суд роскажет, ино тем докладчиком тот суд кончать[21].

21. А судьям как розказщики укажут, ино коему ни есть судье велети своему дьяку тое дело записать, а розказщиком к тем списком свои печати приложить[22].

22. А послуху на послуха не быть, а Пъсковитину не послуховать, ни одерноватому холопу, а холоп на холопа послух[23].

23. А кто с кем пошлется на послуха, ино взять заклад шестнику на сто верст по старине, а подвойским и софьяном, и биричем, и изветником на сто верст четыре гривны. А кой истець скажет послуха доле ста верьст, а похочет и другой истець слатся на того послуха; ино слаться на него; а не всхочет другой истець слаться доле ста верст, ино поставить ему своего послуха у суда, а срок ему взять на послуха на сто верст по три недели, а заклад дать виноватому истцю на сто верст шестнику[24].

24. А кто с кем ростяжется о земле, а почнет просить сроку на управы, или на шабъры, ино ему дать один срок на сто верст три недели, а доле и ближе а то по числу; а ему сказать шабра своего на имя, за кем управы лежат, по крестному целованью, да и по руце ему ударити с истцом своим; а посаднику приложить к срочной грамоте своя печать. А иному сроку не быть. А от сроку взять гривна. Также и иным судьям давать срок по тому ж. А кой истець не возмет срочной за печатью, ино тем его и обвинить тому судье, пред коим суд был, а сроку не ждать. А о иных делех срок по старине[25].

25. А в тиуне одрине быти по приставу с сторону людем добрым, да судити им в правду крест поцеловав на сей на крестной грамоте[26].

26. А докладу быти во владычне комнате, а у докладу быть из конца по боярину да по житьему да кои люди в суде сидели, да и приставом, а иному никому же у доклада не быть. А докладчиком садиться на неделю по трижды, в понедельник, в середу и пяток. А кои докладчик не сядет на тот день, ино взять на боярине два рубля, а на житьем рубль. А докладшиком от доклада посула не взять, а у доклада не дружить никоею хитростью, по крестному целованью. А кому сести на докладе, ино ему крест целовать на сей на крестной грамоте однова[27].

27. А посаднику и тысятцкому и владычню наместнику и их судьям и иным судьям, всим крест целовать да судить им в правду.

28. А земное орудье судити два месяця, а болам дву месяць не волочити. А как межник приедет с межи, ино той суд кончати посаднику в другие два месяця тому ж посаднику, а дале не волочить. А кой посадник, межника дав, а поедет прочь из города не кончав того суда, ино великим князем и Великому Ноугороду на том посаднике пятьдесят рублев, а истцю убытки подоймет; или тысетцкой поедет прочь из города не кончав суда, или владычень наместник, ино взять великим князем и Великому Ноугороду пятьдесят рублев, а истцю убытки подоймет[28].

29. А не кончает судья земного орудья в два месяця, ино истцю взять на него приставы у Великого Новагорода, ино ему тот суд кончати перед тыми приставы. А не укажут судьи докладшики в тую два месяця, ино итти судье с истцом к Великому Ноугороду да взяти приставы на докладшиков, а докладшиком указати судьи тое дело перед тыми приставы, а судье кончати истцю тое дело перед теми же приставы[29].

30. (Ил)и истци у коего судьи возмут срок и срочные за печатми, а той судья переменится, а кто будет судья на его место, ино тым истцом стать перед тыми судьями да и срочные свои положити на той срок, а тому судье судити той суд да и кончати[30].

31. А один истець станет на той срок перед судьею да и срочную свою грамоту положит, а другой не станет, ино тому судье дати на него грамота да и срочная грамота к той же ему грамоте припечатать, а отсылки ему не отсылати[31].

32. А во чье будет место ответчик срок взял, а до тово сроку сведется ответчику смерть, ино на той срок стать самому истцю, или иного ответчика поставить в свое место; а не стаг нет сам, или иного ответчика не поставит, ино тым его и обинить[32].

33. А кто кого утяжет в татьбе с поличным, или в розбое, или в грабежи, или в поголовщине, или в холопстве, или от полевой грамоте, ино взять судьям от судной грамоты четыре гривны, а от безсуднои две гривны[33].

34. А кто на кого возмет грамоту судную, а будет ему дело до судьи или до истца, ино ему переговариваться с ними месяць: а не почнет переговариватьця в тот месяць, ино взять на него приставы с веча, да имать его в городе и в селе с тыми приставы; а почнет хорониться от приставов, ино его казнить всим Великим Новымгородом[34].

35. А кого опослушествует послух, ино с ним уведается в две недели; а в те две недели не дастъся послух позвати, ино позвати истця; а послух истець хорониться, ино то послушество не в послушство, а другого истця тым и оправить. А кто не почнет позывать в те две недели послуха или истца, ино дать на него грамота судная по тому послушству[35].

36. А кому будет дело до владычня человека, или до боярьского, или до житейского, или до купетцкого, или до манастырьского, или до кончанского, или до улитцкого, в волости о татбе, и о розбое, и о грабежи, и о пожозе, и о головщине, и о холопстве, а кто будет крест целовал на сей грамоте, ино ему речи правое слово а рука дать по крестному целованью, что тот человек тать и разбойник, или грабезж-щик, или пожегщик, или душегубец, или холоп; ино в коей волости будет от владыки волостель, или поселник, ино им поставить того человека у суда; а боярину и житьему и купцю, и монастыръскому заказщику и поселнику, и кончанскому и улитцьскому, также своих людей ставить у суда; а срок взять на сто верст три недели, а ближе и дале по числу; а до суда над ним силы не деять, а кто силу доспеет ино тым его и обинить[36].

37. А кого утяжут, а дался в грамоту, ино ему у того осподаря в волости не жить, а имет жить у того осподаря в волости, а доличят, ино той государь те убытки подоймет; а бежит в иную во чью волость, ино тому государю выдать его тому истцю, а в иную ему волость не отсылали по крестному целованью, ни его людем; а о иных делех, ино знать истцю истца. А не скажет кто того человека у собя по крестному целованью да и руку даст, что там ему не быть, а уличат, что у него в волости, ино той государь тому истцю убытки подоймет; а к коему государю в ыную волость прибежит, ино тому государю поставить его у суда по крестному целованью. А кто не поставит, ино взять на том заклад по Ноугородской грамоте[37].

38. А кто на кого взговорит на владычня человека, или на боярьского, или на житьего, или на купетцкого, или на манастырьского, или на кончанского, или на улитцкого, а будет сам креста не целовал на сей грамоте, и он сам уведается с своим истцом по своей исправе, опрочь осподаря[38].

39. А кто обечается к суду к коему дни, ино после обета отсылки к нему не слать; а не сядет судья того дни, ино коли судья сядет ино тогда к нему отсылка; а не видит отсылки, и почнет хорониться, ино слать к нему отсылка в двор трижды, да и биричем кликать; а не станет к суду, ино дать на него грамота обетная, а обету болим трех денег не быти[39].

40. А примут позовника в селе, а почнут над ним силу деять, ино дать в позовниково место грамота безсудная племеннику его или другу[40].

41. А кто кого позовет в селе позовкою или дворянином, ино дать срок на сто верст две недели, а дале и ближе, а то по числу[41].

42. А от конца или от улици и от ста и от ряду, итти ятцом двемя человеком, а иным на пособье не итти к суду на к росказу. А будет наводка от конца или от улици или ото ста или от ряду, ино великим князем и Великому Ноугороду на тых дву человекех, по Ноугородской грам…[42]

Российское законодательство X-XX веков. Т. 1. М., 1984. С.304 — 308.

[1] В переводе – О суде и наказании за нападения и грабежи[2] Иван III Великий (1440-1505) – русский князь, старший из переживших отца сыновей московского и владимирского великого князя Василия II Тёмного. При жизни отца считался его соправителем, а также княжил в Переяславле-Залесском. С 1462 великий князь московский и владимирский (всей Руси). В его княжение в основном завершилось объединение Владимирской Руси вокруг Москвы. В частности, к московским владениям были присоединены Ярославское, Дмитровское, Ростовское, Вологодское, Верейское, Тверское, Угличское княжества, Новгородская и Вятская земли, было свергнуто татарское иго (1480), отвоёваны у Литвы Вязьма, Черниговская и Новгород-Северская земли. Монархическая власть приобрела деспотический характер. В частности, Иван III проводил массовые конфискации имущества подданных, их принудительные переселения, казнил и бросал пожизненно в тюрьму без суда своих бояр и близких родственников и т.п. В 1497 двуглавый орёл стал гербом Руси. Иван Молодой (1458-1490) – русский князь, старший сын Ивана III. С 1471 соправитель отца, с 1485 титулярный великий князь тверской. Феофил (ум. в 1484) – русский церковный деятель, в 1470-1480 новгородский архиепископ, после присоединения Новгорода к московским владениям смещён Иваном III и до 1483 г. находился в заточении в кремлёвском Чудовом монастыре. В Преамбуле говорится о принятии грамоты вечем с участием архиепископа, должностных лиц и всех слоёв населения Новгорода (перечисляются). Также говорится о докладе грамоты великому князю, что показывает значительное московское влияние в Новгороде. По мнению большинства историков, имеется в виду сообщение грамоты великому князю, по другому мнению – утверждение им.[3] Манаканун – каноническое право. Статья подчёркивала положение новгородского архиепископа как главы судебной власти. Именно он руководил высшим судом Новгорода («Докладом», см. статью 26), а также на основе канонического права судил представителей духовенства.[4] Статья свидетельствует об усилении московского влияния на Новгород и стремлении московского правительства обеспечить своим представителям участие в отправлении правосудия.[5] Пересуд – пересмотр судебных решений. Под тиуном здесь понимается должностное лицо Новгорода – представитель посадника или тысяцкого.[6] Тысяцкий являлся третьим по старшинству (после архиепископа и посадника) должностным лицом Новгородской республики. В компетенции его суда находились торговые дела.[7] Крёстное целование – присяга.[8] Вероятно, речь идёт о запрещении одной стороне иметь нескольких представителей в судебном процессе.[9] Постановление запрещало оказывать давление на суд.[10] Наводить наводки – организовывать нападение толпы или, по другой версии, клеветать. Житьи люди – богатые купцы Новгорода. Молодшие – средние и низшие слои. В статье упоминается судебные поединок – «поле». Устанавливаются равные права великого князя и Новгородской республики на получение судебных штрафов.[11]Статья запрещала самовольный захват спорной земли, а также устанавливала отсутствие судебных пошлин по земельным делам. [12] Статья устанавливала размеры пошлин по рассмотренным в суде, а также решённым без рассмотрения (например, из-за неявки одной из сторон, «бессудным») делам. Гривна=10 коп.[13] Орудье – срок рассмотрения жеда в суде. См. также статью 28.[14] Статья устанавливает порядок рассмотрения земельных споров, в которых одна из сторон прибегла к самоуправству («наезду и грабежу»). Предписывается немедленно рассмотреть дело о нападении, не ожидая окончания слушания основного дела. Устанавливается штраф за самоуправство в зависимости от сословного положения виновного и его обязанность выплатит убытки истцу.[15] Статья предоставляла истцу право потребовать одновременного рассмотрения земельного спора и дела о связанном с ним самоуправстве.[16] Статья давала право выигравшему процесс о земле занимать её, вероятно, преодолевая при этом сопротивление оппонента.[17]Статья, во-первых, ограничивала подачу встречных исков. Они допускались лишь в рамках одного дела. Во-вторых, повторялся запрет давления толпы (новогородцев) на суд.[18] Статьи 14-15 предписывали сторонам перед началом процессу принести присягу о соблюдении Новгородской судной грамоты (а не правильности своих показаний). Отказавшийся это сделать проигрывал дело.[19] Статья освобождала вдов бояр и житьих людей от личной явки в суд для принесения присяги (статьи 14-15).[20] Статьи 17-19 предоставляли боярам, житьим людям и купцам вести судебные дела о землях своих жён.[21] Докладчики – члены суда высшей инстанции. Статья предусматривала, что они не могут меняться в ходе процесса.[22] Рассказчики – участники судебного процесса (по одной версии – стороны и их представители, по другой – представители суда первой инстанции в высшем суде). Статья устанавливала, что они должны приложить печать к судебному протоколу, удостоверяя правильность записи их речей.[23] Статья устанавливала, во-первых, что показания одного свидетеля («послуха») не могут быть опровергнуты другим свидетелем без дополнительных доказательств, во-вторых, что не может свидетельствовать житель Пскова, в- третьих, что холоп может свидетельствовать только по делам о холопе.[24] Шестник – должностное лицо, вызывавшее в суд участников процесса (по другой версии – пришлый истец). Подвойский – низшее должностное лицо для поручений. Софьян (от новгородского собора святой Софии) – служащий новгородского архиепископа, бирич и известник – чиновники для поручений при судах. Статья устанавливала вознаграждение указанных лиц за доставку свидетелей из удалённых местностей.[25] Шабры – совладельцы земли. Статья устанавливала право стороны в земельном споре получить с согласия другой стороны и суда отсрочку на срок до 3 недель для поиска документов или вызова совладельцев спорной земли.[26] Одрина – помещение. Статья устанавливает, что тиун (вероятно, княжеский) должен рассматривать дело совместно с новгородскими приставами, выдвинутыми сторонами.[27] Статья определяла порядок работы суда высшей инстанции («доклада»). Он собирался у архиепископа и включал боярина и житьего от каждого из 5 концов (административных единиц) Новгорода, членов суда первой инстанции и приставов. Посторонние не допускались. Заседания проводились трижды в неделю, за неявку бояре и житьи штрафовались. Членам суда (докладчикам) предписывалось судить беспристрастно и приносить в этом особую присягу. [28] Статья устанавливала срок рассмотрения земельных споров в 2 месяца, при этом после межевания срок начинал отсчитываться заново. Устанавливался высокий штраф и обязанность возместить истцу убытки для руководивших рассмотрением дела высших должностных лиц, выехавших из Новгорода до окончания процесса.[29] Статья устанавливала, что в случае нарушения предусмотренного предыдущей статьёй срока в дело вмешивался высший суд. В случае его бездействия истец мог обратиться к вечу.[30] Статья устанавливала, что в случае отсрочки рассмотрения дела и последующей замены судьи процесс начинается в назначенный срок.[31] Статья устанавливала, что в случае неявки одной из сторон к назначенному для рассмотрения сроку дело решается в пользу явившейся стороны.[32] Статья устанавливает, что в случае смерти поверенного одной из сторон до наступления срока рассмотрения дела доверитель умершего обязан пригласить другого поверенного или лично явиться в суд.[33] Статья устанавливала размер пошлин в пользу судей за рассмотрение дел о тяжких преступлениях. Полевая грамота – решение о судебном поединке (поле).[34] Статья отводила 1 месяц для уплаты судебных пошлин и исполнения судебного приговора. В случае нарушения срока в дело вмешивались городские приставы. При безрезультатности их действий дело подлежало рассмотрению новгородского веча.[35] Статья устанавливала двухнедельный срок для вызова свидетеля. При его неявке дело решалось в пользу другой стороны.[36] Головщина – убийство, пожоз – поджог. Статья устанавливает, что при привлечении к ответственности за особо тяжкие преступления, учинённые в новгородских волостях, истец должен принести в присягу в подтверждение обвинения. В суде в этом случае председательствовал представитель архиепископа, а членами были местные влиятельные люди (купцы, житьи) и старосты. Запрещалась расправа с подсудимым до суда. [37] Статья разбирала случай, когда осуждённый («кого утяжут») поступит в холопы («дался в грамоту»). В этом случае штраф за него был обязан выплатить господин. Ему под угрозой дополнительного штрафа («заклада») запрещалось прятать такого холопа.[38] Статья является продолжением статьи 36 и рассматривает случай уклонения истца от принесения требуемой ею присяги. В этом случае он должен был разбираться с ответчиком самостоятельно, без новгородского суда (государя Великого Новгорода) или, по другой версии, без помощи господина ответчика. [39] Статья устанавливает, что обязавшимся («кто обечается») явиться в суд к определённому сроку повестка («отсылка») не посылается, однако в случае изменения срока рассмотрения дела судьёй этой стороне посылаются 3 отсылки, и при их неполучении, младший чиновник (бирюч). Сторона, не явившаяся после всего этого, проигрывала дело. В этом случае также жёстко ограничивался размер пошлины.[40] Позовник – вероятно, истец, вызывающий ответчика в суд. «Племенник» здесь означает “родственник”.[41] Статья устанавливала срок явки в суд.[42] Статья, вероятно устанавливала состав суда (по 2 человека от конца, сотни, улицы, ряда (вероятно, объединения купцов на основе договора)) и запрещала являться к суду толпой для оказания давления на него. На середине статьи дошедшая до нас часть Новгородской судной грамоты обрывается.

       О
суде и о закладе на наездщики и на
грабещики

Доложа господы
великих князей, великого князя Ивана
Васильевича всея Руси, и сына его,
великого князя Ивана Ивановича всея
Руси, и по благословенью нареченнаго
на архиепископство Великого Новагорода
и Пъскова священноинока Феофила. Се
покончаша посадникы Ноугородцкие, и
тысятцкие Ноугородцкие, и бояря, и житьи
люди, и купиц, и черные люди, вся пять
концов, весь государь Велики Новгород
на вече на Ярославле дворе:

1. Нареченному на
архиепископство Великого Новагорода
и Пскова священному иноку Феофилу судити
суд свои, суд святительски по святых
отецъ правилу, по манакануну; а судити
ему всех равно, как боярина, так и житьего,
так и молодчего человека.

2. А посаднику
судити суд свой с намесники великого
князя, по старине; а без намесников
великого князя посаднику суда не кончати.

3. А наместником
великого князя и тиуном пересуд свой
ведати по старине.

4. А тысецкому
судить свой суд.

А судить им право,
по крестному целованью.

5. А сажати в суду
по два человека; а кто кого в суду посадит,
ино тот с тем и ведается.

А посадника и
тысецкого и владычня наместника и их
судей с суда не сбивати.

6. А истцю на истца
наводки не наводить, ни на посадника,
ни на тысетцкого, ни на владычня
наместника, ни на иных судей, или на
докладшиков. А кто наведет наводку на
посадника, или на тысетцкого или на
владычна наместника, или на иных судей,
или на докладшиков, или истець на истца
у суда или у доклада или у поля, ино взять
великим князем и Великому Ноугороду на
виноватом на боярине 50 рублев, а на
житьем дватцать рублев, а на молодшем
10 рублев за наводку; а истцю убытки
подоймет.

7. А кому будет о
земле дело, о селе, или о дву, или болит,
или менши: ино ему· до суда на землю не
наезщать, ни людей своих не насылать, а
о земле позвати к суду. А утяжет в земле,
ино взяти ему грамота у судьи в земле и
в убытке на истце; а от земли судье кун
не взять.

8. А от судного
рубля взять владыке, и его наместнику,
и ключнику от печати гривна, а от
безсуднаго рубля от грамоты взять
владыке и его наместнику и ключнику три
денги; а посаднику и тысесскому, и их
судьям, и иным судьям имати от судного
рубля по семи денег, а от безсуднаго
рубля по три денги.

9. А орудье судить
посаднику, и тысецкому и владычню
посаднику, и их судьям, и иным судьям
месяць; а дале того им орудья не волочить.

10. А кто на ком
поищет наезда, или грабежа в земном
деле, ино судити наперед наезд и грабеж,
а о земли после суд, а кого утяжут в
наезде и в грабежи, ино взять великим
князем и Великому Ноугороду на виноватом,
на боярине пятдесят рублев, а на житьем
двадцать рублев, а на молодцем десять
рублев; а истцю убытки подоймет; а о
земле суд, а не будет суда в Новегороде,
а о наезде и о грабеже суд.

11. А кои истець
похочет искать наезда или грабежа и
земли вдруг, ино другому истцю ему
отвечать; а утяжет в земле и в наезде и
в грабежи, а судье дать на него грамота
в земле и в наезде и в грабежи.

12. А кто кого утяжет
в земле и судную грамоту возмет, ино ему
ехать на свою землю по судной грамоте,
да и володеть ему тою землею; а в том
пени нет.

13. А в котором деле
позовет истец истца, а поищет своего
дела, а будет тому истцю до своего истца
дело; ино ему позвать своего истца, а
поискать ему одиного ж дела; а иных
позвов на него не класти в ыном деле, ни
ноугородцов не научивати без хитрости
по крестному целованью, доколе те суды
кончают.

14. А кто на ком
какова дела поищет, а креста не целовав
на сей грамоте: ино крест поцеловав
одинова да искать: а кому будет отвечивать,
а креста не целовав на сей грамоте, ино
ему крест поцеловав да отвечать, а не
поцелует креста, тем его и обвинить.

15. А от коего истца
ответчик станет на суд, а истец тот будет
креста не целовал на сей грамоте, ино
тому истцю крест целовать одинова, а
ответчику в его место отвечивать; а не
поцелует креста, ино тем его и обвинить.

16. А кому будет
какое дело до старейшей жены или до
житьеи, кои вдовы, а у коей есть сын, ино
сыну ее целовать крест на сей грамоте
за собя и за матерь однова; а не поцелует
креста сын за матерь, ино целовать крест
матери однова у собя в дому перед истцом
и перед приставы Ноугородскими.

17. А целовать
боярину и житьему и купцю, как за свою
землю, так и за женню.

18. А позовут боярина
и житьего и купца в его земле, или в
женне, ино ему отвячать, или ответчика
послать в свое место и в женне, по тому
крестному целованью.

19. А ответчику с
послухом на учане крест целовать.

20. А при которых
докладчикех суд роскажет, ино тем
докладчиком тот суд кончать.

21. А судьям как
розказщики укажут, ино коему ни есть
судье велети своему дьяку тое дело
записать, а розказщиком к тем списком
свои печати приложить.

22. А послуху на
послуха не быть, а Пъсковитину не
послуховать, ни одерноватому холопу, а
холоп на холопа послух.

23. А кто с кем
пошлется на послуха, ино взять заклад
шестнику на сто верст по старине, а
подвойским и софьяном, и биричем, и
изветником на сто верст четыре гривны.
А кой истець скажет послуха доле ста
верьст, а похочет и другой истець слатся
на того послуха; ино слаться на него; а
не всхочет другой истець слаться доле
ста верст, ино поставить ему своего
послуха у суда, а срок ему взять на
послуха на сто верст по три недели, а
заклад дать виноватому истцю на сто
верст шестнику.

24. А кто с кем
ростяжется о земле, а почнет просить
сроку на управы, или на шабъры, ино ему
дать один срок на сто верст три недели,
а доле и ближе а то по числу; а ему сказать
шабра своего на имя, за кем управы лежат,
по крестному целованью, да и по руце ему
ударити с истцом своим; а посаднику
приложить к срочной грамоте своя печать.
А иному сроку не быть. А от сроку взять
гривна. Также и иным судьям давать срок
по тому ж. А кой истець не возмет срочной
за печатью, ино тем его и обвинить тому
судье, пред коим суд был, а сроку не
ждать. А о иных делех срок по старине.

25. А в тиуне одрине
быти по приставу с сторону людем добрым,
да судити им в правду крест поцеловав
на сей на крестной грамоте.

26. А докладу быти
во владычне комнате, а у докладу быть
из конца по боярину да по житьему да кои
люди в суде сидели, да и приставом, а
иному никому же у доклада не быть. А
докладчиком садиться на неделю по
трижды, в понедельник, в середу и пяток.
А кои докладчик не сядет на тот день,
ино взять на боярине два рубля, а на
житьем рубль. А докладшиком от доклада
посула не взять, а у доклада не дружить
никоею хитростью, по крестному целованью.
А кому сести на докладе, ино ему крест
целовать на сей на крестной грамоте
однова.

27. А посаднику и
тысятцкому и владычню наместнику и их
судьям и иным судьям, всим крест целовать
да судить им в правду.

28. А земное орудье
судити два месяця, а болам дву месяць
не волочити. А как межник приедет с межи,
ино той суд кончати посаднику в другие
два месяця тому ж посаднику, а дале не
волочить. А кой посадник, межника дав,
а поедет прочь из города не кончав того
суда, ино великим князем и Великому
Ноугороду на том посаднике пятьдесят
рублев, а истцю убытки подоймет; или
тысетцкой поедет прочь из города не
кончав суда, или владычень наместник,
ино взять великим князем и Великому
Ноугороду пятьдесят рублев, а истцю
убытки подоймет.

29. А не кончает
судья земного орудья в два месяця, ино
истцю взять на него приставы у Великого
Новагорода, ино ему тот суд кончати
перед тыми приставы. А не укажут судьи
докладшики в тую два месяця, ино итти
судье с истцом к Великому Ноугороду да
взяти приставы на докладшиков, а
докладшиком указати судьи тое дело
перед тыми приставы, а судье кончати
истцю тое дело перед теми же приставы.

30. (Ил)и истци у
коего судьи возмут срок и срочные за
печатми, а той судья переменится, а кто
будет судья на его место, ино тым истцом
стать перед тыми судьями да и срочные
свои положити на той срок, а тому судье
судити той суд да и кончати.

31. А один истець
станет на той срок перед судьею да и
срочную свою грамоту положит, а другой
не станет, ино тому судье дати на него
грамота да и срочная грамота к той же
ему грамоте припечатать, а отсылки ему
не отсылати.

32. А во чье будет
место ответчик срок взял, а до тово сроку
сведется ответчику смерть, ино на той
срок стать самому истцю, или иного
ответчика поставить в свое место; а не
стаг нет сам, или иного ответчика не
поставит, ино тым его и обинить.

33. А кто кого утяжет
в татьбе с поличным, или в розбое, или в
грабежи, или в поголовщине, или в
холопстве, или от полевой грамоте, ино
взять судьям от судной грамоты четыре
гривны, а от безсуднои две гривны.

34. А кто на кого
возмет грамоту судную, а будет ему дело
до судьи или до истца, ино ему
переговариваться с ними месяць: а не
почнет переговариватьця в тот месяць,
ино взять на него приставы с веча, да
имать его в городе и в селе с тыми
приставы; а почнет хорониться от
приставов, ино его казнить всим Великим
Новымгородом.

35. А кого опослушествует
послух, ино с ним уведается в две недели;
а в те две недели не дастъся послух
позвати, ино позвати истця; а послух
истець хорониться, ино то послушество
не в послушство, а другого истця тым и
оправить. А кто не почнет позывать в те
две недели послуха или истца, ино дать
на него грамота судная по тому послушству.

36. А кому будет
дело до владычня человека, или до
боярьского, или до житейского, или до
купетцкого, или до манастырьского, или
до кончанского, или до улитцкого, в
волоску ти о татбе, и о розбое, и о грабежи,
и о пожозе, и о головщине, и о холопстве,
а кто будет крест целовал на сей грамоте,
ино ему речи правое слово а рука дать
по крестному целованью, что тот человек
тать и разбойник, или грабезжщик, или
пожегщик, или душегубец, или холоп; ино
в коей волости будет от владыки волостель,
или поселник, ино им поставить того
человека у суда; а боярину и житьему и
купцю, и монастыръскому заказщику и
поселнику, и кончанскому и улитцьскому,
также своих людей ставить у суда; а срок
взять на сто верст три недели, а ближе
и дале по числу; а до суда над ним силы
не деять, а кто силу доспеет ино тым его
и обинить.

37. А кого утяжут,
а дался в грамоту, ино ему у того осподаря
в волости не жить, а имет жить у того
осподаря в волости, а доличят, ино той
государь те убытки подоймет; а бежит в
иную во чью волость, ино тому государю
выдать его тому истцю, а в иную ему
волость не отсылали по крестному
целованью, ни его людем; а о иных делех,
ино знать истцю истца. А не скажет кто
того человека у собя по крестному
целованью да и руку даст, что там ему не
быть, а уличат, что у него в волости, ино
той государь тому истцю убытки подоймет;
а к коему государю в ыную волость
прибежит, ино тому государю поставить
его у суда по крестному целованью. А кто
не поставит, ино взять на том заклад по
Ноугородской грамоте.

38. А кто на кого
взговорит на владычня человека, или на
боярьского, или на житьего, или на
купетцкого, или на манастырьского, или
на кончанского, или на улитцкого, а будет
сам креста не целовал на сей грамоте, и
он сам уведается с своим истцом по своей
исправе, опрочь осподаря.

39. А кто обечается
к суду к коему дни, ино после обета
отсылки к нему не слать; а не сядет судья
того дни, ино коли судья сядет ино тогда
к нему отсылка; а не видит отсылки, и
почнет хорониться, ино слать к нему
отсылка в двор трижды, да и биричем
кликать; а не станет к суду, ино дать на
него грамота обетная, а обету болим трех
денег не быти.

40. А примут позовника
в селе, а почнут над ним силу деять, ино
дать в позовниково место грамота
безсудная племеннику его или другу.

41. А кто кого позовет
в селе позовкою или дворянином, ино дать
срок на сто верст две недели, а дале и
ближе, а то по числу.

42. А от конца или
от улици и от ста и от ряду, итти ятцом
двемя человеком, а иным на пособье не
итти к суду на к росказу. А будет наводка
от конца или от улици или ото ста или от
ряду, ино великим князем и Великому
Ноугороду на тых дву человекех, по
Ноугородской грам…

[Учебные материалы] 
[Доска
сообщений]  [Форум]  [Полезные ссылки]  [Оглавление]

История Государства и права России

НОВГОРОДСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА

Новгородская Судная Грамота, свод законов
древнего Новгорода (XV в.) и связанных с ним земель, дошедший в редакции 1471
в единственном списке (без конца) в составе рукописного сборника сер. 1470-х.
В надписи на Новгородской судной грамоте говорится, что эта грамота
составлена на общем вече на Ярославовом дворе. Новгородская судная грамота
ограничивается узаконениями о суде и порядке суда, других узаконений в ней
нет. Статьи, содержащиеся в ней, можно разделить на следующие отделы: о видах
суда и об ограждении суда законом; об истце, ответчике и поверенных, или
адвокатах; о послухах, или свидетелях; о вызове в суд; о судебных сроках; о
судебных пошлинах; о порядке суда.

I отдел. Виды суда были следующие: 1)
владычный суд, или суд Новгородского архиепископа. Этот суд по закону
Новгородской грамоты должен был производиться архиепископом Новгородским и
людьми, поставленными им, по правилам св. отцов и по Номоканону (см.:
Кормчая). Следовательно, этот суд был совершенно самостоятельный и отдельный
от других судов: в нем не участвовали ни княжеские, ни городские, ни
какие-либо другие судьи. Он касался всех новгородцев, но только в известных
случаях. Сами дела, подлежавшие этому суду, были те же, какие по прежним
законам подлежали церковному суду; в Новгородской грамоте только добавлено,
что во владычном суде не должно быть никакого пристрастия, что бояре,
жилецкие люди и меньшие должны быть судимы одинаково; 2) суд посадника. Этот
суд в Новгороде, так же как и в Пскове, нераздельно принадлежал двум властям:
князю или его наместнику и представителю земской власти — посаднику. По
настоящей грамоте ни князь не мог судить без посадника, ни посадник без
князя; 3) суд тысяцкого. Этот суд отличался от посаднического тем, что в нем
вовсе не участвовали представители со стороны князя. Это был суд совершенно
независимый от князя, то же, что в Пскове суд городских судей и сотских; 4)
суд новгородских докладчиков. Этот суд совершенно новый, неизвестный в
Новгороде до составления настоящей грамоты, суд, придуманный в данном случае
аристократией для того, чтобы давить меньших людей; он-то и составляет суть
настоящей грамоты, через него-то большие люди гл. обр. и надеялись подчинить
себе меньших. Суд новгородских докладчиков имел свои заседания во владычной
комнате, а судьями на нем были от каждого новгородского конца по боярину и по
житию, т. е. по богатому купцу, следовательно, всех судей было 10; они
собирались в суде каждую неделю три раза (в понедельник, среду и пятницу).
Какие дела подлежали этому суду — в грамоте не говорится. Новгородская
грамота вообще не указывает, какому суду какие подлежали дела; исключением из
этого служит только владычный суд. Все судьи в Новгороде ежедневно, как
только являлись на суд, должны были целовать крест на этой судной грамоте в
том, что будут судить вправду, другу не дружить никакой хитростью, посулов не
принимать и недругу не мстить и др. Эта странная клятва дает нам понятие о
новгородском суде и судьях, очень невыгодное для них. Действительно,
новгородские судьи отличались несправедливостью, лихоимством и
медлительностью в решении дел; известно, что дело московского государя по
Двинской земле тянулось в новгородских судах целых 25 лет, зато они и не
пользовались никаким уважением; нередки были такие случаи, что какой-нибудь
недовольный решением суда собирал толпу других недовольных, с которой нападал
на судей и разгонял весь суд. Такое положение судей и суда в Новгороде
вызвало к жизни особенный закон, ограждающий их неприкосновенность. По этому
закону, если боярин делал «наводку» на суд, то платил в пользу князя и
Новгорода 50 руб., житий — 20, а младший — 10 руб. Равным образом этому же
штрафу подвергался тот, кто нападал на своего истца во время суда или у
доклада, или на судей во время поединка.

II отдел сообщает об истце, ответчике и
поверенных. По Новгородской грамоте истцом и ответчиком мог быть без различия
звания, состояния и пола каждый, даже полный холоп. Тяжущиеся могли или сами
являться в суд, или посылать от себя поверенного, по-новгородски «ответчика».
Поверенным мог быть как посторонний, так и родственник тяжущегося: сын от
матери, муж от жены и т. д. Первой обязанностью тяжущихся и их поверенных
перед началом суда было целование креста на грамоте в том, что каждый из них
считает свое дело правым и вполне согласным с новгородскими законами; без
целования же креста по Новгородской грамоте суд не мог начаться, и тот, кто
не целовал креста, без суда признавался виновным и на него выдавалась правая
грамота. Целование креста требовалось от тяжущихся даже тогда, когда они
поручали свое дело поверенным, без того поверенный не допускался в суд.
Исключение из этого было одно: когда муж был поверенным своей жены или сын
поверенным своей матери. Богатые и знатные совершали крестное целование у
себя дома в присутствии приставов от суда, а бедные — в суде. Поверенные,
несмотря на присягу тяжущихся, их доверителей, также должны были целовать
крест за себя в самом начале суда, без чего суд не начинался.

III отдел ведет речь о послухах.
Свидетелем в Новгороде мог быть каждый, так же как истцом и ответчиком.
Впрочем, здесь были некоторые ограничения, а именно: к свидетельству не
допускались полные холопы, которые могли свидетельствовать только по делам
холопов же, и псковитяне. Недопущение к свидетельству последних объясняется
временем: во время составления Новгородской грамоты псковитяне были в крайней
вражде с новгородцами — псковитяне держались московской стороны, а новгородцы
— польской, поэтому они смотрели на псковитян как на своих врагов и
изменников. Представлять послухов на послуха не позволялось. По Новгородской
грамоте если кто объявлял своего послуха отсутствующим, то для вызова его
должен был давать заклад шестнику или гонцу «по старине» на 100 верст и сверх
того, также по старине, по 4 гривны на 100 верст подвойским, бирючам,
софиянам, т. е. служителям церкви Св. Софии, и изветникам. Если кто-либо из
тяжущихся ссылался на послуха, находящегося на расстоянии более 100 верст, то
для вызова его в суд и для отсрочки суда он должен был просить согласия
другой стороны. Если же ему не дано было согласия на отсрочку, то он должен
был представить своего послуха в трехнедельный срок, который назначался и для
вызова послуха, жившего на расстоянии 100 верст.

В IV отделе речь идет о вызове в суд. По
Новгородской грамоте вызов в суд имел следующие четыре формы: 1) вызов истца
и ответчика по тяжебным делам; 2) вызов свидетелей; 3) вызов товарищей, или
шабров; 4) вызов по уголовным делам. 1. По первой форме Новгородская грамота
узаконивает, что суд прежде всего должен известить ответчика о предъявленном
на него иске и потребовать от него назначения срока, когда он может явиться в
суд. Но если в срок, назначенный им судье, почему-либо нельзя сесть на суде,
то он должен известить об этом вызываемого и назначить ему свой срок. Если ответчик
в первый срок, назначенный им самим или судьей, не являлся, то суд делал ему
новый вызов через трехразовую отсылку по особенной форме, а именно: суд
трижды посылал позовников на двор вызываемого, в то же время ему делался
вызов через бирючей, которые ходили по городу или волости и кликали, что
такой-то вызывается в суд по такому-то делу. А если кто и после этого не
являлся, то на него выдавалась т. н. обетная грамота со взятием трех денег за
неявку. Если вызываемый силой сопротивлялся позовнику, явившемуся к нему с
обетной грамотой, прогонял и бил его, то на него родственникам и друзьям
позовника выдавалась бессудная грамота. В законе сказано: «А примут позовника
в селе, а почнут над ним силу деять, то дать в позовниково место грамота
бессудная, племяннику его или другу». На суд вызываемого сопровождали двое
выборных от того общества, к которому он принадлежал, т. н. ятцы, которые
посылались при нем на тот случай, если община в защиту подсудимого нападала
на позовников, ятцы отвечали перед Новгородом за оскорбление позовников. 2.
Свидетелей, как и самих тяжущихся, в Новгороде вызывали особые служители —
шестники, подвойские, бирючи, софияне и изветники. Особенность вызова
свидетелей состояла в том, что заклад и издержки по их вызову должен был
делать тот, кто вызывает, тогда как издержки по вызову ответчика падали на
обвиняемого. Кроме того, по новгородскому закону не полагалось никаких
принудительных мер при вызове в суд свидетелей; закон вполне предоставлял
заботиться о явке в суд свидетеля тому, правота которого опиралась на нем;
если свидетель не являлся в суд, то на тяжущегося, который представлял его в
свидетели, выдавалась бессудная правовая грамота. 3. Для вызова в суд шабров,
или товарищей тяжущегося, у которых были крепости или иные документы, подтверждающие
справедливость его иска, суд не посылал от себя служителей и вообще не
принимал в этом никакого участия, а предоставлял это самому тяжущемуся. Здесь
дело суда ограничивалось только назначением срока для вызова в суд шабров
(срок 3 недели на 100 верст, а больше или меньше — по расчету) и выдачей
истцу срочной грамоты для вызова. Впрочем, суд выдавал срочную грамоту только
тогда, когда обе стороны были согласны на вызов и когда вызывающий присягал в
том, что у его сябров действительно есть документы, необходимые для решения
его дела. 4. Для ответчиков, обвиняемых в татьбе, убийстве, грабеже, разбое,
холопстве (беглый холоп) и других уголовных преступлениях, назначался особый
вызов. Здесь суд прежде всего требовал от обвинителя или истца присяги на судной
грамоте в том, что он объявил иск и обвиняет преступника законно. После
такого подтверждения действительности преступления суд брал на себя все
хлопоты по вызову ответчика и посылал грамоты к правителю области, к которой
принадлежал обвиняемый, или к землевладельцу, на земле которого он жил. При
этом суд требовал, чтобы областные начальники или владельцы высылали
обвиняемых в узаконенный срок (3 недели на 100 верст), а если не высылали и
укрывали преступников, то за это платили все убытки истцу-обвинителю и в
случае укрывательства беглого холопа не могли ссылаться на какие-либо грамоты
и не имели права тайно провозить укрывающегося из одного имения в другое или
из одной волости в другую. А если кто принимал укрывающегося преступника и в
этом уличали его, тот кроме платежа убытков истцу подвергался еще особому
штрафу.

V отдел оповещает о судебных сроках. По
Новгородской судной грамоте полагалось два разряда судебных сроков: первый —
для судей, а второй — для тяжущихся и их свидетелей.

В первом разряде в делах по земельному
владению назначался двухмесячный срок, т. е. судья должен был окончить суд по
этим делам в течение двух месяцев, а во всех остальных делах срок был
месячный. Впрочем, если проволочка дела зависела не от судьи, а от самих
тяжущихся — вследствие ли их отсрочек для вызова свидетелей или по другим
каким причинам, — то судья за это не отвечал; вследствие этой оговорки в
законе дела в новгородских судах решались вообще очень медленно. Если же
виноват в проволочке дела был сам судья, то истец и ответчик имели право
жаловаться на него новгородскому вечу, которое давало им приставов от себя; в
присутствии этих приставов судья должен был решать дело недовольных
тяжущихся. А если по земляному делу посадник, тысяцкий или владычный
наместник, вызвав межников и назначив срок для суда, сами не прибывали для
решения дела, то за это должны были платить штраф 50 руб. в пользу Новгорода
и великого князя и сверх того оплатить истцу и ответчику все их убытки.

Второй разряд судебных сроков относится,
собственно, к вопросу явки в суд самих тяжущихся или их свидетелей и шабров,
или товарищей. Для этого были разные виды сроков. 1-й из них назначался для
истца и ответчика, живших в одном городе; он зависел от ответчика, который
назначал срок по своему усмотрению. В назначенный срок должны были явиться в
суд как истец с ответчиком, так и судья; но если судья почему-либо не мог
явиться в срок, назначенный ответчиком, то должен был известить об этом
тяжущихся и назначить новый срок для суда. А если кто из тяжущихся не являлся
на суд в назначенный срок, то ему посылались через бирючей три повестки, по
получении которых, если он все еще не являлся, на него выдавалась обетная
грамота и взыскивались 3 деньги штрафа за неявку. 2-й вид сроков назначался
для ответчиков, живших не в одном городе с истцом; он назначался смотря по
расстоянию, в котором жил ответчик: если это расстояние было 100 верст, то
срок назначался двухнедельный, а если ответчик жил от истца дальше или ближе,
чем в 100 верстах, то срок назначался по расчету. 3-й вид сроков назначался
для вызова послухов и шабров. Здесь полагалось 3 недели на 100 верст, а
дальше или ближе — по расчету. Но для вызова шабров, живших дальше 100 верст,
нужно было иметь согласие противной стороны, причем положено было брать у
судьи срочную грамоту, за которую платилось ему 3 деньги. 4-й вид сроков
давался истцу и ответчику уже по окончании дела для взаимных переговоров и
для совета с судьями. Этот срок был месячный, и пропустившему его уже нельзя
было апеллировать к решению суда. 5-й вид сроков назначался для лиц,
обвиняемых в уголовных преступлениях. Этот срок был трехнедельный на 100
верст, а дальше или ближе — по расчету.

VI отдел посвящен судебным пошлинам. По
Новгородской грамоте судебные пошлины были разных видов. 1-й вид: в исковых
или гражданских делах владыке, его наместнику и ключнику от печати полагалась
гривна с судного рубля (т. е. когда иск кончался по суду), а от бессудного
рубля, если иск кончался без суда, когда вследствие, напр., неявки ответчика
в суд истцу выдавалась бессудная, или правовая, грамота, то 3 деньги от
печати. Посадник же, тысяцкий и всякий другой судья от судного рубля получали
по 7 денег, а от бессудного — по 3 деньги. 2-й вид составляли пошлины по
уголовным делам. По новгородскому закону, если кто кого утяжет или уличит на
суде в татьбе с поличным, в разбое, в головщине, в холопстве и в полевой
грамоте, то судьям по таким делам выдавалось от судной грамоты по 4 гривны, а
от бессудной — по 2 гривны. 3-й вид составляли пошлины, собираемые при выдаче
срочной грамоты. Здесь судья получал от печати 1 гривну. 4-й вид пошлины —
при выдаче обетной грамоты и истцу. Здесь судья получал 3 деньги от печати.
5-й — бирючам, подвойским, изветникам и софиянам выдавалась пошлина в 4
гривны на 100 верст по всем делам, за исключением земляных дел, с которых не
брались пошлины.

VII отдел говорит о порядке суда. 1. По
Новгородской грамоте суд, чей бы он ни был, начинался в тиуновой «одрине»,
или комнате; каждый судья после челобитья истца, назначив срок для суда,
передавал дело своему тиуну на рассмотрение. В Новгороде каждый судья имел
своего тиуна, который должен был предварительно рассмотреть дело: собрать и
сличить показания свидетелей, рассмотреть грамоты и разные доказательства по
делу и занести дело в особую грамоту, т. н. «судный список». 2. Рассмотрев
дело, тиун вызывал в суд ответчика. После этого истец и ответчик в
назначенный срок являлись к тиуну в сопровождении своих приставов, или т. н.
«судных мужей», которые должны были заседать на суде по их делу. При этом как
ответчик, так и истец или их поверенные должны были целовать крест — истец на
том, что он ищет правого дела, а ответчик — на том, что будет судиться и
показывать правильно; точно так же и пристава, и сам тиун должны были
целовать крест на том, что они будут судить вправду. Если же ответчик или
истец не целовал крест, то та сторона, которая не целовала креста, без суда
обвинялась и проигрывала дело, а противная сторона без суда оправдывалась. 3.
По рассмотрении дела тиун приносил его к своему судье (посаднику или
тысяцкому, владычному наместнику или докладчикам), вместе с этим тиун
приводил в суд и самих тяжущихся или их поверенных и судей. Посадник,
тысяцкий или другой судья, начиная дело, присягал на грамоте в том, что будет
судить вправду, беспристрастно и т. д. 4. По новгородскому закону суд
оканчивался тем же судьей, которому дело было представлено на доклад, и
каждый судья по окончании дела должен был приказать своему дьяку записать
решение, а рассказчики или судьи от стороны должны были к тому списку дела
приложить свои печати. Но если судья даст тяжущимся срок для суда и по этому
сроку срочную запись за печатью и в это время перейдет на другое место или
вообще сменится другим, то тяжущиеся должны были обратиться к новому судье и
представить ему срочную запись; этот новый суд должен был окончить дело,
начатое его предшественником. 5. Если на одном и том же лице был иск по
наезду или грабежу и земляному делу, то ему предоставлялось на волю или
отвечать прежде по делу о наезде, а потом по земляному делу или же по обоим
делам вместе. В первом случае, т. е. когда истец обвинялся в наезде и
грабеже, он приговаривался к платежу пени в пользу князя и Новгорода и сверх
того платил истцу судебные убытки. Если в наезде обвинялся боярин, то он
платил пени князю и Новгороду 50 руб., житий — 20 руб., а младший — 10 руб.
Что же касается земляного дела, то оно судилось своим чередом: здесь ответчик
или истец признавался правым и ему выдавалась правая грамота независимо от
грабежа или наезда. Во втором же случае, т. е. когда оба дела шли вместе,
оправданной стороне выдавалась одна правая грамота и обвиненный платил пеню
только по наезду, по земляному же делу пени не полагалось, а только убытки
истцу. 6. Ответчик, по какому-нибудь делу вызываемый в суд, мог в то же время
сам начать иск на другое лицо. Но на этот раз по третьему делу его никто уже
не мог вытребовать в суд, и, если суд делал ему в это время вызов по новому
делу, он имел полное право не являться, пока не заканчивал два первых дела.
7. Если кто из тяжущихся был недоволен медлительностью суда и если притом
виной был сам судья, в таком случае тяжущиеся имели право просить у Новгорода
приставов и судья должен был решать дело уже при этих приставах. 8. Если же
чей-либо поверенный брал у суда срок по известному делу для представления
свидетелей и в этот срок умирал, то в таком случае на тот же срок доверитель
должен был или сам явиться в суд, или же представить нового поверенного, а
если он не делал ни того, ни другого, то тем самым проигрывал дело и на него
выдавалась бессудная грамота.

 [Учебные материалы]  [Доска сообщений]  [Форум]  [Полезные ссылки]  [Оглавление]

Новгородская судная грамота известна лишь в отрывке по единственному сохранившемуся списку. Из начальных слов памятника явствует, что он составлен на вече всем государем великим Новгородом по докладу вел. князю Ивану Васильевичу и его сыну Ивану и с благословения нареченного на архиепископию Феофила. Такую редакцию Н. судная грамота получила после договора Ивана III с Новгородом 11 августа 1471 г., где встречается такое условие: «а что грамота докончальная в Новегороде промеж собя о суде, ино у той грамоты быти имени и печати великих князей». Из этого видно, что грамота была составлена раньше. Догадки, приурочивающие ее к 1440 или к 1456 гг., не твердо обоснованы. Сохранившийся отрывок дает ряд чрезвычайно важных указаний на организацию древнерусского суда и на старые процессуальные порядки. Издана Карамзиным (V, прим. 404) и в А. А. Э., т. I, № 92, откуда перепечатана в «Памятниках истории великого Новгорода» (М., 1809) и в «Христоматии» Влад.-Буданова, вып. I, с разделением на статьи и важными комментариями; там же и указания на литературу.



XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Новгородская судная грамота 1471 года

НОВГОРОДСКАЯ СУДНАЯ ГРАМОТА — судебный кодекс Новгородской феодальной
республики 15 века, дошедший в редакции 1471 года в единственном списке (без
конца) в составе рукописного сборника середины 70-х годов 15 века. В сборнике
Новгородская судная грамота имеет заголовок, возникший позднее самой грамоты: «О
суде и о закладе на наездщики и на грабещики».
M. Ф. Владимирским-Будановым
Новгородская судная грамота разделена на 42 статьи. Она состоит из
разновременных частей и возникла в связи с острой классовой борьбой в Новгороде.
Новгородская судная грамота посвящена судоустройству и судопроизводству в
Великом Новгороде. В ней определена компетенция суда архиепископа, посадника,
тысяцкого, великокняжеского наместника и тиуна, указаны размеры судебных пошлин,
рассмотрены различные судебные казусы. Особое внимание уделено разбору земельных
тяжб. Помимо интересов господствующего класса Новгорода (бояр, житьих людей и
других его представителей), Новгородская судная грамота отразила также политику
Ивана III по ограничению произвола новгородского боярства в пользу
великокняжеской власти (50-рублевый штраф с боярина в случае клеветы на судей и
т. п.). Юридическими источниками Новгородской судной грамоты явились отдельные
статьи Русской правды и местное новгородское право более позднего происхождения.
Отдельные нормы Новгородской судной грамоты перекликаются с некоторыми нормами
Псковской судной грамоты и судебными порядками Северо-Восточной Руси.
Новгородская судная грамота послужила одним из источников Белозерской уставной
грамоты 1488 года и Судебник 1497 года.

С. М. Каштанов. Москва.

Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская
энциклопедия. 1973—1982. Том 10. НАХИМСОН — ПЕРГАМ. 1967.


Далее читайте:

Основные события XV века (хронологическая
таблица).

Литература:

ПРП, в. 2, М., 1953; Кочаков Б. М., Новгородская Судная грамота, «Уч. зап.
Ленингр. гос. пед. ин-та», 1940, т. 5, в. 1;

Черепнин Л. В., Рус. феод. архивы XIV-XV вв., ч. 1, М.-Л., 1948;

Зимин A. A., Историко-правовой обзор, ПРП, в. 2, М., 1953, с. 227-43.

  • Нобу перевод с японского
  • Новелла перевод на английский
  • Ноанхой перевод с ингушского
  • Новейшие порнофильмы с переводом
  • Ноа перевод имени